20.03.2020
Коронавирус переформатирует глобальный порядок
Мнения
Курт Кэмпбелл

Председатель и исполнительный директор Asia Group, заместитель госсекретаря США по делам Восточной Азии и Тихого океана в 2009-2013 годах.

Раш Доши

Директор Стратегической инициативы по Китаю Института Брукингс, научный сотрудник Китайского центра им. Пола Цая Школы права Йельского университета.

Китай стремится к мировому лидерству на фоне ошибок США

Главный актив Китая в стремлении к глобальному лидерству – в условиях пандемии коронавируса и в более широком смысле – это явная неадекватность действий Соединённых Штатов и их сосредоточенность на внутренней политике. Но даже сосредоточившись на решении внутренних проблем, Вашингтон не может игнорировать необходимость координации глобальных усилий. США успешно осуществляли лидерство на протяжении десятилетий и должны сделать это снова. Такое лидерство потребует эффективного сотрудничества с Китаем вместо войны нарративов о том, кто лучше справился с эпидемией.

Пандемия коронавируса стала действительно глобальным событием – по всему миру сотни миллионов людей прибегают к самоизоляции. И хотя геополитические последствия второстепенны в сравнении со здоровьем и безопасностью людей, в долгосрочной перспективе они могут оказаться не менее значимыми, особенно когда речь идёт о глобальной позиции США.

Глобальный порядок сначала меняется постепенно, а потом вдруг становится кардинально другим. В 1956 г. неумелое вмешательство в Суэцкий кризис продемонстрировало упадок британского влияния и ознаменовало конец доминирования Соединённого Королевства на глобальной арене. Сегодня американские политики должны осознать: если Соединённые Штаты не поднимутся на борьбу с новым вызовом, пандемия коронавируса, может стать повторением Суэцкого кризиса.

Сегодня всем, кроме самых близоруких политиков, очевидно, что реакция Вашингтона была неверной. Ошибки госорганов – от Белого дома и Министерства национальной безопасности до Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC) – подорвали доверие к возможностям и компетентности властей. Публичные заявления президента Дональда Трампа, включая обращения из Овального кабинета и ежеутренние твиты, сеяли панику и неопределённость. Государственный и частный секторы оказались не готовы производить и поставлять продукцию, необходимую для тестирования и лечения коронавируса. Пандемия обострила инстинкты Трампа, в том числе стремление к изоляции, и продемонстрировала неготовность Вашингтона возглавить глобальную борьбу с болезнью.

Статус США как глобального лидера последних 70 лет строился не только на богатстве и влиянии, но и – не в меньшей степени – на внутренней системе управления, обеспеченности социально значимыми товарами, способности и желании возглавить и координировать глобальную борьбу с кризисом.

Пандемия коронавируса испытывает на прочность все три элемента американского лидерства, и пока Америка проваливает тест.

Пока Вашингтон мешкал, Пекин быстро и умело воспользовался открывшейся возможностью, чтобы заполнить вакуум и стать глобальным лидером в борьбе с пандемией.

Китай пропагандирует собственную систему, предоставляет материальную помощь другим странам и даже организует меры других правительств. Самоуверенность действий Китая вряд ли преувеличена. Именно ошибки самой КНР, прежде всего попытки скрыть серьезность и масштабы вспышки заболевания, способствовали созданию кризиса, который в итоге охватил весь мир. Пекин понимает: если мир увидит, как он лидирует, а Вашингтон не может и не хочет это делать, такое восприятие кардинально изменит позицию Соединённых Штатов в глобальной политике и борьбу за лидерство в XXI веке.

 

Допущенные ошибки

 

В самом начале вспышки COVID-19 ошибки китайского руководства бросили тень на глобальное положение страны. Вирус был впервые выявлен в ноябре 2019 г. в городе Ухань, но власти скрывали факт несколько месяцев и даже наказали врачей, сообщивших о заболевании. В результате время было потеряно, необходимые меры запоздали по меньшей мере на пять недель – нужно было информировать население, ограничить передвижение и начать массовое тестирование. Даже когда кризис стал полномасштабным, Пекин продолжал контролировать информацию, отказывался от помощи CDC, ограничивал поездки экспертов ВОЗ в Ухань, вероятно, занижал данные о заболевших и умерших и постоянно менял критерии фиксации новых случаев. Возможно, всё это делалось намеренно, чтобы манипулировать официальной статистикой.

Когда кризис усугубился в январе-феврале, некоторые эксперты стали говорить, что коронавирус может поколебать позиции Компартии Китая. Ситуацию назвали «китайским Чернобылем», а врача Ли Вэньляна, который первым сообщил о вспышке, был наказан властями, а позже скончался от осложнений после COVID-19, сравнили с «неизвестным бунтарем» с площади Тяньаньмэнь.

Тем не менее к началу марта Китай праздновал победу. Массовый карантин, запрет на передвижение и практически полное прекращение общественной жизни остановило эпидемию. Согласно официальной статистике, ежедневное количество новых случаев сократилось до единиц к середине марта с сотен в начале февраля. К удивлению наблюдателей, председатель КНР Си Цзиньпин, хранивший молчание в первые недели, возглавил борьбу с вирусом. В марте он посетил Ухань.

Хотя жизнь в Китае пока не вернулась в привычное русло (и ещё остаются вопросы по поводу достоверности официальной статистики), Пекин пытается превратить первые признаки успеха в нарратив, который можно пропагандировать во всём мире. Это позволит КНР занять лидирующие позиции в грядущем глобальном восстановлении и заставит забыть о его первоначальных ошибках.

Ключевая часть этого нарратива – предполагаемые успехи Пекина в борьбе с вирусом. Поток пропагандистских статей, твитов и сообщений в соцсетях на разных языках рекламирует достижения Китая и подчеркивает эффективность его модели управления. «Присущие Китаю сила, эффективность и скорость в борьбе с вирусом получили широкое признание», – заявил официальный представитель МИД КНР Чжао Лицзянь. Китай устанавливает «новый стандарт для глобальных усилий по борьбе с эпидемией», – отметил он. Руководство страны ввело жесткий контроль информационных потоков и дисциплины в госорганах, чтобы не допустить иных нарративов.

Время и пища для размышлений
Фёдор Лукьянов
Что делать, если вы интересуетесь мировыми проблемами, а международная жизнь фактически замирает, пытаясь спрятаться от пандемии? Для нас ответ очевиден – читать журнал “Russia in Global Affairs”, свежий номер которого совсем скоро появится на нашем сайте и в бумаге, и использовать возникшую паузу, чтобы поразмышлять о том, что же такое происходит на планете Земля.
Подробнее

Китайской пропаганде помогает очевидный контраст с действиями Запада и в частности США в борьбе с вирусом. Вашингтон не смог обеспечить население тестами на COVID-19, это значит, что проверяют гораздо меньше людей, чем необходимо, а инфраструктура здравоохранения продолжает разваливаться из-за действий администрации Трампа. Пекин воспользовался замешательством Вашингтона: китайские государственные СМИ и дипломаты регулярно напоминают глобальной аудитории о превосходстве усилий КНР и критикуют «безответственность и некомпетентность» так называемой вашингтонской политической элиты, если цитировать агентство Синьхуа.

Китайские власти и государственные СМИ даже настаивают, что коронавирус возник не в Китае, – несмотря на все свидетельства обратного, – чтобы приуменьшить свою вину в глобальной пандемии. Кампания по дезинформации напоминает действия России – представитель МИД КНР и другие дипломаты, ссылаясь на непроверенные источники, обвиняют американских военных в распространении коронавируса в Ухане. Подобные действия в сочетании с беспрецедентной высылкой журналистов трёх ведущих американских газет наносят ущерб претензиям Китая на глобальное лидерство.

 

Китай делает – мир принимает

 

Си Цзиньпин понимает, что глобальное обеспечение социально значимыми товарами крепит лидерские позиции страны. Последние несколько лет он заставлял специалистов по внешней политике продумать реформы глобального управления, а коронавирус предоставил возможность проверить теоретические выкладки на практике. Возьмем широко освещаемое оказание помощи – поставки масок, респираторов, аппаратов ИВЛ и лекарств. В начале кризиса Китай закупал и производил (а также получал в виде помощи) эту продукцию в огромных количествах. Теперь он может передать её другим.

В то время как ни одно европейское государство не ответило на просьбу Италии срочно предоставить медицинское оборудование и средства защиты, Китай публично пообещал отправить 1000 аппаратов ИВЛ, 2 млн масок, 100 тыс. респираторов, 20 тыс. защитных костюмов и 50 тыс. тестов. Пекин также направил бригады медиков и 250 тыс. масок в Ирак и оказал помощь Сербии, президент которой назвал разговоры о европейской солидарности «сказками» и заявил, что сербам может помочь только Китай. Основатель Alibaba Джек Ма пообещал отправить тестовые комплекты и маски в США, а также по 20 тыс. тестов и 100 тыс. масок в каждую из 54 стран Африки.

Первенство Китая в оказании материальной помощи базируется на простом факте: большая часть того, что необходимо миру для борьбы с коронавирусом, производится в Китае.

Он уже и так является крупнейшим производителем хирургических масок, а теперь благодаря мобилизации промышленности производство масок увеличилось в 10 раз и можно снабжать ими весь мир. Китай также производит почти половину респираторов N95, которые используются для защиты медицинских работников (иностранные заводы в Китае обязали производить их и продавать напрямую правительству). Таким образом медицинская продукция превратилась в инструмент внешней политики. Кроме того, для борьбы с сопутствующими инфекциями при заражении COVID-19 нужны антибиотики, а Китай изготавливает подавляющее большинство активных фармацевтических ингредиентов, необходимых для их производства.

Соединённым Штатам, напротив, не хватает запасов и мощностей, чтобы удовлетворить внутренний спрос, не говоря уже о помощи кризисным районам. Картина печальная. Национальные стратегические резервы, куда входят и медицинские изделия, могут покрыть потребность в масках и респираторах лишь на 1%, в аппаратах ИВЛ – на 10%. Остальное придётся импортировать из Китая или быстро увеличивать внутреннее производство. Доля Китая на американском рынке антибиотиков превышает 95%, и большинство наименований невозможно производить внутри страны. Хотя Вашингтон и предлагал помощь Китаю и другим государствам в начале кризиса, сейчас он не может этого сделать, потому что собственные потребности растут. Пекин же говорит о помощи именно в тот момент, когда глобальная потребность достигла пика.

Однако реагирование на кризис – это не только материальная помощь. Во время вспышки Эболы в 2014-2015 гг. США создали и возглавили коалицию из десятков стран, чтобы противодействовать распространению болезни. Пока администрация Трампа отвергает аналогичные лидерские шаги в случае с коронавирусом. Отсутствует даже координация с союзниками. Так, Вашингтон не уведомил своих европейских союзников о введении запрета на въезд для путешественников из Европы.

Китай, напротив, ведёт активную дипломатическую кампанию, чтобы объединить десятки стран и сотни ответственных лиц, чаще всего в формате видеоконференции, для обмена информацией о пандемии и личном опыте Китая в борьбе с заболеванием. Как это характерно для китайской дипломатии, такие усилия предпринимаются на региональном уровне и в рамках региональных органов власти. Они включают контакты со странами Центральной и Восточной Европы в формате «17+1», с секретариатом Шанхайской организации сотрудничества, с 10 тихоокеанскими островными государствами и с другими группами стран в Африке, Европе и Азии. Китай старается освещать все подобные инициативы.

Практически во всех пропагандистских изданиях, ориентированных на иностранную аудиторию, можно найти информацию об усилиях Китая по оказанию помощи другим странам, при этом подчеркиваются преимущества подхода Пекина.

 

Как взять лидерство

 

Главный актив Китая в стремлении к глобальному лидерству – в условиях пандемии коронавируса и в более широком смысле – это явная неадекватность действий Соединённых Штатов и их сосредоточенность на внутренней политике.

Таким образом, конечный успех Китая будет в равной степени зависеть от того, что происходит в Вашингтоне и в Пекине. Вашингтон ещё может переломить ситуацию в нынешнем кризисе, если будет действовать так, как положено лидеру: справится с проблемой дома, обеспечит мир социально значимыми товарами и будет координировать глобальные усилия.

Первая из этих задач – остановить распространение заболевания и защитить уязвимые группы населения в США – самая неотложная и имеющая значение скорее для внутреннего управления, чем для геополитики. Но то, как Вашингтон с этим справится, будет иметь геополитический аспект, прежде всего в том, сможет ли он восстановить доверие. Например, если федеральное правительство поддержит и субсидирует увеличение внутреннего производства масок, респираторов и аппаратов ИВЛ – как того требуют чрезвычайные условия пандемии, – это сохранит жизни американцам и поможет преодолеть глобальный дефицит.

Пока Соединённые Штаты не в состоянии удовлетворить нужды, связанные с пандемией, но ведущие позиции в медицине, биологии и биотехнологиях помогут найти реальное решение проблемы – вакцину. Правительство способно предоставить помощь американским лабораториям и компаниям и организовать аналог «манхэттенского проекта» для разработки, быстрого тестирования и перехода к массовому производству вакцины. Эти усилия потребуют больших затрат и начальных инвестиций, поэтому щедрое государственное финансирование и бонусы за успешное создание вакцины будут иметь значение. Следует также отметить, что, несмотря на замешательство Вашингтон, власти штатов и муниципалитетов, некоммерческие и религиозные организации, университеты и корпорации не сидят сложа руки. Исследовательские компании уже добились определённых успехов в разработке вакцины, хотя, конечно, даже при самом благоприятном сценарии потребуется время, чтобы она стала доступна для широкого использования.

Но, даже сосредоточившись на решении внутренних проблем, Вашингтон не может игнорировать необходимость координации глобальных усилий. Только мощное руководство позволит скоординированно разрешить проблемы ограничения передвижения, обмена информацией и поставок необходимой продукции. США успешно осуществляли лидерство на протяжении десятилетий и должны сделать это снова.

Такое лидерство потребует эффективного сотрудничества с Китаем вместо войны нарративов о том, кто лучше справился с эпидемией.

Постоянно повторяя, откуда взялся коронавирус, – источник уже известен, несмотря на активную пропаганду Китая, – не получишь особых дивидендов. Не принесёт результатов и обмен громкими заявлениями с Пекином. Китай обвиняет американских военных в распространении вируса и критикует действия Соединённых Штатов. Вашингтону следует отвечать на это только в случае необходимости, но не поддаваться соблазну сделать КНР центром коронавирусного нарратива. Другие страны гораздо больше привлечёт признание серьёзности общего глобального вызова и возможные пути выхода (включая примеры успешных мер по борьбе с коронавирусом в таких демократических странах, как Тайвань и Южная Корея). Многое Вашингтон и Пекин могут сделать сообща на благо мира: координировать, а также финансировать разработку и клинические испытания вакцины, обмениваться информацией, сотрудничать в мобилизации производства (например, по оборудованию для производства компонентов респираторов и аппаратов ИВЛ), совместно предлагать помощь другим странам.

В конечном итоге коронавирус может стать пробуждающим сигналом и способствовать сотрудничеству США и Китая в решении других глобальных проблем, включая изменение климата. Такое сотрудничество не должно – да и не будет – восприниматься остальным миром как уступка Китаю. Скорее, это станет шагом на пути восстановления веры в дальнейшее лидерство Америки. В нынешнем кризисе, как и в современной геополитике, Соединённые Штаты могут преуспеть, делая добро.

Опубликовано на сайте Foreign Affairs

Видео: Лекторий СВОП
Когда медицина становится политикой: опыт и современность