01.06.2022
Эмбарго против глобализации
Колонка редактора
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Фёдор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Директор по научной работе Международного дискуссионного клуба «Валдай». Профессор-исследователь Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». 

Контакты

Тел. +7 (495) 980-7353
[email protected]

Европейский союз после нескольких недель интенсивных переговоров согласовал шестой пакет санкций против Москвы. Главный его элемент – прекращение к концу года импорта нефти из России, доставляемой на европейский рынок морским путём. По заявлению председателя Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен, это позволит сократить российские поставки в ЕС на 90 процентов, к остальным десяти обещано вернуться в скором времени.

Процентная доля – вопрос дискуссионный, более реальной выглядит оценка главы Евросовета Шарля Мишеля, который сообщил о запрете двух третей российского сырья. Для России принципиальным пока что является не количество, а качество. Трубопроводные пути в отличие от морских нельзя никуда переориентировать, запрет означал бы вывод из эксплуатации нефтепровода «Дружба» и утрату этого способа доставки. Этого не произошло благодаря упорству Венгрии, которую втихаря поддерживали ещё несколько стран.

Что же касается танкеров, то мировой нефтяной рынок един, и пока против России не введено общемировое торговое эмбарго (что практически невозможно), товар направится к другим потребителям, в основном азиатским.

При этом цена за баррель после объявления очередных мер продолжила расти, так что с точки зрения доходов Россия на ближайшую перспективу останется в выигрыше.

Даже с учётом скидок, которые будут получать клиенты из Азии, всегда чутко реагирующие на сужение у партнёра пространства альтернатив. Впрочем, срок полноценной реализации даже уже согласованного решения пока неизвестен. Специалисты отрасли в один голос твердят, что заменить российскую нефть Европе сейчас нечем, объёмы, присутствующие на рынке, ограниченны. Так что нельзя исключать и того, что после громких политических заявлений будет осуществляться весьма осторожное и постепенное воплощение их в жизнь. Как бы то ни было, наибольший интерес в описываемом сюжете представляет не тактический, а стратегический аспект.

Допустим, Евросоюз всё-таки поставит чёткую политическую цель прекратить энергетическое сотрудничество с Россией, и в среднесрочной перспективе её удастся реализовать. Что это будет означать с точки зрения мирового устройства? Усугубление процесса фрагментации, который и так идёт, а в последние месяцы принял обвальный характер. Если лозунги, звучащие в Евросоюзе, станут явью (а поэтапный отказ от углеводородов, в том числе газа, был провозглашён задолго до украинского кризиса), энергетическая структура Евразии может полностью перестроиться. С 1960-х гг. геополитическое устройство континента базировалось на всё более обширном сотрудничестве СССР и Западной Европы в нефтегазовой сфере.

Китай, который был недружественным Советскому Союзу и отдалённым во всех смыслах от Европы, некоторое время оставался вещью в себе, а с 1970-х гг. начал открываться миру, сначала политически, потом экономически, ориентируясь прежде всего на США. После окончания холодной войны эти процессы стали органическими элементами глобального порядка, предполагалось, что в итоге возникнет общемировая система экономической взаимозависимости. Сейчас по факту будет происходить противоположное.

Евросоюз намерен прилагать целенаправленные усилия, чтобы избавиться от российского сырья, хотя с экономической точки зрения это совершенно нецелесообразно и в основном невыгодно. Заменой должны послужить собственные ресурсы (предпочтительно возобновляемые технологии) и прочие источники, скорее всего – США и Ближний Восток. Вопрос надёжности и рентабельности альтернатив отложим пока в сторону, предположив, что в случае твёрдого политического решения европейские страны будут готовы платить больше и нести дополнительные риски.

Высвобождающийся российский товар направится на азиатские рынки – нефтяные сразу, газовые – через пару лет, когда в России появится необходимая для этого инфраструктура. Азиатские страны такое положение полностью устраивает, поскольку теперь они станут держателями того преимущества, которое до сих пор было в распоряжении Европы: наличие очень крупного, стабильного и относительно дешёвого источника сырья. К тому же есть возможность добиваться более выгодных по сравнению с мировым уровнем условий, особенно в ближайший период, пока Россия будет адаптироваться к меняющимся обстоятельствам. Если описываемая схема станет реальностью, отход от единого мирового комплекса пойдёт опережающими темпами.

За последние месяцы выяснилось, что роль России в глобализации значительно больше, чем принято думать.

Ресурсы Евразии, основная часть которых либо расположена в России, либо зависит от её транспортно-логистических возможностей, стали с конца ХХ века важной опорой развития ведущих мировых игроков. Насколько умело и дальновидно сама Россия распорядилась своей ролью, вопрос отдельный. Он сохранит актуальность и после возможного «развода» в Европой и «женитьбы» на Азии. Однако изменение политического баланса в Евразии скажется на всём мировом устройстве, и не в пользу тех, кто был его лидером до последнего времени. Наиболее интересно в связи с этим, будет ли руководство западных стран и дальше стимулировать описанный процесс, либо вероятная в предстоящий период смена приведёт силы, исходящие из другой логики поведения.

Российская газета

О новой газовой реальности
Марсель Салихов, Фёдор Лукьянов
Сколько ЕС потребуется времени, чтобы полностью отказаться от российского газа? Какие качественные изменения происходят на газовом рынке? Уходят ли в прошлое долгосрочные контракты? О новой газовой реальности Фёдор Лукьянов поговорил с Марселем Салиховым. Читайте полный текст интервью, которое вышло в программе «Международное обозрение».
Подробнее