Еще раз о санкциях

13 января 2015

М.В. Братерский – доктор политических наук, профессор НИУ ВШЭ

Резюме: На наших глазах в результате политических решений Запада и России закрываются старые и формируются новые рынки.

Если бы существовал учебник по международным санкциям, в нём обязательно были бы приведены три примера, ставших классическими. Первый – санкции Лиги Наций, инициированные Великобританией против Италии в 1935 г. из-за вторжения Италии в Абиссинию (Эфиопию). Второй – американское зерновое эмбарго против СССР из-за советского вторжения в Афганистан, а третий – американское нефтяное эмбарго против Ирана, включающее в себя запрет американским компаниям на работу в Иране и поставку туда современных технологий. Поводов для введения санкций против Ирана у США нашлось много, так что сейчас трудно привязать эту меру к конкретному прегрешению Ирана.

Почему эти примеры стали классическими? Не потому, что во всех трех случаях политический результат так и не был достигнут:  Италия не ушла из Абиссинии, СССР – из Афганистана, а Иран не отказался от самостоятельной политики. Хрестоматийные они потому, что позволяют раскрыть некоторые особенности политики санкций и обратить внимание на процессы, санкции сопровождающие.

Кейс Великобритания – Италия обычно используется для указания на пределы эффективности санкций как политического инструмента, а также на необходимость создания международной коалиции, которая могла бы эти санкции реализовывать с какими-то шансами на успех. Второй и третий примеры позволяют посмотреть на долгосрочный экономический эффект, причем не только для страны, против которой они были введены, но и для страны, эти санкции объявившей.

В 1980 г. президент Картер запретил продавать в СССР дополнительные 17 млн тонн зерна, которые требовались СССР из-за засухи (стоимость поставок составила бы 2,6 млрд долларов. Правительству Соединенных Штатов пришлось выкупить зерно у фермеров, то есть американская экономика потеряла эти деньги, но главным долгосрочным результатом стало то, что СССР сделал выводы и больше не размещал крупных продовольственных заказов в США. В результате, американские фермеры утратили миллиардный рынок зерна не только в 1980 г., но навсегда. Советский Союз, кстати, тогда купил зерно в других странах, хотя и немного дороже.

Запрет американского правительства при президенте Клинтоне в 1995 г. инвестировать в иранский нефтяной сектор и каким-либо образом с ним сотрудничать, без сомнения, нанес экономический ущерб Ирану. Он исчисляется несколькими миллиардами долларов и состоит в упущенной выгоде: необходимые стране иностранные инвестиции пришли в Иран на несколько лет позже, и это время было упущено, Иран не получал в это время дивидендов, которые мог бы получить. Однако иностранные вложения в итоге все же начались, и не из Соединенных Штатов, а из других стран, и нефтяные проекты там заработали. Каковы экономические последствия тех санкций для самих США? Американские компании не поучаствовали в разработке иранских месторождений и тоже упустили свою выгоду, но даже если завтра санкции с Ирана будут сняты, американским компаниям не удастся вернуться в эту страну. Все месторождения уже заняты.

Давайте посмотрим с этой же точки зрения на западные санкции против России. Нас в данном случае интересуют лишь экономические последствия этих санкций.

Санкции объявлены и действуют

Итак, на протяжении весны-лета 2014 г. Запад (США, ЕС, Канада, Австралия, Япония) в связи с украинскими и крымскими событиями объявили России санкции в нескольких областях:

Финансовые санкции

- Европейский инвестиционный банк заморозил финансирование новых проектов;

- США и Канада отказались поддерживать проекты Всемирного банка в России;

- Объявлены меры против ряда банков и компаний, им запрещено выдавать кредиты либо вообще, либо более чем на 90 дней, запрещено покупать ценные бумаги этих банков: это Внешэкономбанк, Газпромбанк, Сбербанк, ВТБ, Внешэкономбанк, Россельхозбанк, Банк Москвы плюс еще 4 менее крупных частных банка.

Запрет поставок технологий и товаров двойного использования

Под этот запрет попали предприятия ВПК: Фрязинский филиал Института радиотехники и электроники Российской Академии наук (ФИРЭ РАН), ОАО "Воентелеком", Академия безопасности бизнеса, ООО "Насосы Ампика" и ООО "Нуклин", концерн «Радиоэлектронные технологии» (КРЭТ), компания "Созвездие", НПО машиностроения, КБ приборостроения, компания "Уралвагонзавод", Объединенная судостроительная корпорация (ОСК), Объединенная авиастроительная корпорация (ОАК), "Оборонпром", "Уралвагонзавод", АО "Сириус", ОАО "Станкоинструмент", АО "Чемкомпозит", АО "Калашников", АО "Тульский оружейный завод", "НПК Технологии машиностроения", ОАО "Высокоточные комплексы", ОАО "Алмаз-Антей", НПО "Базальт".

Запрет на поставку технологий добычи нефти

Запрещен экспорт товаров и технологий, в поддержку российских проектов добычи нефти на глубоководных участках, Арктическом шельфе или в сланцевых пластах, а также  ужесточен доступ к зарубежному финансированию для следующих компаний: ОАО "Новатэк", Феодосийская нефтяная компания, «Газпром», «Газпром нефть», «Лукойл», «Сургутнефтегаз» и «Роснефть».

Также объявлены санкции против небольших компаний, которые связаны с «друзьями Путина» и против компаний, связанных с Крымом и там работающих. Экономически эти меры неприятны, но к серьезным последствиям не ведут.

Российские санкции

Россия в ответ на западные санкции наложила запрет на импорт широкой номенклатуры продовольствия из ЕС, Австралии, США.

Каковы прямые потери сторон от этих санкций?

Финансовые санкции. Потери России – около 30–40 млрд. долларов из-за ограничений доступа к капиталу (кредиту). Банкам и компаниям приходится одалживать деньги в других местах, на худших условиях, или отказываться от каких-то проектов

Военно-промышленный комплекс. Вместо импорта Россия занялась импортозамещением, то есть созданием нужных компонентов самостоятельно. Объем дополнительных затрат, трудно оценить наверное, он составляет несколько миллиардов долларов, но за эти деньги создаются отечественные производства, так что списывать эти суммы в чистые потери не следует.

Импорт продовольствия. Потери Запада оцениваются примерно в 10 млрд долларов. Россия также страдает: в ней наблюдается рост цен на продовольствия. Вместе с тем отмечается и  рост собственного производства.

Ограничения на импорт нефтяных технологий. Пока заметного ущерба не чувствуется, в этом году Россия добыла максимальный объем нефти. Ущерб может проявиться в следующие годы, но при нынешних ценах на нефть трудно что-то предсказывать, так как те проекты, для которых требовались такие технологии, рентабельны только при дорогой нефти.

Что происходит на фоне санкций, как меняются рынки в долгосрочном плане?

На наших глазах в результате политических решений Запада и России закрываются старые и формируются новые рынки. У них меняются хозяева, партнеры и структура. Как и в случае с советским зерновым рынком в 1980 г., Запад уже не сможет вернуться на многие рынки и потеряет их навсегда. А приобретет Азия, особенно Гонконг, Китай, Сингапур, а также страны БРИКС.

Финансовые рынки. Объем рынков российского долга, особенно частного (банков и компаний) составлял 679 млрд долларов на 1.10.2014 (192 млрд долларов – банки, 422  млрд долларов – компании. 49 млрд долларов – государство) С 07.2014 он уже уменьшился на 53 млрд долларов. Рынок внешнего долга будут продолжать а) сжиматься, б) замещаться внутренними финансовыми ресурсами; в) переориентироваться на политически более надежных инвесторов (Азия). Российские компании и банки уже активно устанавливают партнёрства в Азии, особенно в Гонконге. В результате Запад во многом потеряет этот рынок и уже не сможет его восстановить.

Рынок продукции ВПК, несколько млрд. долларов в год. После отказа поставить «Мистрали» и других ограничений Россия никогда не будет размещать заказы на Западе. Этот рынок для Запада закрыт, но он открыт для Китая, Индии, Израиля.

Рынок нефтяных технологий, около 15 млрд долларов в год. Политика ипортозамещения сможет способствовать замене около половины импортной продукции отечественной, причем не сразу, еще какое-то оборудования может быть импортировано из незападных стран. Полного замещения пока ожидать не приходится, как и в случае с Ираном будет происходить контрабандный ввоз через третьи страны.

Рынок продовольствия, 10 млрд долларов в год. После снятия санкций Запад потеряет 50–70% этого рынка. Эти сектора будут замещены отечественным производством и импортом из незападных стран.

Экспорт газа. Заключив газовые соглашения с Китаем, Россия предполагает  снизить свою зависимость от европейского газового рынка, диверсифицировать свою торговлю и заставить Европу конкурировать за российские поставки (если получится).

* * *

На наших глазах происходит переформатирование структуры мировой торговли по политическим мотивам: в вечном конфликте рынков и государств в мировой системе рынки сегодня отступают, экономическую политику Запада начинает определять НАТО, а Россия отказывается от некоторых экономических преимуществ открытой торговли в пользу политических выигрышей в безопасности. Начинается и негласный экзамен экономической состоятельности незападного мира: в какой степени он способен представить собой альтернативы западным рынкам капитала, технологий, энергии и продовольствия.

Экономически, прямые участники конфликта, Россия и Запад, сегодня несут потери: Россия – больше, Запад – меньше. В долгосрочном плане потери Запада будут намного больше, так как он потеряет доступ ко многим российским рынкам навсегда, и даже после нормализации политических отношений не сможет туда вернуться: эти рынки будут заняты другими игроками.

} Cтр. 1 из 5