11.10.2021
Двойной контроль: природа китайского энергетического кризиса
Мнения
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Василий Кашин

Кандидат политических наук, заместитель директора Центра комплексных европейских и международных исследований Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики».

Аффилиация

SPIN РИНЦ: 3480-3664
ORCID: 0000-0001-9283-4528
Researcher ID: A-9102-2017

Контакты
Егор Прохин

Научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики».

АНАЛИЗ ПЕРЕМЕН С ЦКЕМИ

Начавшийся в сентябре китайский энергетический кризис по своей природе может быть поставлен в один ряд с аналогичными кризисами в других частях мира, в том числе в Европе. Он вызван сходным набором факторов.

Главной причиной кризиса стала постановка руководством страны крайне амбициозных целей по снижению выбросов парниковых газов и, как следствие, энергетической интенсивности китайского ВВП.

Реализация этих целей предполагалась путём постановки для провинций, городов центрального подчинения и автономных районов КНР лимитов потребления, привязанных к валовому региональному продукту.

 

Двойной контроль

 

Впервые эта система, известная как «система двойного контроля» (双控制度), была предложена ещё в 11-м пятилетнем плане социально-экономического развития страны (2006–2010 годы). Реализация данной политики осуществляется местными властями под надзором центрального правительства.

Система «двойного контроля» прошла значительный путь развития и усиления. Согласно «Стратегии революции производства и потребления ресурсов», опубликованной Госкомитетом по реформам и развитию КНР в декабре 2016 г., политика была направлена на ограничение потребления угля и темпов прироста потребления нефти, а также на стимулирование использования возобновляемых источников энергии.

Для этого рассчитывалась специальная система индексов для различных регионов страны. В ключевых с точки зрения контроля качества воздуха районах предполагалось проводить особенно жёсткую политику сокращения потребления угля, замещая его природным газом.

В развитых восточных областях страны потребление угля, по расчётам авторов документа, должно было достигнуть пика, после чего можно было, не нанося ущерба экономике, приступить к ограничениям максимальных объёмов потребления.

В «Белой книге по энергетической политике Китая в новую эру» 2020 г. указывалось, что «введена система двойного контроля общего потребления энергии и интенсивности потребления энергии. Китай устанавливает цели по общему потреблению энергии и энергоинтенсивности для различных провинций, автономных районов и городов центрального подчинения и вводит систему надзора за работой местных властей на всех уровнях».

Что особенно важно, показатели энергоэффективности, снижения выбросов и «зелёного развития» были интегрированы в KPI руководителей всех уровней, что создало стимулы для региональных властей проводить меры энергосбережения с возрастающей степенью свирепости.

Факторами, подталкивавшими китайские власти к ужесточению политики «двойного контроля», в последние годы были общий рост значимости экологической и климатической повестки внутри Китая и на международной арене, рост зависимости КНР от импорта угля (Китай – нетто импортёр угля с 2009 г.), подготовка страны к зимней Олимпиаде 2022 г. в Пекине. К Олимпиаде предполагалось решить застарелые проблемы с качеством воздуха в Пекине и ряде других крупных городов страны, показав участникам соревнований чистое синее небо.

Реализация политики «двойного контроля» значительно ужесточилась в 2021 году. В опубликованном в марте Плане социально-экономического развития страны на 14 пятилетку и долгосрочном видении до 2035 г. перед страной ставились жёсткие цели по снижению выбросов и достижению углеродной нейтральности к 2060 году.

Отказавшись от публикации прогнозных показателей на пятилетку для многих экономических индикаторов, китайские власти, тем не менее, взяли на себя твёрдые обязательства по снижению выбросов на единицу ВВП на 18 процентов и снижению энергоёмкости ВВП на 13,5 процента на 2021–2025 годы.

16 сентября 2021 г. Госкомитет по реформам и развитию опубликовал проект новой директивы по развитию системы «двойного контроля», предполагавший совершенствование механизма распределения квот и усиление надзора центра над любыми новыми промышленными проектами с предполагаемым объёмом энергопотребления свыше 50 тысяч тонн условного угля в год.

 

Постковидный синдром в энергетике

 

Вместе с тем 2021 г. стал временем резкого роста промышленного производства в Китае. Китайская и мировая экономика начали восстанавливаться после кризиса 2020 г., что вызвало прирост спроса на китайские товары. Промышленное производство выросло на 24,5 процента в первом квартале 2021 г. и на 8,9 процента во втором (к аналогичным периодам прошлого года).

Росла и экономика в целом – за первое полугодие ВВП увеличился на 12,9 процента. Затем рост китайской экономики стал быстро замедляться – июльский рост оценивается в 6,3 процента год в году, августовский – в 4,4 процента. Потребление электроэнергии за январь-август при этом выросло на 13,8 процента. Очевидно, что энергоёмкость китайского ВВП довольно существенно росла. Более того, прирост потребления электроэнергии стал самым большим с 2003 года.

Рост энергопотребления покрывался главным образом работой угольных электростанций. Следствием этого стало срабатывание прописанных в нормативных актах автоматических предохранителей, определявших систему «двойного контроля». Местные власти стали получать предостережения – «жёлтые» (превышение целевого потребления менее чем на 10 процентов), а затем «красные» (превышение целевого энергопотребления более чем на 10 процентов), требовавшие от них срочно принимать меры по ограничению энергопотребления.

Регионы, получившие «красное предупреждение» на конец августа

Например, потребление электроэнергии за восемь месяцев 2021 г. в провинции Ляонин превысило 171,1 млрд кВт*ч. За аналогичный период 2020 г. потребление электроэнергии составило 134,1 млрд кВт*ч. С 10 по 22 сентября 2021 г. в провинции Ляонин было запущено «6 раундов мер по упорядочению энергопотребления уровня III» и «3 раунда мер по упорядочению энергопотреблению уровня IV» с участием 23 196 предприятий.

В провинции Хэйлунцзян по состоянию на 26 сентября внедрение упорядоченного энергопотребления привело в общей сложности к снижению на 67,8 млн кВт*ч, что, как ожидается, повлияет на объём промышленного производства в размере 1,05 млрд юаней.

 

Упорядоченный кризис

 

Под «мерами по упорядочению энергопотребления» в соответствии с документом Госкомитета по реформам и развитию 2011 г. понимаются ограничения нагрузки для потребителей на различные величины. Уровень III предполагает ограничение на 5-10 процентов, уровень IV – в пределах 5. Приоритетному отключению подлежат ландшафтное освещение и городские осветительные системы, предприятия, превышающие нормативы энергопотребления и выбросов, предприятия подлежащие закрытию в скором времени и тому подобное. На практике, однако, с ограничениями столкнулся более широкий круг предприятий.

Нормативная база для ввода подобных мер, судя по всему, прописана таким образом, что не оставляет местным властям особого пространства для манёвра. Вероятно, это было сделано для того, чтобы избежать саботажа проводимой центром энергетической политики на местах.

Региональный саботаж болезненных экономических шагов центра (ликвидация экологически вредных и технически отсталых предприятий, избыточных производственных мощностей) – старая проблема китайской экономической политики, поэтому такая жёсткость понятна.

О сопротивлении на местах системе двойного контроля ряд китайских экспертов говорят прямо.

В результате китайские власти сами оказались в плену выстроенной ими системы – для стабилизации ситуации необходимо прямое вмешательство сверху и её перевод в режим ручного управления, что может подорвать политику в целом.

Всего мерами ограничения потребления охвачены тринадцать провинций, автономных районов, городов центрального подчинения КНР. В результате по всей стране, а особенно в её индустриально развитых южных и восточных регионах продолжается эпидемия ограничений потребления, которая касается в том числе и предприятий поставляющих продукцию для Apple и Tesla, магазинов, крупных торговых центров, домохозяйств.

Предприятия сталкиваются с ограничениями на число рабочих дней в неделю, в зависимости от профиля работы и энергопотребления. Например, как сообщила нам менеджер текстильной фабрики из города Дунгуань (пров. Гуандун), во второй половине сентября для её предприятия был установлен лимит рабочего времени в три дня в неделю.

Иногда делаются попытки сохранить объёмы производства при ограничении времени подачи энергии на предприятие. По словам представителя торговой компании из провинции Чжэцзян, получающих электроэнергию по расписанию – четыре дня с двухдневным перерывом – перешли на работу в несколько смен. Но для ряда предприятий с особо большим потреблением энергии она подаётся лишь один-два дня в неделю. Количество разрешённых для работы дней назначается индивидуально в зависимости от размера потребляемой электроэнергии. Некоторые предприятия и домохозяйства пытаются решить проблему за счёт использования генераторов, на которые возник ажиотажный спрос.

Резкое повышение стоимости и дефицит угля на мировом рынке, а также введённые ранее Китаем неформальные экономические санкции против Австралии (его крупного поставщика) стали дополнительным фактором, усложнившим положение отрасли. Роль этого фактора, однако, второстепенна. Импорт угля обеспечивает лишь до 10 процентов его потребления в Китае, а более двух третей выпавшего австралийского экспорта были успешно замещены поставками из альтернативных источников (Индонезия, Южная Африка, США).

В ходе текущего кризиса Китай платит свою цену за приверженность «зелёной» повестке и политику жёсткой, инициированной сверху перестройки своей энергетики с целью сократить потребление угля. Кризис является в определённой степени результатом усиления китайской государственной машины в последние годы, обретения ею способности проводить непопулярные (и, видимо, не всегда технически проработанные) меры вопреки сопротивлению снизу. Кризис, вероятно, приведёт к изменению подходов китайских властей к регулированию индустрии. Но об отказе от основ политики «двойного контроля» не может быть и речи. Распространены ожидания, что ограничения продлятся.

Нобелевская премия мира, цены на газ, падение соцсетей. Эфир передачи «Международное обозрение» от 08.10.2021 г.
Фёдор Лукьянов
Цены на газ в Европе сначала взлетели до исторических максимумов, а после обещания президента России увеличить поставки газа пошли вниз. Что это было? Каковы причины и следствия блэкаута социальных сетей? Чем руководствовался Нобелевский комитет, вручая Премию мира журналистам? Смотрите эфир передачи «Международное обозрение» с Фёдором Лукьяновым на телеканале «Россия-24». 
Подробнее