23.07.2020
Деньгами горю не поможешь: КНР, АСЕАН и проблема Южно-Китайского моря
Мнения
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Александр С. Королёв

Младший научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики».

Коронакризис, торговые войны, взаимные санкционные выпады США и КНР отодвинули на задний план проблему Южно-Китайского моря. Однако растущее число инцидентов в территориальных водах, шквал критики в адрес Пекина и возобновление активности Соединённых Штатов, которые 13 июля 2020 г. опубликовали свою официальную позицию, указав на незаконность китайских претензий и де-факто поддержав страны АСЕАН, возвращают морскую проблему в центр внимания.

Журнал «Россия в глобальной политике» совместно с Центром комплексных европейских и международных исследований НИУ «Высшая школа экономики» продолжает публикацию серии статей об изменениях на международной арене, связанных с пандемией COVID-19.

Китай воспользовался затишьем на время пандемии и вновь стал демонстрировать мускулы в Южно-Китайском море (ЮКМ). Подобные оценки всё чаще звучат в Юго-Восточной Азии, в том числе на официальном уровне. Рост напряжённости в морских пространствах, увеличивающийся дефицит во взаимной торговле с КНР, недовольство стран АСЕАН условиями китайской инициативы «Пояс и Путь», вспышка коронавируса – всё это быстро превращает Китай из желанного партнёра ассоциации в рискованного.

Действительно, за полгода Китай создал много поводов для опасений. Затопление в апреле 2020 г. вьетнамского рыболовного судна вблизи Парасельских островов, активизация деятельности китайских рыболовецких судов в сопровождении кораблей береговой охраны КНР в территориальных водах Индонезии возле острова Натуна, участившиеся случаи заплыва китайских исследовательских судов в исключительную экономическую зону Малайзии, одобрение Госсоветом КНР создания двух новых административных округов в архипелаге Спратли – вот неполный список действий Пекина за первые «пандемийные» месяцы.

Перерыв подходит к концу?
Василий Кашин
Китайская армия не участвовала в боевых действиях со времени затухания пограничных конфликтов с Вьетнамом в конце 1980-х гг. и воспринимает 30-летнее отсутствие боевого опыта как проблему. В скором времени перерыв может подойти к концу.
Подробнее

Реакция стран АСЕАН понятна. Индонезия, не будучи формально участником конфликта в ЮКМ, помимо дежурного протеста в адрес КНР, направила дополнительные военные корабли для патрулирования акватории. В рамках председательства в АСЕАН в 2020 г. премьер-министр Вьетнама Нгуен Суан Фук в ходе дистанционного 36-го саммита ассоциации направил недвусмысленный сигнал мировой общественности. По его словам, в то время, как весь мир боролся с эпидемией, в некоторых районах ЮКМ, включая территориальные воды Вьетнама, происходили безответственные действия, которые нарушают международные законы и создают угрозу безопасности и стабильности. Жёсткий вокабуляр, использованный председателем, нетипичен для председателей АСЕАН при обсуждении проблемы Южно-Китайского моря и причастности Китая. Наконец, Малайзия, которая на протяжении более 20 лет делает ставку на «тихую дипломатию», ещё в декабре 2019 г. обратилась в Комиссию ООН по границам континентального шельфа с просьбой принудить Пекин соблюдать Конвенцию по морскому праву 1982 г., а также официально заявила о «смехотворности» китайских территориальных притязаний в регионе и продвигаемую Пекином девятипунктирную линию.

Сам факт обострения разногласий между АСЕАН и Китаем о территориальной принадлежности островов в ЮКМ не является чем-то новым. И ранее между отдельными странами ассоциации и КНР возникали споры вплоть до локальных вооружённых столкновений. Однако ранее Китаю с переменным успехом удавалось компенсировать недовольство «десятки» за счёт продвижения масштабных торгово-экономических инициатив и проектов. В 1990-е и 2000-е гг. эту функцию выполняли пакетные соглашения с предоставлением прямых иностранных инвестиций и зарубежной помощи, в начале 2010-х гг. – создание зоны свободной торговли с АСЕАН, с 2015 г. – вовлечение стран-членов ассоциации в инициативу «Пояс и Путь».

Однако события последних лет и в особенности первого полугодия 2020 г. показали, что практика замалчивания чувствительных вопросов в сфере «высокой политики» в обмен на взаимовыгодные коммерческие предложения даёт сбой. Да и взаимовыгодность на примере инициативы «Пояс и Путь» вызывает всё больше сомнений у стран АСЕАН. Более того, текущий коронакризис ещё острее поставил вопрос о способности в дальнейшем трансформировать повестку наращивания региональных взаимосвязей в фактор консолидации между Китаем и АСЕАН.

Примечательны результаты социологического опроса, проведённого в 2020 г. одним из ведущих аналитических центров Юго-Восточной Азии, – сингапурским ISEAS. Отвечая на вопрос, что является ключевым вызовом безопасности для АСЕАН, 49,6% респондентов из числа представителей академической среды, неправительственных организаций, бизнес-сектора ответили – «рост напряжённости в Южно-Китайском море» (42,7% в 2019 г.). Характерно, что проблема китайского присутствия в ЮКМ, согласно опросу, представляет большую угрозу региональной безопасности, чем терроризм.

Другим любопытным результатом стала цифра 85,4% – ровно столько ответивших обеспокоены политическим и стратегическим влиянием КНР в Юго-Восточной Азии. Наконец, на вопрос, кого вы бы выбрали между США и Китаем, если бы пришлось, 53,6% респондентов отдали предпочтение Вашингтону. Подобные результаты наглядно демонстрируют растущий уровень недоверия стран АСЕАН в отношении Пекина, и тема безопасности в данном случае играет важную, если не определяющую, роль.

Есть ли реальные способы урегулирования проблем Южно-Китайского моря? С одной стороны, практика АСЕАН показывает, что решить с Китаем данный вопрос «по-хорошему» – путём использования механизмов диалога и консультаций, апеллирования к Конвенции по морскому праву и решению Гаагского суда в 2016 г. – не получается. И нет оснований полагать, что в будущем ситуация кардинально изменится. Да и полноценная замена Декларации на Кодекс поведения сторон в Южно-Китайском море, о котором так грезит АСЕАН, не станет панацеей.

С другой стороны, похоже, что варианта Б в арсенале у ассоциации нет. Участники объединения отдают себе отчёт, что попытки подойти к решению данного вопроса с позиции силы несостоятельны и опрометчивы.

К тому же, ни одна из стран «десятки» не имеет реальной возможности отказаться от сотрудничества или пойти на существенное замораживание диалога с Китаем в качестве осознанного и долгосрочного внешнеполитического шага, а не инструмента заигрывания с внутриполитической аудиторией. Последнее имело место в Малайзии накануне всеобщих выборов в 2018 году.

Всё это вкупе с активизацией внешних сил, прежде всего США, делает проблему ЮКМ нерешаемой в обозримом будущем. И если раньше разногласия между Китаем и АСЕАН по данному вопросу можно было поставить на паузу и сместить акценты за счёт мегасделок, то в условиях посткоронавирусной реальности этот вариант не работает. Таким образом, Южно-Китайское море продолжит оставаться одним из главных раздражителей и причиной обострения региональной обстановки в целом, тем более что нарастание американо-китайской конфронтации по всем направлениям представляется неизбежным.

Как предотвратить войну в Азии
Мишель Флурной
На фоне неопределённости по поводу постпандемического мира почти наверняка ясно одно: напряжённость между Соединёнными Штатами и Китаем будет ещё острее, чем до вспышки коронавируса. Возрождение американо-китайской конкуренции создаёт множество проблем, связанных с торговлей, экономикой, технологиями, глобальным влиянием и так далее. Но нет ничего важнее снижения риска войны.
Подробнее