Новое видение «старой науки»

3 сентября 2019

М.Н. Грачев – доктор политических наук, профессор кафедры теоретической и прикладной политологии факультета истории, политологии и права Историко-архивного института Российского государственного гуманитарного университета.

Резюме: Учебное пособие «Политическая география» кандидата политических наук, доцента МГИМО МИД России Игоря Окунева своевременно и актуально. Всплеск интереса к политической географии в нашей стране проявился в 90-е гг. ушедшего столетия, когда она встала в один ряд с экономической и социальной географией.

И.Ю. Окунев. «Политическая география», М.: Аспект Пресс, 2019. 505 с. ISBN: 978-5-7567-0995-7

 

Учебное пособие «Политическая география» кандидата политических наук, доцента МГИМО МИД России Игоря Окунева своевременно и актуально. Всплеск интереса к политической географии в нашей стране проявился в 90-е гг. ушедшего столетия, когда она встала в один ряд с экономической и социальной географией. Однако за истекшую четверть века внимание к ней как к самостоятельной комплексной дисциплине заметно ослабло. Акцент сместился на такие отдельные ее направления, как лимология, политическая регионалистика, электоральная география, геополитика и ряд других, которые продолжали развиваться и дополняться новыми знаниями.

Среди обществоведов бытует мнение, что в политической географии уже все исследовано, а сама она ушла в детали и частности, узкие направления, превратившись в своего рода вспомогательный инструмент для других областей знания – политологии, международных отношений, регионоведения. Отчасти это происходит и потому, что география, как отмечает политолог Ирина Бусыгина в статье «Судьба географических знаний в политической науке и образовании», «недооценивает сама себя». При этом «пренебрежение географическими знаниями отражается не только на политической науке и международных отношениях, но и – крайне резко – на образовании по этим направлениям».

Игорь Окунев адресует учебное пособие студентам-политологам, международникам, регионоведам, справедливо полагая, что политическая география – это базовая дисциплина, на основе которой формируются знания и компетенции обучающихся по указанным направлениям. Данное обстоятельство предопределяет оригинальную авторскую логику изложения материала, разделенного на 12 взаимосвязанных и выстроенных в определенной последовательности глав. В конце каждой главы представлены рассматриваемые в ней базовые понятия, а также предложены контрольные вопросы и практические задания в виде дискуссий, деловых игр и так далее в актуальном интерактивном стиле, что, несомненно, делает изучение более живым и запоминающимся. Кроме того, в каждом разделе приведены исчерпывающие перечни основной и дополнительной литературы.

Первая глава представляет собой введение в политическую географию, в котором автор приглашает читателей активно включиться в осмысление предметного поля дисциплины. Хорошим приемом, призванным привлечь внимание, представляется наглядная демонстрация уровней политико-территориальной организации общества, сопровождаемая таблицами (сс. 11–14). Представляя методы политико-географических исследований, автор, конечно же, не мог не упомянуть о полевых работах (сс. 21–22), поскольку он сам в течение нескольких лет успешно руководил экспедициями, которые проводились клубом «Terra Cognita», действующим при Научно-студенческом обществе МГИМО. В теоретическом плане интересны новаторские идеи автора, связанные с анализом организации политического пространства и возможностью выделения регионального унитаризма и регионального федерализма второго и третьего порядка – феноменов, примеры которых отсутствуют на современной политической карте мира, но в принципе могут существовать (с. 16).

Во второй главе рассматриваются глобальные геополитические системы. Разделяя, как и многие современные ученые, представления о том, что «геополитика – это пространственная базовая концепция (география международных отношений), которая является основой для анализа глобальной политики», автор полагает, что «политика – это порождение географии», возникшее как результат неравномерности распределения ресурсов (с. 40). Заслуживают внимания разделы, посвященные бинарным и тернарным геополитическим системам. Однако следует отметить, что материалы данной главы весьма неравномерно распределены по параграфам: так, например, основным понятиям классической геополитики – «Хартленд», «Леналенд», «Римленд» – отведено значительно больше места, чем анализу цивилизаций или геополитической системы в целом. При этом остается не совсем понятной позиция автора по отношению к «концентрической геополитической системе», критические высказывания в адрес которой содержатся только в одном небольшом фрагменте.

Вызывает вопросы и предлагаемая автором типология великих держав, основанная на критерии стабильности данного статуса (с. 44), где в качестве «постоянной» державы выделяются США, главным образом вследствие своего глобального военного присутствия (около 800 военных баз по всему миру), тогда как Россия отнесена к числу «ревизионистских». Подобный подход во многом сближается с классификацией, получившей распространение в современной американской политической науке, где наряду с Россией к «ревизионистстким» державам относится и Китай, о котором автор почему-то предпочитает не упоминать. Однако эта точка зрения представляется спорной, поскольку, как хорошо известно, сам Китай предпочитает позиционировать себя в качестве «возвышающейся» державы, – и, на наш взгляд, такое определение более корректно, чем «возникающая» держава. В этой связи иллюстративный материал «Динамика обретения статуса великой державы» (с. 45), вероятно, следовало бы сопроводить более детальными пояснениями.

Третья глава посвящена интеграционным объединениям, разные типы которых рассматриваются в отдельных параграфах: трансграничные регионы, транспортные коридоры, зоны безвизового режима и свободной торговли, таможенные, экономические, валютные и прочие союзы. В этой же главе представлены материалы о различных политических союзах и интеграционных системах, что позволяет сформировать достаточно полное представление о подобных образованиях. Все подразделы главы проиллюстрированы многочисленными примерами. В частности, весьма информативна и наглядна таблица «Интеграционные объединения мира» (с. 96). Автор предлагает выделять в интеграционных системах такие структурные элементы, как ядро, периферия и контур, с чем, конечно, трудно не согласиться. Однако утверждение, что на макрорегиональном уровне можно выделить только две модели интеграции: европейскую и евразийскую (с. 101), вызывает сомнения.

В четвертой главе основное внимание уделяется государству «как системообразующему элементу политико-географической структуры мира», его возникновению и эволюции. Достаточно подробно проанализированы исторические формы государственности, интересно представлен материал об исторических титулах монархических государств. Много говорится о формах правления и национальном строительстве, которые рассматриваются с точки зрения формирования идентичности (концепция «мы» – «другие» Томаса Эриксена; внутреннего «другого» Кори Джонсона и Аманды Коулман) и маркирования ментальных границ сообщества. Автор также обращается и к концепции постколониализма Эдварда Саида, говоря о том, что «представления об отсталости периферии можно считать мифом о внутреннем ориентализме». При этом роль «внутреннего ориентализма» подробно раскрыта на примере процессов формирования и поддержания российской государственности.

Также в данной главе приведены исчерпывающие примеры, иллюстрирующие модели регулирования отношений в многонациональных государствах (сс. 131–133). В отдельные параграфы выделены материалы о разделенных государствах, нациях без государственности, суверенных государствах, государствах-юрисдикциях. Большое внимание уделено несостоявшимся, частично признанным, непризнанным, повстанческим государствам с актуальными кейсами на современной политической карте мира. Интересны разделы, посвященные протогосударствам, которые в авторской интерпретации предстают не как «вождества», а как сепаратистские проекты, реализуемые общественно-политическими организациями или движениями в новой и новейшей истории.

К несомненным достоинствам следует отнести детальный разбор таких понятий, как «автохтонность», «суверенность» и «государственная состоятельность», а также базирующийся на принципах Конвенции Монтевидео, подписанной рядом стран в 1933 г., подробный анализ ключевых признаков государства, определяющих его основные политико-географические элементы – территорию, границы и столицу (сс. 138–139). В табл. 4.5 (с. 140) приведены возможные варианты соотношения государственности и суверенитета. Следует согласиться с автором в том, что фундаментальная роль пространственного фактора в политических процессах связывается с вариативностью выбора сценариев и инструментов для развития государственности.

Несколько необычно, на наш взгляд, включение в учебное пособие по политической географии материалов, относящихся к вексиллологии – вспомогательной исторической дисциплине, изучающей флаги, знамена и штандарты. Тем не менее автор полагает, что данную область знания можно рассматривать в качестве субдисциплины политической географии (с. 163). Однако этот раздел сам по себе интересен, и, наверное, его можно было бы дополнить материалами по геральдике, поскольку предмет ее изучения, так же, как и вексиллологии, дает представление о некоем «сублимированном образе страны» (с. 163).

Последующие разделы книги более традиционны для курса политической географии. В пятой главе «Свойства территории государства» подробно рассматривается политико-географическое положение государства (ПГП) как его ключевая характеристика. При этом автор вводит термин «эндо-ПГП» для оценки положения страны «относительно ее внутренних элементов и центр-периферийных взаимодействий по отношению к внутренним зонам напряженности, конфликтов, линиям политических, этнорелигиозных, социокультурных и экономических расколов» (с. 172). Существенная роль отведена исследованиям размеров государства, основанным на трудах отечественных географов Исаака Майергойза и Андрея Трейвиша (индексы размеров государств), а также политологов Хосепа Коломера и Михаила Ильина (классификация стран по соотношению размеров государства и их функции в международных отношениях). Следует, однако, отметить, что автор допускает небольшую неточность, когда характеризует картографическую проекцию Меркатора: искажения в ней все более отчетливо проявляются не по направлению с севера к югу, а увеличивают размеры территории на карте по мере приближения к полюсам, достигая максимума около них.

Опираясь на свои предыдущие работы, Окунев видит в качестве одной из важных задач обсуждение вопросов, связанных с соотношением физических характеристик государства и уровнем развития политической системы, совершая исторический экскурс по трудам Платона и Аристотеля, Шарля Луи де Монтескье и Жан-Жака Руссо, Джеймса Мэдисона и Аренда Лейпхарта, а также обращаясь к работе Роберта Даля и Эдварда Тафта «Размер и демократия». Материалы данной главы наглядно демонстрируют возможности применения количественных методов для оценки свойств территории государства, в частности – использования индексов размера, компактности, вытянутости и сопредельности. Автор не только уделяет внимание традиционным для политической географии факторам наличия выхода к морю либо островного положения, но и подробнейшим образом останавливается на таких специфических формах государственной территории, как анклавы и эксклавы, выделяя различные их типы (сс. 190–196), а также территориальные коридоры (сс. 196–202).

Шестая глава посвящена изучению состава территории государства. Наряду с традиционным для политической географии рассмотрением сухопутного и водного пространств, автор обращает внимание читателей на проблемы, касающиеся воздушного пространства и земных недр – аэротории и литотории. Интересны и познавательны разделы, связанные с анализом различных форм владения территориями (арендованные и оккупированные территории, экстерриториальности, широкий спектр особых территориальных зон) и видами территориальных изменений государств (цессия, сецессия, ирредента, аннексия, адъюдикация, реторсия, репрессалии, морская аккреция, регрессия, трансгрессия). Единственное замечание по содержанию данной главы связано с тем, что ко времени выхода книги из печати уже была принята Конвенция о Каспийском море, и при последующих переизданиях это обязательно следует отразить в разделе, посвященном замкнутым морям.

В седьмой главе рассматриваются различные международные территории: открытое море, международный район морского дна, открытое воздушное и космическое пространство, Арктика и Антарктика, международные проливы, морские каналы, реки и озера. В ней также дана развернутая характеристика буферных зон, свободных и ничейных территорий, встречающихся на современной политической карте мира. Данный раздел содержит актуальные сведения не только политико-географического, но и правового характера. Однако, к сожалению, автор не всегда аккуратно использует соответствующую терминологию: так, Конвенция ООН по морскому праву упоминается и под своим действительным названием (сс. 212 и 261), и как «морская хартия» (с. 251).

Восьмая глава знакомит читателей с проблематикой зависимых территорий, существовавших в прошлом и сохранившихся до настоящего времени. Начинаясь с интересного рассуждения об экспансии человечества как вида, она во многом носит историко-географический характер и охватывает такие явления, как внешняя и внутренняя колонизация, колониализм, империализм, деколониализм, неоколониализм, постколониализм. Автор досконально проработал разделы, связанные с различными формами колониального освоения и подчинения пространства: миссиями, редукциями, факториями, колониальными кампаниями, коронными и мандатными территориями и так далее. Не менее подробно представлены и материалы о несамоуправляющихся, неинкорпорированных и инкорпрорированных неорганизованных и организованных территориях, бантустанах, резервациях, кондоминиумах, доминионах, сателлитах и протекторатах, а также о динамических, вассальных, ассоциированных, марионеточных и лимитрофных государствах. Следует тем не менее указать на некоторые недочеты: так, государство Свазиленд теперь носит новое название – Королевство Эсватини (с. 318), а в Новой Каледонии в 2018 г. был проведен уже второй референдум о независимости, который, правда, тоже не увенчался успехом (с. 320).

Девятая глава «Столицы и центры» может заинтересовать не только будущих политологов, международников и регионоведов, но также и географов, экономистов, урбанистов. Данная проблематика для автора не нова: он уже исследовал ее в монографии «Столицы в зеркале критической геополитики» (М.: «Аспект Пресс», 2017 г.), отдельные материалы которой были частично переработаны и адаптированы для настоящего издания. Несомненным достоинством является широкое использование математических методов, применимых для изучения не только уже существующих столиц, но и городов, претендующих на такой статус (индекс эксцентральности столицы, коэффициент столичности, закон Ципфа и другие). Автор подробно разбирает такие понятия, как многостоличность, квазистоличность, гипертрофия и гипотрофия столиц; приводит примеры расчета коэффициента столичности и показывает корреляцию между данным параметром и численностью населения. Особенно хотелось бы отметить приведенное в конце главы практическое задание № 12 «Столичность»: оно развивает у студентов пространственное воображение, способность анализировать, систематизировать, обобщать имеющиеся сведения и синтезировать новое знание. Вместе с тем содержание данной главы не свободно от некоторых неточностей и недочетов. В частности, не совсем понятно, почему одни те же города – Веллингтон, Додома и Оттава – фигурируют в разных случаях в качестве микростолиц моноцентрических и полицентрических государств (табл. 9.3. и рис. 9.10 и 9.11 на сс. 368–369); кроме того, в табл. 9.5 (с. 375) новая и старая столицы Нигерии перепутаны местами.

Десятая глава «Границы и размежевания», наряду с традиционной для политической географии тематикой, освещает целый ряд вопросов, представляющих несомненный интерес для будущих политологов и специалистов в области теории и истории международных отношений. Установлению таких междисциплинарных связей способствует, в частности, обращение автора к теории размежевания Стейна Роккана и Сеймура Липсета и концепции «голубого банана» Роже Брюне. Среди материалов, включенных в главу, следует отметить небольшой раздел по лимологии, где наглядно представлены основные подходы к выделению типов государственных границ, и фрагмент, связанный с процессами их делимитации и демаркации. Внимание читателей, несомненно, привлекут исторические факты о строительстве особых приграничных сооружений – укрепленных рубежей со сторожевыми башнями, называемыми лимесами, и разделительных стен, а также примеры существования разделенных городов. Однако данная глава, вероятно, смотрелась бы еще более выигрышно, если бы в ней несколько шире были освещены вопросы электоральной географии, о которых автор, на наш взгляд, говорит кратко. Кроме того, было бы любопытно сравнить феномен фронтира в эпоху освоения Дикого Запада в США с процессом постепенного присоединения к Российской Империи континентальных пространств Центральной Азии примерно в то же время.

В одиннадцатой главе «Регионы и муниципалитеты» рассматриваются различные формы политико-территориального устройства государств – унитаризм и федерализм, а также разные типы территориальных единиц. В ней представлен обширный справочный материал: полный перечень всех автономий унитарных государств мира (с. 409, табл. 11.2), перечень субъектов Российской Федерации с указанием их административных центров (с. 413, табл. 11.3), федеральные территории стран мира (с. 420, табл. 11.4), сложносоставные регионы России (сс. 424-425, табл. 11.6, 11.7). Особо следует отметить удачную попытку автора представить в одной таблице федеральные, судебные, военные округа, экономические районы и часовые пояса современной России (с. 428, табл. 11.8).

В целом глава получилась весьма информативной, однако по своему содержанию она выходит за рамки базового курса политической географии для студентов бакалавриата. Разделы, посвященные супрарегиональным объединениям, субрегиональным единицам, субрегиональным автономиям и федерациям, невключенным территориям и городским режимам, вполне могут войти в программы углубленных спецкурсов, в том числе и разрабатываемых для магистратуры.

Заключительная глава «Пространственная идентичность» свидетельствует о стремлении автора охватить все многообразие проблем, связанных с политико-географическим осмыслением пространства. На наш взгляд, она представляет собой хороший задел для будущих исследований на стыке политологии, политической философии и политической географии. Тем не менее некоторые ее параграфы, было бы неплохо расширить, поскольку в своем нынешнем виде глава воспринимается скорее приложением к основному тексту, а не его органической частью.

Высказанные нами замечания не носят принципиального характера, не снижают значимости проделанной работы – их нужно рассматривать скорее в качестве рекомендаций для подготовки новых изданий, которые непременно должны последовать. Не вызывает сомнений, что книга будет востребована – прежде всего, благодаря своей комплексности, синтетическому охвату актуальных проблем политической географии и смежных с нею областей знания.

Отличительной особенностью книги является ее универсальный, энциклопедический характер. Она в буквальном смысле насыщена актуальным справочным и иллюстративным материалом: таблицами, схемами, графиками, картами, в том числе и так называемыми mental maps, – все это в значительной мере обогащает издание. После основного текста следует примерная образовательная программа по политической географии с подробным тематическим планом лекционных и семинарских занятий, приводятся перечни обязательной политико-географической номенклатуры, терминологии и аббревиатур, что делает пособие весьма удобным как для студентов, так и для преподавателей.

Пособие написано хорошим и понятным языком, изобилует множеством интересных и малоизвестных примеров по каждому разделу. Будучи по своему первому образованию филологом, автор иногда, но всегда к месту, позволяет себе отойти от академического стиля изложения, наполняя текст красивыми и поэтичными метафорами. Показателен в этом смысле фрагмент, посвященный судьбе португальской колониальной империи: «Дух колониализма, вырвавшийся на самой юго-западной оконечности Европы в Сагрешской навигационной школе Генриха Мореплавателя, спустя ровно 555 лет развеялся где-то в водах Тиморского моря между Индийским и Тихим океаном» (с. 299).

На наш взгляд, не вызывает сомнений, что новая книга Игоря Окунева займет достойное место в ряду учебных пособий для студентов, специализирующихся в области общественных наук, в первую очередь для будущих политологов, международников и регионоведов, а также станет авторитетным ресурсом, к которому будут обращаться исследователи широкого круга научных проблем, связанных с политической географией.

В заключение хотелось бы отметить, что предлагаемое издание является прекрасным примером того, как юношеское увлечение автора географией, и, в частности, географией политической, вылилось спустя годы в оригинальное переосмысление предмета, которое в свою очередь, как это нам представляется, будет способствовать проявлению у студентов интереса к этой дисциплине и в той или иной мере поможет новому поколению исследователей определить свой путь в науке.

} Cтр. 1 из 5