27.04.2014
Этажом выше
№2 2014 Март/Апрель
Фёдор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Директор по научной работе Международного дискуссионного клуба «Валдай». Профессор-исследователь НИУ ВШЭ. Выпускник филологического факультета МГУ, с 1990 года – журналист-международник.

Это уже становится привычным. Очередной вираж мировой политики – и любовно заготовленный портфель материалов отправляется в долгий ящик, а очередной журнал производится с колес. Жить при эпохальных переменах интересно, но нервотрепка изрядная…

Период с февраля по апрель 2014-го – самый резкий поворот истории с момента окончания холодной войны. Фактический обвал украинской государственности, какую мы знали после упразднения СССР, вступление Крыма в состав Российской Федерации, всплеск острого противостояния Москвы и Запада. Неудивительно, что жизнь заставила пересмотреть планы и полностью посвятить выпуск «России в глобальной политике» перелому, который кто-то уже окрестил «русской весной».

На этот раз я не буду описывать содержание номера – статьи говорят сами за себя. Авторы с разных позиций анализируют причины и последствия украинского кризиса. Но в номере нет отдельной статьи о главном герое событий, попробую восполнить эту лакуну.

Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков подтвердил, общаясь с журналистами в эфире одного из телеканалов, что решение о присоединении Крыма Владимир Путин принимал единолично. Он сам был и автором речи 18 марта, которую даже оппоненты оценили как, вероятно, самую сильную за все время президентства. Глава государства вступил в новый этап. И рубеж не в том, что после длительного стратегического отступления Россия начала диктовать повестку дня державам, более мощным и устойчивым, чем она сама. Качественное отличие – закончился период, когда страна приходила в себя после коллапса 1991 г., восстанавливала потенциал. Путин переходит в фазу созидания, как он его понимает.

Прошлый год был успешным для отечественной внешней политики – на Ближнем Востоке, постсоветском пространстве, во время председательства в «двадцатке». Но тогда же у многих комментаторов возникло впечатление, что Москва объективно достигла потолка. Дальше прыгать некуда, поэтому пора заняться капитализацией приобретенного статуса. Однако Владимир Путин, очевидно, пришел к другому выводу. Этот самый «потолок» он считает не естественным пределом, а досадной преградой, которую нужно преодолеть, чтобы выйти на следующий уровень. И решительно пробить, невзирая на издержки.

Роль президента России признана всеми – и теми, кто одобряет проводимый курс, и теми, кто его отвергает. Ведущие мировые издания пестрят однотипными заголовками – «Мир Путина», «Мозг Путина», «Большая игра Путина»… Создаваемый образ обретает почти мистический характер. Почему?

Умудренный Генри Киссинджер написал в The Washington Post, что демонизация Путина на Западе – это не политика, а алиби, чтобы оправдать отсутствие таковой. Владимир Путин ставит западных лидеров в тупик, потому что начал перехватывать инициативу, наполнять собственным содержанием формы, которые прежде предлагались России, но с противоположной начинкой. И именно его фигура наглядным образом демонстрирует, что глобальная политическая модель, ставшая итогом победы Запада в холодной войне, не просто буксует, но может быть повернута и против победителей.

Превентивные силовые акции, гуманитарные интервенции, прямое вмешательство в дела других стран во имя поддержки выступлений граждан за свои права, отказ от принципа незыблемости границ… Все это шаг за шагом вводилось в международную политическую практику с начала 1990-х гг., но по умолчанию предполагалось, что пользоваться этим инструментарием имеет право лишь ограниченный круг государств. Те, кто, по популярному американскому выражению, находятся «на правильной стороне истории».

Сильные чувства по отношению к Путину – как отрицательные (на Западе), так и положительные (в остальном мире) – связаны с тем, что он ставит под сомнение глобальную иерархию. Как ни странно, российский руководитель, которого «демократом чистой воды» считает разве что Герхард Шрёдер, отстаивает принцип расширения демократии в мире. Демократии не как определенной общественно-политической модели в отдельных странах, а как принципа взаимоотношений между державами. То, что дозволено одним, нельзя запретить другим. Мировое устройство не может быть основано на представлении одной группы стран о том, как должно быть, а как нет. Правила действуют только тогда, когда они согласованы со всеми, а не навязаны кем-то, пусть даже и с искренней верой в их справедливость.

Вообще, президент России напомнил о том, что существуют причинно-следственные связи. Действие неизбежно рождает противодействие. И из любого решения вытекает логическое продолжение, которое нельзя отменить только потому, что сильная сторона полагает его неправильным.

За почти 15 лет у штурвала (в разных ипостасях) Владимир Путин вернул свою страну в высшую лигу мировой политики. Сам он, без сомнения, закрепился на глобальном Олимпе, пробив «потолок», который, как все ожидали, его остановит. Но, оказавшись «этажом выше», президент сталкивается с новой задачей. Его личное реноме в международном рейтинге как лидера выше, чем место, отводимое России как стране. Она, как уверены очень многие, тянется вверх на пределе своих возможностей. А Украина – чуть ли не лебединая песня перед необратимым упадком. Теперь Путину предстоит доказать, что это не так.

Содержание номера
Этажом выше
Фёдор Лукьянов
Разворот через сплошную
Европа и Россия: не допустить новой «холодной войны»
Сергей Караганов
Многомерный кризис
Виталий Наумкин
Крым и Юпитер
Кирилл Телин
Российская трансформация
Границы русского мира
Игорь Зевелёв
Разные реальности
Игорь Окунев
Мировое устройство
Сила, мораль, справедливость
Тимофей Бордачёв
Возвращение геополитики
Уолтер Рассел Мид
Почему Украину надо отдать России
Дмитрий Шляпентох
Круги на воде
Два мира – два права?
Рейн Мюллерсон
Верхушка айсберга
Фрэнсис Корнегей
Благожелательный баланс
Василий Кашин
«Финляндизация» постсоветского пространства
Сергей Минасян
Украина: деконструкция
Крымский узел. Что привело к «русской весне»-2014?
Андрей Мальгин
Горизонтальная Украина
Владимир Брутер, Вячеслав Игрунов
Как спасти Украину
Кит Дарден
Энергетическое оружие
Конкурентное преимущество Америки в энергетике
Роберт Блэкуилл
Политическая геология
Дмитрий Грушевенко, Светлана Мельникова
Стратегические активы
Морская мощь на фоне политической бури
Прохор Тебин
Сможет ли Киев создать атомную бомбу?
Олег Барабанов