28.10.2020
Мировой шторм и русский кураж
Колонка издателя
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Сергей Караганов

Учёный-международник, почётный председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике, председатель редакционного совета журнала «Россия в глобальной политике». Декан Факультета мировой политики и экономики НИУ ВШЭ.

Нам нужно вести психологическое наступление

России нужна новая наступательная идеология, которая восстановила бы русский кураж внутри и спроецировалась бы затем вовне. Долгое время мы врали себе, что она придёт из народа. Но никогда никакая идеология, кроме разрушительной, снизу не приходила. Об ошибках и шансах России рассказал учёный-международник Сергей Караганов в эфире телепередачи «Право знать».

 

О нашей стратегии

 

Не за всеми конфликтами на наших границах стоит «грязная рука ЦРУ». Некоторые возникают сами по себе из-за провала местных элит. Ситуация более сложная. Из-за экономического спада, который только начинает развёртываться в мире, посыпется огромное количество государств и систем.

Мой ответ для нас простой – неоизоляционизм. Это значит – рубить по возможности все точки внешней уязвимости и заниматься своими внутренними делами, экономическим возрождением и формированием идеологии. В нынешнем мире, который на глазах теряет стабильность, любое вовлечение есть не актив, а пассив. Любое! Даже если покажется, что вы где-то побеждаете, эти победы будут стоить дорого, и они преходящи. Поэтому стратегия на ближайшие два-четыре года – максимальное отгораживание от внешнего мира и концентрация на решении своих проблем. Это единственный на сегодня путь.

Такие же проблемы, что и перед нами, стоят и перед другими странами, которые будут вынуждены заниматься их решением у себя внутри и на периферии. Но для того, чтобы заняться собой, нужно крутое решение руководства страны и элит.

 

Как это будет выглядеть?

 

Нужна новая наступательная идеология, которая восстановила бы русский кураж внутри и спроецировалась бы затем вовне. У нас огромное количество идей, которые лежат на столе и которые мы не используем.

Одна из задач России – прекратить отплёвываться от Запада. Мы должны смотреть на них с достаточным уровнем высокомерия. Они переживают цивилизационный кризис. Можем даже с сочувствием на них смотреть, не реагируя на всякую дрянь, которую они сыпят.

Эрдоган не очень-то хочет замыкаться. Китай, выбрав в своё время путь страны-крепости, не выиграл, а проиграл. Сейчас он будет наращивать вооружения, укреплять свой внутренний рынок и потом за счёт этого начнёт расширяться. А Турция со своей внешней экспансией наверняка посыпется, как уже было. Американцы уже проводят политику неоизоляционизма, но они гораздо в большей степени вовлечены в мир. Им труднее и болезненнее рубить хвосты, чем нам. Мы не так зависимы от внешних связей.

Взаимозависимость, которая вчера считалась позитивным фактором развития, сейчас становится фактором нестабильности. Обама пришёл с похожей стратегией, но ему не дали её развить персонажи из нынешнего круга Клинтон. А теперь и они говорят то же самое: вовлечённость в мир есть уязвимость и пассивность.

 

Что делать с конфликтом вокруг Карабаха?

 

Активную дипломатию никто не отменял. Но она не должна вести к нашему глубокому вовлечению.

Я был бы крайне против посылки туда наших миротворцев. Эти страны сами выходили из Советского Союза, отталкивались от России. Теперь пускай расплачиваются.

Но если речь пойдёт о территориальной целостности нашего союзника по ОДКБ – всем остальным мало не покажется.

 

Нам осталось несколько спокойных лет до выборов в России?

 

Если мы последуем примеру г-на Лукашенко, то, безусловно, получим по полной программе. Он, действительно, пересидел, надоел всем. И плюс – он культурно чужд тому самому городскому населению, которое вышло на улицы.

Если мы не учтём белорусских уроков, то без всякого вмешательства извне получим проблемы. Не буду давать рекомендаций в телевизор нашему высшему руководству. Оно и без них сообразит.

Надеюсь, что зимой там пойдёт конституционный процесс, будут новые выборы, что Россия – не вмешиваясь во внутренние дела братской страны – поможет приходу к власти другого человека. А людей там менять не надо, там вполне крепкая в целом пророссийская элита.

Есть две страны – может быть, чуть больше, – которые играют ключевую роль для нас – Белоруссия и Казахстан. Это особый случай.

 

Про непризнанные республики

 

ЛНР и ДНР мы, конечно, не сдадим, хотя наше излишнее увлечение когда-то, может, было и ошибкой. Официально мы не должны препятствовать их интеграции в Украину. Но реально, с моей точки зрения, после всего, что с ними сделали, они никогда не вернутся.

Я по счастью не государственный деятель, человек совершенно безответственный, поэтому в вопросе признания непризнанных республик – мой ответ «да».

 

Про ошибки царей и южных соседей

 

Цари залезли в Среднюю Азию, Закавказье, и большевики их политику продолжили. Я говорю совершенно непопулярные вещи, но это были глубоко дотационные регионы для России. Сейчас они обнищали.

Мы, конечно, не сдадим своих союзников (Армению). Но нужно понимать, что не всё в нашей истории было абсолютно правильным. Я лично не вижу особой ценности в некоторых близлежащих регионах. По крайней мере, с точки зрения нынешней мировой ситуации, которая становится похожей на бурлящий котёл.

 

Make my day

 

Разумеется, мы не заинтересованы, чтобы в Средней Азии всё полыхало. Хотя будет полыхать… Но соседние страны сами выбрали свою независимость, свой путь. Пускай за это платят.

Армяне в России – наши граждане. Их больше двух миллионов, мы их любим, вот их-то мы точно будем защищать. И тех, которые приедут – тоже. А если кто-то отталкивается от России, жонглируя тем, что уйдёт под США, что ж, make my day, вперёд! Посмотрим, что будет. Под Китай? Ну ради Бога. Меня не беспокоит его сильное влияние в горах Таджикистана. Может, он даже стабилизирует там ситуацию. Это абсолютно нищие страны. Если Китай туда сильно залезет – меньше гастарбайтеров у нас будет. Но он туда не полезет, тоже боится. Плюс там серьёзные антикитайские настроения.

 

О психологической войне

 

Она ведется всеми. Мы тоже ведём её. Мне очень не понравилось, и я критиковал глубокоуважаемых коллег из Минобороны, потому что круглый стол, в котором я участвовал, назывался «Психологическая оборона». Нет, господа, нужно вести психологическое наступление.

Нас облыжно обвиняют в том, что мы везде пролезли, а мы всё обороняемся. Если мы будем отплевываться и оправдываться, нас никто не простит. Просто потому, что мы своим военно-политическим усилением, модернизацией сил сдерживания выбили основу из-под господства запада. Простить нас за это не могут. Им надо к этому привыкнуть.

 

О НАТО

 

Слабость наша и глупость позволили НАТО расшириться сверх тех пределов, которые могли быть поставлены. Я считаю нашу политику в отношении НАТО ошибочной. Мы должны сказать, чем оно на самом деле является – после группового изнасилования Югославии, после ливийской агрессии – это союз агрессивных сил.

Мы должны сказать: «Ребята, вы члены агрессивного союза, который мы имеем полное право жёстко сдерживать».

 

О Германии

 

Германия находится в процессе поиска своего нового внутреннего лица. Но не дай Бог – она встанет на путь жёсткой внешней политики. Тогда мы будем вынуждены вспомнить, что русское благородство и всепрощение не безусловно.

 

О ненависти к русским и к России

 

Нас всегда не любили, в первую очередь потому, что мы большие и сильные. Сейчас это многократно возросло из-за того, что мы выбили основу из-под их господства. Мощнейшее чувство уязвлённости. Десять-пятнадцать лет подряд Запад чувствовал себя победителем. И тут раз – и всё посыпалось. Я их даже в какой-то мере понимаю. Но зачем нам искать их любви? Давайте любить друг друга.

 

Почему не получится наладить отношения с ЕС

 

Между нами много всего произошло. Но главное – Евросоюз сейчас недееспособен. Нам не с кем там договариваться. Они могут вводить какие-то санкции… И всё. Через четыре условных года с ними можно будет о чём-то договариваться. Сейчас это бессмысленно. Нет партнёра.

 

О пресловутых ценностях

 

Наши соседи находятся в цивилизационном кризисе. Мы – своеобычная и другая часть цивилизации. Мы – евроазиатские, у нас очень сильные азиатские корни. И это, может быть, сейчас наша сила. Но в значительной степени мы также – часть европейской цивилизации. Получилось так, что мы жизнеспособная её часть. А они – что-то не очень… Они нам это не простят. Пока не выстроится новый баланс, сближения не будет.

Дипломаты должны разговаривать. Торговцы – торговать, если это выгодно. Но с пониманием, что лишняя технологическая зависимость от кого бы то ни было становится уязвимостью.

 

О казусе Навального

 

Они не хотят вводить массированные санкции, понимая, что это очень опасно для внутреннего единства Евросоюза. Давайте немного подождем.

Ситуация с Навальным может разъясниться. Она слишком тёмная. Не могу дать однозначной оценки, что там реально произошло. Я просто не знаю. В крайнем случае можно будет тоже санкции ввести. Против какого-нибудь генерала. Жалко их… Хорошие генералы есть во Франции.

 

Будет ли война

 

Не будь ядерного оружия, она давно бы разразилась. Мы сейчас ближе к войне, чем когда бы то ни было в истории. Есть пять-шесть мест, откуда она может заполыхать. Даже из какого-нибудь несущественного кризиса. Если Турция попрётся в Закавказье, то может стать источником гигантской войны. Но, к сожалению, я пока не вижу возможности договориться. Идёт борьба не за новые правила, а за плацдармы, на которых мы потом будем за них бороться.

Если пятёрка встретится – хорошо. Хотя бы для того, чтобы немножко разрядить эту атмосферу.

Вся система пришла в движение. Плюс к этому налетел огромный экономический кризис, который приведёт к тому, что посыпятся правительства, будут меняться политические системы. В самых «демократических» усилятся авторитарные элементы. Авторитарные правительства сменятся ещё более авторитарными. Мы находимся в штормовой ситуации. Можно сказать – в военной. Только войны нет.

 

Какие идеи есть у России?

 

Мы – народ-освободитель: мы сейчас даем Малайзиям, Индонезиям, Индии возможность свободно выбирать свой путь. Мы освободили мир от западного ига – из-под военного превосходства, которым он обладал 500 лет, на котором строилось его политическое, экономическое и культурное могущество. Мы, правда, были частью запада, поэтому это поражение в какой-то степени и наше (цивилизационное).

Мы – народ-победитель. Победили всех гегемонов. С большим трудом Чингизидов. Выбили Карла ХII-го. Затем Наполеона. Затем Гитлера. А теперь, господа, мы завершаем господство США. Мы не боролись против них, мы защищали себя. У них начался кризис. И сам по себе, и потому, что Запад лишается возможности перекачивать мировой ВВП в свою пользу, чем он пользовался 500 лет.

Мы – поставщики свободы и мира. Могу ещё пяток таких идей вам набросать…

 

О лжи и морали

 

Мы должны говорить правду, избегать лжи – мы иногда тоже немножечко перебарщиваем. Надо помнить, что ложь –  это результат их глубокой уязвлённости из-за цивилизационного кризиса.

По всему миру и немного у нас из-за длительного времени отсутствия необходимости бороться за хлеб, за землю, за Родину начала меняться мораль. Появились псевдоидеологии – климатизм, демократизм, феминизм (не путать с правами женщин), BLM и далее по списку… Это глубокий морально-психологический кризис значительной части человечества. От него нужно отгораживаться. И выдвигать жизнеспособную идеологию, чтобы не попасть под него.

 

О молодёжи, которая не видит картину будущего

 

Это наша с вами работа, которую мы не делаем, – выработать национальную идеологию и насаждать её. Долгое время мы врали себе, что она придёт из народа. Никогда никакая идеология, кроме разрушительной, снизу не приходила. Мои большие претензии на этот счёт к себе, к вам и к руководству страны. Умерла в 1970-е коммунистическая идея, никакой другой на смену не пришло. Безверие, пессимизм… И мы посыпались.

Надо предлагать и навязывать совершенно очевидные вещи. Сверхгуманные. В чём смысл существования человека? Он может служить только себе? Тогда мы получаем атомизированное общество, которое может увлекаться псевдоидеологиями. Но, вообще-то,. смысл существования человека во всех религиях и цивилизациях – кроме падающих и упавших – заключается в служении семье, обществу, стране, миру и Богу, если он в него верит. И если человек не руководствуется этими постулатами, он не человек. Его не надо сажать в тюрьму, но он не заслуживает уважения и самоуважения. Эти простые вещи существуют во всех религиях и всех цивилизациях. Кроме падающей ныне, которую кто-то называет либеральной. И хотя её название происходит от слова «свобода», – это несвободная цивилизация.

Расшифровка подготовлена и опубликована Наталией Ефимовой. Ознакомиться с оригиналом можно по ссылке.
Новые идеи для себя и мира
Сергей Караганов
В мире, которому навязывают «закон джунглей», игру без правил, существует запрос на право, лояльность, справедливость в отношениях между странами. России нужно думать о предложении идей, решений и в этих сферах.
Подробнее