Как мирно завершить кризис на Украине

15 августа 2014

Родрик Брейтуэйт — дипломат и писатель, посол Великобритании в Москве (1988–1992 годы). Эксперт Международного дискуссионного клуба «Валдай».

Резюме: «Переговоры по сближению позиций» позволили бы русским и украинцам вести консультации через посредника, заслуживающего доверие и уважение. Главное – удвоить усилия, пока насилие полностью не вышло из-под контроля.

Кризис на Украине снова всколыхнул на Западе старые подозрения в отношении России и с обеих сторон иррациональные страсти времен холодной войны. Западная политика, проводимая скорее инстинктивно, чем продуманно, сводится к простой эскалации санкций. Президент России Владимир Путин тоже не предлагает конструктивных идей.

Обеим сторонам нужен более активный, более творческий подход, чтобы решить главный вопрос: как совместить принципы единства, процветания и безопасности Украины, ее открытости для внешнего мира с основополагающими интересами России, на которых она настаивает? Ответ следует искать не в силовом решении, а в искусстве дипломатии, которая переживает упадок: нужно терпеливо искать такого решения, которое даст обеим сторонам то, что им нужно, пусть даже не все их желания будут удовлетворены.

У кризиса глубокие корни. Но прямую ответственность за нынешний хаос несет господин Путин. Ему не следовало прибегать к аннексии Крыма или раздувать пламя протеста на востоке Украины. Малазийский авиалайнер был сбит, когда он был вовлечен в события. Однако Путин пока еще не достиг своей цели, а именно: нейтралитета Украины, которая бы должным образом учитывала пожелания и интересы России. Вместе с тем своими действиями он вызвал бурю негодования во всем мире, что сводит на нет вероятность завоевания международного уважения, к которому он когда-то стремился.

Политику Запада также вряд ли можно назвать успешной. Надежды на то, что Украина присоединится к западному проекту как полноправный член ЕС и НАТО разрушены. Наша так называемая политика состоит из трех частей. Во-первых, вдохнуть новую жизнь в НАТО и успокоить восточные страны-члены альянса, которые боятся, что станут следующей мишенью России; во-вторых, заставить Путина с помощью санкций изменить проводимую политику или, возможно, вдохновить его ближайшее окружение на отстранение своего шефа от власти; и, в-третьих, превратить Украину в стабильную, процветающую и единую страну. Такую страну, какой она никогда еще не являлась.

Сидеть, сложа руки, и ждать, когда Путин выкинет белый флаг – едва ли это можно назвать политикой. Украинская авантюра сделала его еще более популярным на родине – не в последнюю очередь потому, что поведение Запада в течение двух последних десятилетий расценивается россиянами как надменное, навязчиво-бесцеремонное и не считающееся с законными интересами России.

Судя по всем признакам, Путин собирается и дальше оказывать мятежникам военную помощь. Но большинство россиян не хотят, чтобы он пошел еще дальше и отправил армию на Украину. Некоторые влиятельные люди в Москве обеспокоены тем, куда эта авантюра может завести Россию. Однако если г-на Путина загнать в угол, это не значит, что он сразу поднимет руки и сдастся. И нет никаких оснований полагать, что его преемник будет лучше него.

Так что же нам делать? Следует начать с того, что мы хотим получить в итоге: Украину, которая находится в мире сама с собой и с соседними странами. В обозримом будущем ее вступление в НАТО не стоит на повестке дня. Крым останется российской территорией. Но для начала нужно добиться прекращения огня. Затем нужно урегулировать следующие по важности вопросы: обеспечить взаимовыгодные торговые связи между Украиной и соседними странами, включая ЕС и Россию; приложить серьезные усилия по стабилизации украинской экономики; предоставить русскоязычному населению более надежные гарантии соблюдения его прав.

Возможно, придется передать регионам больше полномочий, но при безусловном сохранении территориальной целостности и неделимости украинского государства. Необходимо также положить конец вмешательству внешних сил во внутренние дела Украины.

Запутанную проблему нейтралитета можно было бы решить путем внесения поправки в Конституцию, которая обяжет Украину сохранять нейтральный статус до тех пор, пока не менее двух третей населения проголосует за изменение этого статуса.

Поддержка членства в НАТО среди украинского населения никогда близко не приближалась к этой цифре: для перемены настроений необходима определенная эволюция общественного мнения и изменение демографического баланса в пользу групп, ориентированных на Запад, а не на Россию. Нечто аналогичное нужно было для заключения соглашения Страстной пятницы, которое принесло мир Северной Ирландии: идея заключалась в том, что она не войдет в состав Ирландской республики, если за это не выскажется большинство населения. Русские, ищущие выхода из тупиковой ситуации, могли бы принять такое предложение, и оно также удовлетворило бы западных ястребов.

Похоже, это понимает президент США Барак Обама: он вполне предсказуемо был обвинен в слабости теми, кто предпочел бы возврат к комфортному антагонизму минувших лет. Его госсекретарь Джон Керри и канцлер Германии Ангела Меркель также трудятся в поте лица, проявляя благоразумие, хотя неясно, в какой мере русские считают их основательными и заслуживающими доверия собеседниками.  

Имеется множество старомодных механизмов. Можно было бы назначить нейтрального посредника, имеющего такой послужной список, как, например, Марти Ахтисаари, бывший президент Финляндии и лауреат Нобелевской премии, который был посредником при заключении сделки 1999 года, положившей конец войне в Косово. Другой возможный кандидат – Лахдар Брахими, бывший специальным послом ООН в Сирии, Ираке и Афганистане.

«Переговоры по сближению позиций» позволили бы русским и украинцам вести консультации через посредника, заслуживающего доверие и уважение. Главное – удвоить усилия, пока насилие полностью не вышло из-под контроля.

Некоторые обеспокоенные обозреватели высказали мнение, что украинский кризис чем-то напоминает 1914 год, и что мы движемся к европейской войне. Это крайне маловероятно, и здесь можно привести более обнадеживающие параллели. В 1870 г. Германия отобрала у Франции Эльзас-Лотарингию. После двух мировых войн Франция вернула себе Эльзас, а также немецкую землю Саар. Сегодня Эльзас – неотъемлемая часть Французской республики, а жители земли Саар в 1955 г. проголосовали за возвращение в состав Германии. Возможно, это неплохой прецедент для Крыма, но для начала должны улечься страсти вокруг этого полуострова, а на это, возможно, уйдут долгие годы. Старые враги, бывает, примиряются, и территориальные споры можно разрешать без войны, но для этого нужно время и недюжинные дипломатические усилия.

} Cтр. 1 из 5