27.03.2020
Интернет после вируса: быть вместе, сохраняя дистанцию
Мнения
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Полина Колозариди

Преподаватель НИУ «Высшая школа экономики», координатор Клуба любителей интернета и общества.

Интернет – инструмент, который помогает людям быть вместе, сохраняя дистанцию. Как всякий инструмент, он меняет пользователя, но и сам изменяется. С немалой вероятностью после коронавируса мы увидим более коллективный интернет (нацеленный на группы, и полезный для них). Каким он будет?

Во время эпидемии интернет – средоточие противоречий. В обычное время эти противоречия можно было воспринимать как многообразие. Сейчас эта возможность, вероятно, исчезнет.

Дело в том, что интернет оказывается очень важен и сразу по множеству причин. Интернет становится средством связи и координации действий для сотрудников тысяч организаций (он был им и раньше, но сейчас это более очевидно и тотально). Он превращается из средства мобилизации отдельных групп в инструмент связи каждого с каждым. В интернете же циркулируют сотни версий и объяснений пандемии. И даже если они появляются в «офлайн-медиа» (что бы это ни значило в 2020 г.), обмен новостями и мнениями происходит всё больше в чатах и социальных сетях. И это уже давно не новинка, но что-то необычное, а будничная норма.

Вероятно, после коронавируса всё, что с трудом переходило на онлайн-рельсы, уверенно по ним заскользит. Это прежде всего образование, часть культурных инициатив, информационные сервисы, банки.

В общем, если где-то ещё сомневались, что интернет – критически важная инфраструктура, пора оставить эти сомнения. И конечно, их оставят те государственные органы и структуры, которые не сделали этого раньше. При благоприятном варианте развития событий это значит поддержку провайдеров и нормы, поощряющие полезные инновации. При менее благоприятном – управление интернетом, похожее на управление электричеством: укрупнение менеджмента, централизация, государственный контроль.

Судя по законодательным новшествам 2016–2019 гг. (начиная с пакета Яровой) в России второй вариант точно не стоит отметать. И нет, коммерческие компании здесь едва ли будут конкурировать с государством. В конце концов, если в ситуации коронавируса начнутся сбои с интернетом, ответственность ляжет именно на госструктуры. Сбои могут коснуться не пользовательских сервисов, а магазинов, банков, больниц, школ. Ведь интернет сейчас, повторю – это инфраструктура для всего. 

И кстати, обмен информацией – тоже инфраструктура, поэтому можно ждать ужесточения мер по контролю ложных сообщений и новостей. Впрочем, универсальных средств для этого пока нет.

Интернет как источник информации тоже будет всё полнее. И без того «большие» данные о наших действиях в интернете пополнятся новыми потоками информации об эффективности онлайн-труда, способах онлайн-досуга и онлайн-общения. Пользователи сейчас едва ли думают о том, чтобы их контролировать, хотя беспокойство и неприязнь к слежке нарастают со времён Сноудена и кажется, могут стать серьёзным фактором в политике. И пока в условиях крупных владельцев и операторов данных, кажется, что антиутопия здесь – базовый сценарий.

Конечно, государство – не единственный институт, который здесь действует. В гражданских инициативах интернет, как и раньше, используется на полную мощность. Интернет-сервисы, даже глобальные, очень важны на местах и в каждом случае приобретают свою роль.

Пока вы читаете этот текст, общественные организации, музеи, кафе, магазины, фотографы, священники, преподаватели университетов, ученики школ, пенсионеры и мигранты – все придумывают пользовательские изобретения, чтобы сделать интернет полезным для себя.

Опять же, это было всегда, но сейчас есть вероятность, что некоторые из них станут популярнее, чем существующие решения больших корпораций, а некоторые вообще изменят наше понимание того, что такое интернет и как его можно задействовать. Например, могут набрать невиданную популярность системы предоплаты (а также разные варианты донатов), стриминговые платформы, новые модели для обучения, и так далее.

Конечно, для крупного бизнеса, и особенно IT-сферы возможности контролировать интернет никуда не уходят. Для больших организаций, наподобие школ, в основном используются массовые сервисы (в России это Яндекс и Учи.ру). Это значит, что компаниям приходится разрабатывать инфраструктурные решения, в которых их пользователи – в первую очередь организации, а не отдельные люди. Индивидуальные сервисы для компаний станут, наоборот, менее прибыльными (например, посмотрите на рынок такси). Часть сервисов возьмет курс на упрощение, чтобы ориентироваться на очень конкретные группы, и пользователи управлять этим едва ли смогут.

Итак, интернет – инструмент, который помогает людям быть вместе, сохраняя дистанцию. Как всякий инструмент, он меняет пользователя, но и сам изменяется. С немалой вероятностью после коронавируса мы увидим более коллективный интернет (нацеленный на группы, и полезный для них). Более фрагментированный и подвластный локальным инициативам и локальным же регуляторам. Не менее полезный в руках умелых активистов. Во многом – менее гибкий. И уж точно не менее противоречивый.

Семь первых уроков глобального коронавирусного кризиса
Иван Крастев
Уже сейчас ясно, что COVID-19 – антиглобализационный вирус и главными причинами катастрофы назовут открытые границы и смешение народов. Коронавирусный кризис оправдал опасения антиглобалистов: закрытые аэропорты и граждане в самоизоляции выглядят как возврат к нулевому уровню глобализации. По иронии судьбы, лучшим способом остановить кризис индивидуалистического общества оказалось попросить людей запереться в своих домах. Социальное дистанцирование – вот новое название солидарности.
Подробнее