№ 3 Май/Июнь 2007
  • Полет в зоне турбулентности

    Вступительное слово главного редактора.

  • Европейский мир после 1989 года

    По совокупным негативным последствиям для Европы и мира в целом нынешнее добрососедское непонимание между Берлином, Лондоном, Парижем, Варшавой и Москвой может многократно превзойти любую кровавую бойню, скажем, в каком-нибудь отдаленном уголке Африки.

  • Минное поле истории

    Значительная часть политического класса государств, многократно становившихся жертвами грубого внешнего воздействия, восприняла вступление в западные альянсы как возможность хотя бы отчасти восстановить историческую справедливость. Апелляция к язвам прошлого стала инструментом текущей политики.

  • Неравносторонний треугольник

    Балтийский подход к новой политике Европейского союза предполагает не сотрудничество с Россией, а скорее создание ей противовеса. Таким образом, будущая роль Москвы в восточной политике ЕС зависит от ее отношений со странами – членами Евросоюза, в том числе (и не в последнюю очередь) и государствами Балтии.

  • США – Россия: перейти Рубикон

    Приоритетом в отношениях с Москвой Вашингтон должен сделать ее внешнюю политику, хотя, конечно, мы не можем игнорировать то, что происходит внутри России. Следует обращать внимание не только на риторику в российских СМИ или публичной политике, но и на конкретные дела.

  • Евро-атлантическое Причерноморье

    Необходимо, чтобы Запад, как и в 1990-е годы, решил для себя, какие интересы России он считает законными, а какие нет и, стало быть, что нужно брать в расчет, а что не обязательно. Европе и США предстоит нелегкая работа, чтобы убедить Москву в справедливости своей точки зрения.

  • Шанхайская организация сотрудничества: что дальше?

    В Центральной Азии понимают, что политическая ориентация на Вашингтон создает много внутренних проблем. И все же сохраняется имидж Соединенных Штатов и других стран Запада как успешных и богатых, способных оказывать значительную финансово-экономическую помощь и в этом отношении более «полезных», чем политически близкие Россия и Китай.

  • Сдерживание России

    (6)

    Имперские амбиции России не умерились с падением Советского Союза. Кремль вернулся к экспансионизму, пытаясь за счет своих соседей вновь обрести статус великой державы. Соединенные Штаты и Европа должны противопоставить этому жесткий ответ – только так удастся обуздать Россию, не ввергаясь в пучину новой холодной войны.

  • Как оживают фантомы

    (5)

    Реальная угроза Украине исходит не извне, а изнутри – от беспомощности и разобщенности ее руководства, неспособного выработать единую политику в интересах всей страны. Гораздо легче, разумеется, списать свою несостоятельность на происки «бывших оккупантов», чем навести порядок в собственном доме.

  • Буш и генералы

    (1)

    Конфликт между военными и гражданскими руководителями Соединенных Штатов начался не при Джордже Буше-младшем, но действия именно его администрации и пренебрежение мнением военных экспертов усугубили проблему. Новый министр обороны должен восстановить разделение труда, при котором генералы отвечают за тактику, а штатские – за стратегию. В противном случае он рискует еще больше дискредитировать идею гражданского контроля над армией.

  • Один в поле не воин

    Ввести в военной сфере сложнейшую систему программно-целевого планирования генералы не в состоянии. Сделать это по силам только гражданскому министру обороны, который располагает многочисленным и квалифицированным аппаратом гражданских специалистов, обладающих иммунитетом от лампасобоязни.

  • Ханс Бликс: «Генералы совершенно не понимают психологию»

    (3)

    Неоконсервативная идея переустройства Ближнего Востока заключалась примерно в следующем: устранив Саддама Хусейна, перебазировать вооруженные силы из Саудовской Аравии в Ирак, где более благоприятная светская среда, к тому же рядом Иран, который будет под присмотром. Правда, на деле война продемонстрировала, что одной только силой проблемы не решаются.

  • «Большая восьмерка» и интернационализация рубля

    В предстоящие 5–10 лет российский рубль может оказаться хорошо подготовлен к использованию его в качестве международной валюты. Препятствия будут носить скорее политический, чем экономический характер. Сегодняшнее недоверие к внешней политике Кремля, безусловно, мешает интернационализации рубля.

  • Россия: гравитация и интеграция

    Eсли допустить, что Европейский союз позволит своим странам-членам самостоятельно определять скорость интеграции в восточном направлении, то Германия и Финляндия, будучи уже в разной степени вовлеченными в двустороннюю торговлю, предпочтут ускоренную интеграцию с Россией.

  • Израиль – Россия: несостоявшийся роман?

    (6)

    Мотивы второго визита в Москву делегации
    движения ХАМАС не могли понять даже самые большие друзья России в Израиле. Если в первый раз еще полагали, что российская дипломатия способна содействовать смягчению непримиримой позиции исламских радикалов в отношении Государства Израиль, то в марте 2007 года таких надежд уже не питал никто.

  • На пути к балансу и стабильности

    В условиях взаимозависимости в выигрыше от сотрудничества должны быть и поставщики, и потребители энергоресурсов, поскольку речь не идет об игре с нулевой суммой. В наших общих интересах создать механизм раннего предупреждения в области поставок нефти и газа.

  • Диалектика силы и слабости

    Усиливающаяся озабоченность Запада действиями России – не только следствие российской политики, но и отражение нашей снижающейся уверенности
    в своих способностях и эффективности западной политики.

Еще больше материалов - на нашей странице
Все самое оперативное - в нашем twitter
Архив журнала
Выберите год
Выберите выпуск
журнала:
Колонка издателя

Новой миссией России может стать защита всего мира

Запад теряет свое военное превосходство, которое несколько столетий было основой его глобального доминирования. Россия, напротив, становится новым источником стабильности.

Колонка редактора

Филибастер на фуд-корте

В американском Конгрессе есть известный прием – филибастер. Когда кто-то из парламентариев хочет предотвратить принятие нежеланного ему законодательного акта, он произносит бесконечно длинную речь. Прервать конгрессмена не имеют права, если он не остановится сам...


Мир на перепутье и система международных отношений будущего

В будущем году мы будем отмечать крупные и взаимосвязанные юбилеи – 75-летие Победы в Великой Отечественной, Второй мировой войнах и создания ООН. Осмысливая духовно-нравственное значение этих дат, необходимо помнить и об эпохальном политическом смысле Победы в жесточайшей войне за всю историю человечества.

Исламская альтернатива: роль политического ислама в монархиях Залива

Монархии Персидского залива по-разному относятся к исламистским организациям. Если до Исламской революции 1979 г. в соседнем Иране они еще верили, что «Братья мусульмане» незаменимы при строительстве государства, то после постепенно стали к ним охладевать.

Северокорейский вопрос после ухода Болтона

Нельзя сказать, что увольнение Болтона стало неожиданностью – полтора месяца назад, когда автор был в Вашингтоне, по городу уже ходили слухи о том, что непоколебимый помощник по вопросам национальной безопасности вызывает всё больше раздражения у Трампа и, главное, у «внутреннего круга» президента, у тех людей, к мнению которых Трамп склонен прислушиваться.

Последняя линия обороны диктаторов

Прошедшее десятилетие было хорошим и плодотворным для разных диктатур. Влияние самых могущественных авторитарных стран мира, Китая и России, быстро росло. Впервые с конца XIX века совокупный ВВП автократий сравнялся с совокупным ВВП западных либеральных демократий или даже превзошел его.

Развитие Дальнего Востока и китайско-российские отношения: новое видение и новые подходы

После распада Советского Союза Дальний Восток стал тяжким бременем для России, не позволяя ей реализовать свои «великодержавные» амбиции и затрудняя процесс государственного строительства в постсоветский период. Однако с 2012 года, в ходе эксперимента, продлившегося несколько лет, регион вышел на траекторию стабильного развития. Такая стратегия развития в перспективе должна сыграть активную роль в двусторонних российско-китайских отношениях и переформатировании регионального порядка.

Япония и развитие российского Дальнего Востока

Существуют разные мнения о том, когда начался нынешний процесс активного развития отношений между Россией и Японией. Как представляется, поворотным моментом стала фраза «хикиваке» (по вопросу о дальнейших мероприятиях в рамках подписания мирного договора между Москвой и Токио), произнесённая Владимиром Путиным на пресс-конференции с зарубежными журналистами в марте 2012 года.