20.07.2008
Возобновляемая энергия и будущее России
№4 2008 Июль/Август

Президент России Дмитрий Медведев, судя по всему, намерен
выдвинуть серьезную инициативу, дабы принять меры против
расточительного использования энергии и поощрить энергосбережение.
В соответствии с указом, подписанным главой государства 4 июня 2008
года, правительству дано поручение до 1 октября представить в
Государственную думу законопроект, который предусматривал бы
стимулы для внедрения экологически благоприятных и
энергосберегающих технологий.

Проект федерального бюджета-2009–2011 также предполагает
выделение средств на возобновляемую энергетику и субсидирование
специальных проектов. Эти шаги могут стать предвестием более
обширной энергетической политики, которая выходит за рамки
использования углеводородов. Все это происходит в то время, когда
Россия ясно дает понять: она намерена играть большую роль в
международных усилиях по противодействию изменению климата и
глобальному потеплению.

Новая линия Москвы – прежде всего появляющийся интерес к
альтернативной энергетике – особенно интересна, ведь Россия не
только крупнейший экспортер энергоносителей (первое место в мире по
природному газу и второе по нефти), но и третья держава по объему
выбросов парниковых газов (после Китая и США).

Важно еще и то, что неудовлетворение расточительностью
российской промышленности и недостатком экологически благоприятных
технологий Дмитрий Медведев связал с необходимостью повысить
конкурентоспособность России на мировом рынке и разработать
технологии, обеспечивающие успех инновационной стратегии.

Со временем более диверсифицированная энергетическая политика
может открыть перспективы для предпринимательской активности, а
также для партнерства с энергетическими секторами, которые в США и
Европе растут наиболее быстрыми темпами.

Россия добывает огромное количество нефти, газа и угля и
располагает колоссальными запасами этих полезных ископаемых, но она
может преуспеть и в производстве возобновляемых энергоносителей.
Существуют технологии использования солнечной и ветряной энергии,
которые позволят решить проблемы отдаленных регионов, не
подключенных к единой энергосети. В то же время биомасса
нескончаемых лесов и полей, многочисленные реки на востоке страны,
приливы в Белом и Охотском морях и геотермальные источники на
Северном Кавказе и полуострове Камчатка могли бы стать хорошим
дополнением к ныне используемым источникам энергии.

ЗАЧЕМ РОССИИ ВОЗОБНОВЛЯЕМЫЕ ИСТОЧНИКИ ЭНЕРГИИ?

В 2005 году возобновляемые энергоносители в России составляли
примерно 3,5 % от суммарного предложения первичной энергии (СППЭ).
В мире же это самый быстрорастущий источник энергии, на который
приходится 13,5 % мировых поставок (если исключить гидроэнергетику,
доля возобновляемых источников энергии в России составляет всего
1,2 % СППЭ, а к 2010-му она может вырасти лишь до 1,9 %).

Колоссальные запасы углеводородов, низкие внутренние цены на
энергию, слабые экономические стимулы и отсутствие необходимой
юридической базы – вот лишь некоторые причины, объясняющие, почему
Россия не входит в число 25 ведущих стран, которые создают
благоприятные условия для инвестиций в нетрадиционные источники
энергии и наращивают ее использование. В то же время в этом списке
присутствуют такие богатые энергетическими ресурсами государства,
как Норвегия и Австралия.

Отчего в России столь медленно пробуждается интерес к
возобновляемым энергоносителям? Низкий уровень государственной
поддержки, иные приоритеты, как, к примеру, безотлагательная
необходимость модернизации существующей инфраструктуры, и почти
полное отсутствие общественных дебатов и понимания роли
нетрадиционных источников энергии – таковы главные факторы.
Экономика опирается на гигантские запасы нефти и газа, а на
развитие альтернативных энергоносителей выделяется мало бюджетных
средств. Первостепенное внимание направлено на инвестиции в
приоритетные «национальные проекты», государственные корпорации и
стратегические отрасли.

Частный бизнес, скорее всего, не решается рисковать миллионами,
вкладывая их в те отрасли промышленности, которые государство не
находит достаточно привлекательными. Предприниматели предпочитают
дождаться более благоприятных политических и законодательных
условий. Испытанный на Западе путь инновационной деятельности –
разрабатывающие новаторские технологии, малые предприятия, которые
затем укрупняются и становятся ведущими корпорациями, – нелегко
перенести на российскую почву, о какой бы отрасли ни шла речь.

Стимулы, которые могли бы способствовать развитию возобновляемой
энергетики в России, не столь очевидны, как в США, стремящихся
снизить зависимость от ближневосточной нефти, или в Европе, которая
пытается уменьшить зависимость от российского газа на фоне недавно
возникших опасений в надежности поставок. Однако, учитывая
повышение внутренних цен на энергоносители и возможную нехватку
сырья для удовлетворения нужд внутреннего рынка, более широкое
использование возобновляемых источников энергии помогло бы
российскому ТЭКу сэкономить дорогостоящие углеводороды.
Использование альтернативной энергии способно повысить экспортный
потенциал России, хотя и не очень ощутимо.

Бурный рост этой отрасли в мире объясняется озабоченностью
загрязнением атмосферы и глобальным потеплением. Сегодня российское
общественное сознание гораздо менее чутко реагирует на эту
проблему, чем западное. Однако Россия расположена близко к тающим
ледникам Северного полюса, а обширные области в Сибири и на Дальнем
Востоке представляют собой зону вечной мерзлоты. В недавно
опубликованных статьях анализируется угроза, которую глобальное
потепление создает для малых народностей Дальнего Востока, а также
неблагоприятные последствия таяния льдов, например, для животного
мира. Использование возобновляемых энергоресурсов может
благоприятно сказаться на экономике и окружающей среде, но не
является решением более острых проблем, таких, в частности, как
эффективность использования энергии.

ПОТЕНЦИАЛЬНЫЙ РЫНОК ДЛЯ РОССИЙСКОЙ ВОЗОБНОВЛЯЕМОЙ ЭНЕРГИИ

В 2003-м примерно 10 млн жителей отдаленных регионов России, не
подключенных к единой электросети, зависели от дорогостоящих
поставок ископаемого топлива. Так, в самом большом субъекте
Федерации, Республике Саха, примерно 75 % всех коммунальных
расходов в 2006 году пришлось на долю поставок горючего. Стоимость
его транспортировки в эту республику в 2007-м оценивалась в 1,2
млрд рублей. Приведенные цифры дают примерное представление о
возможностях рынка возобновляемых источников энергии в отдельных
российских регионах. Нужно лишь увеличить инвестиции в
альтернативную энергетику для использования, например, силы
ветра.

Самый большой потенциал энергии ветра сосредоточен на Крайнем
Севере и на востоке России. Ветрогенераторы можно эксплуатировать
на северо-западе страны (Архангельская и Калининградская области,
Республика Карелия), на Северном Кавказе (Астраханская и Ростовская
области, Краснодарский край, Республика Дагестан, Республика
Калмыкия), в Сибири (Новосибирская и Тюменская области) и на
Дальнем Востоке (Магаданская и Сахалинская области, Хабаровский
край).

Международное сотрудничество в этой сфере уже началось.
Например, Дания в 2002 году помогла построить ветроэлектрическую
станцию в Калининградской области; в 2005-м норвежская фирма Troms
Kraft объявила о планах строительства ветроэлектрической станции на
Соловецком острове в Белом море; чешская компания Falcon Capital
планирует построить ветровую электростанцию в Калмыкии к 2010 году;
в Краснодарском крае при содействии испанской Ibredrola Renewables
ветровая электростанция появится к 2011-му; голландская Windlife
Energy намерена создать ветроэлектрические мощности в Мурманской
области. Российская компания ГидроОГК также участвует в реализации
нескольких проектов. В частности, она планирует увеличить
ветроэлектрические мощности в Калмыкии с 1 мегаватта в 2007 году до
9 мегаватт к 2010-му. Эта компания разработала пробную
инвестиционную программу до 2010 года и видит большие возможности,
открывающиеся перед российскими производителями оборудования для
ветроэлектрических станций.

Значительный потенциал имеет использование биомассы. Она
представляет собой отходы лесной промышленности и сельского
хозяйства, а также твердые городские и канализационные отходы. Из
них можно производить биогаз, бутанол, этанол и другие продукты.
Так, за последние пять лет число производителей топливных брикетов,
гранул и плит на северо-западе России выросло на порядок. Финская
корпорация Vartsila уже начала поставлять биоэнергетические котлы
деревообрабатывающим компаниям (прежде всего в Иркутской области)
для производства тепловой энергии.

Агропромышленный комплекс России проявляет некоторую
заинтересованность в проектах, связанных с производством
биологического топлива. Многие из них получают поддержку
региональных властей. В 2007-м российское правительство сообщило о
намерении с 2008 по 2012 год инвестировать 4,6 млрд рублей в
увеличение посевных площадей рапса для поддержки производства
дизельного биотоплива. В марте 2008-го премьер-министр Виктор
Зубков объявил о том, что правительство окажет финансовую поддержку
строительству 30 новых заводов по производству биогорючего, а также
вложит средства в модернизацию существующих производственных
мощностей. Если программа будет реализована, производство
биоэтанола в России может возрасти до 2 млн тонн в год. В различных
регионах есть планы создания предприятий по производству
биоэтанола.

В настоящее время подобные проекты часто ориентированы на
экспорт, поскольку при нынешней политике российских властей в
области акцизных сборов экспорт биологического топлива выгоднее его
продажи на внутренних рынках. Согласно оценкам, себестоимость
производства российского биоэтанола для транспортных нужд находится
в диапазоне 7–8 рублей за литр, однако к этому прибавляется
акцизный сбор в 26 рублей, что делает производство для внутреннего
потребления нерентабельным.

Таким образом, стимулом для российского бизнеса служит растущий
спрос на биоэтанол, дизельное биотопливо на основе рапса и
древесное горючее в странах Европейского союза. В России до сих пор
нет единых стандартов дизельного биологического топлива.
Национальная биотопливная ассоциация провела второй международный
форум по биотопливу на основе этанола в апреле 2007 года, а третий
– в апреле 2008-го.

Наибольший потенциал выработки солнечной энергии сосредоточен на
юго-западе России, на Черноморском побережье и в Каспийском
бассейне, а также в Южной Сибири – в Республике Алтай. В 2006 году
экс-президент СССР Михаил Горбачёв призвал лидеров стран «Большой
восьмерки» создать в течение 10 лет Всемирный фонд солнечной
энергии с капиталом 50 млрд долларов. Пока конкретные действия в
этом направлении не предпринимались, но частные инициативы успешно
реализуются.

Так, американская компания Solar Night Industries, Inc. недавно
открыла в Москве свое представительство, которое призвано
содействовать исследованиям солнечной энергии и освоению технологий
по ее производству. Компания Nitol Solar, российский производитель
кремния для солнечных батарей, объявила о планах разместить акции
на Лондонской фондовой бирже и выразила заинтересованность в
развитии солнечной энергетики и ее практическом применении.

 Тройку лидеров по производству электроэнергии из
геотермальных источников в 2007-м составляли Соединенные Штаты,
Япония и Исландия. Россия не входила даже в первую десятку. Между
тем значительные геотермальные ресурсы расположены в сейсмически
активных областях на полуострове Камчатка, Курильских островах и
Сахалине. Две действующие геотермальные электростанции в районе
вулкана Мутновский на Камчатке уже существенно увеличили
предложение электроэнергии на местном рынке. В 2006 году власти
Исландии проявили интерес к сотрудничеству в строительстве
геотермальных установок на российской территории.

 Россия использует примерно 20 % имеющихся у нее
экономически жизнеспособных гидроэнергетических ресурсов. Причем
если в европейской части страны осваивается около 48 %, то в Сибири
– только 25 %, а на Дальнем Востоке – всего 3 % (для сравнения:
США, Канада, несколько государств Западной Европы и Япония
используют от 50 до 90 % своих ресурсов). Бóльшая часть
гидроэнергетического потенциала России сосредоточена в Центральной
и Восточной Сибири, а также на Дальнем Востоке.

Россия считается второй в мире (после Бразилии) страной по
уровню ежегодных речных стоков. Согласно амбициозному плану
ГидроОГК, предполагается вложить около 65 млрд дол. в проекты,
связанные с возобновляемыми источниками энергии, а к 2020-му
компания собирается удвоить мощность электроэнергетических
установок. Уже к 2010 году ГидроОГК намеревается соорудить до 20
мини-гидроэлектростанций на Северном Кавказе.

Ожидая скорого принятия новых законов в области возобновляемой
энергии, российские и зарубежные инвесторы изучают возможности
капиталовложений в гидроэнергетику. Например, японская Mitsui и
норвежская Statkraft рассматривают предложения по строительству на
Северном Кавказе гидроэнергетических установок. Кроме того,
федеральные власти готовы оказать финансовую помощь ГидроОГК в
сооружении приливной электростанции в Мезенской губе Белого моря в
дополнение к действующим приливным электростанциям Тугурская
(Охотское море) и Кислогубская (Баренцево море).

Несколько российских инвестиционных компаний, включая группу
«Онэксим» Михаила Прохорова, стремятся к реализации проектов в
сфере водородного топлива. В 2006-м «Интеррос» и «Норильский
никель» приобрели 35 % акций американской компании Plug Power Inc.
для развития технологий производства топливных элементов и
водородного топлива. В 2005 году создана национальная инновационная
компания «Новые энергетические проекты» во главе с Борисом Кузыком,
которая развивает в России водородные технологии. Некоторые из них
способны существенно улучшить работу солнечных генераторов и
ветродвигателей. Компания подчеркивает важность индустрии
возобновляемой энергии.
Заглядывая в будущее, российский министр промышленности и
энергетики Виктор Христенко объявил о планах использовать автобусы
на водородном топливе в дни зимней Олимпиады-2014. Европейский
исследовательский центр технологий и инвестиций в Голландии
собирается поставить к Олимпийским играм в Сочи конверсионные
технологии для оснащения автобусов, работающих на бензине и
дизельном горючем, водородными двигателями. Этот центр планирует
также реализовать проекты по производству водородного топлива в
Иркутской области. В октябре 2007-го местная администрация
подписала с голландской компанией инвестиционное соглашение о
запуске в ближайшем будущем установки по производству
альтернативного топлива на базе каменного угля. 

ЧТО НУЖНО ДЕЛАТЬ?

Чтобы создать благоприятные условия для выработки возобновляемой
энергии, необходим прорыв на четырех основных направлениях.

Во-первых, политическое руководство России
должно четко сформулировать национальные приоритеты в этой
области.

Во-вторых, нужно принять новое
законодательство, которое создаст более прочный фундамент для
субсидирования этой отрасли и стимулирования инвестиций в
производство нетрадиционных энергоресурсов.

В-третьих, требуется проявлять бóльшую
заинтересованность со стороны российского общества.

В-четвертых, необходимо развивать партнерство
между российскими компаниями и международными корпорациями,
призванное дать импульс развитию жизнеспособного рынка.

В целом спрос на возобновляемую энергию быстрее всего растет в
странах, сделавших ее использование одним из приоритетов
национальной энергетической политики, поскольку такое решение – это
значительный шаг на пути к повышению уровня привлекательности
капиталовложений. Важно также обозначить минимальный процент
возобновляемой энергии в общем производстве энергии в данной
стране, в том или ином регионе. Такие плановые показатели служат
обнадеживающим сигналом для рынка. Они свидетельствуют о том, что
инвестиции в альтернативную энергетику приветствуются и будут
вознаграждены. Например, компания «Ренова» готова участвовать в
проектах по производству солнечной и ветровой энергии, но ждет
государственных субсидий.

В России политические сигналы значат много, но и экономические
приобретают все большее значение. Если руководство по-прежнему
будет делать акцент на добычу нефти и газа, а государственный
бюджет – полагаться преимущественно на налоговые поступления от
этих отраслей, у российского бизнеса не появятся стимулы для
инноваций в области крупномасштабного производства новых источников
энергии. Однако в будущем по мере того как внутренние цены на газ
будут расти, а стоимость генерации возобновляемой энергии станет
падать, ее доля в общем производстве должна увеличиться. Кроме
того, поскольку международные компании начали вкладывать средства в
альтернативную энергию, высока вероятность того, что их примеру
последуют ведущие российские компании.

Некоторые из них в настоящее время делают первые шаги,
инвестируя в западные высокотехнологичные производства. Выше
упоминались «Интеррос» и «Норильский никель».

«Ренова» обнародовала в 2007 году проекты производства
солнечной, ветровой и биологической энергии на итальянском рынке, а
в этом году она увеличила до 39 % свою долю в швейцарской
технологической компании Oerlikon, выпускающей оборудование для
создания солнечных элементов. В начале 2008-го филиал независимого
российского производителя газа «Итера» объявил о намерении
инвестировать в строительство двух биотопливных установок в
Соединенных Штатах, а также в аналогичные проекты, реализуемые в
России и в СНГ.

Российские компании могут также привлекать иностранный капитал
для осуществления проектов в области возобновляемой энергии ради
получения льгот за сокращение выбросов и последующей перепродажи
квот на мировых рынках. Правительственная комиссия, созданная под
эгидой Министерства экономического развития и торговли, начала
принимать заявки на подобные проекты в марте 2008 года. Но если
процесс принятия решений будет слишком сложным и
забюрократизированным, российский бизнес не сможет в полной мере
воспользоваться механизмом совместных проектов, предусмотренным
Киотским протоколом, чтобы привлечь дополнительные источники
финансирования программ эффективного энергопотребления. Темпы
технологической конверсии отчасти зависят от создания в России
благоприятных рыночных условий.

ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ ИНИЦИАТИВЫ

В России предпринималось несколько попыток ввести в действие
законы, стимулирующие развитие возобновляемой энергии. В свое время
президент Борис Ельцин наложил вето на законопроект  «О
государственной политике в области использования нетрадиционных,
возобновляемых источников энергии», принятый Государственной думой
в ноябре 1999-го.

Администрация Владимира Путина, озабоченная решением других
неотложных задач, не внесла документ для повторного обсуждения, и в
октябре 2003 года он был снят с повестки дня Госдумы.

В январе 2005-го парламенту был предложен другой законопроект –
«Об альтернативном топливе для двигателей». Он предусматривал
федеральные субсидии регионам, производящим нетрадиционные
энергоносители, а также государственно-частное партнерство для
осуществления масштабных инвестиций в производство биотоплива для
нужд транспорта. Однако в сентябре 2007 года правительство отозвало
документ на том основании, что в нем отсутствуют четкие
формулировки и он плохо проработан.

Весной прошлого года Совет Федерации и Министерство сельского
хозяйства объявили, что в ближайшем будущем на рассмотрение в
Госдуму будет представлен законопроект «Об основах развития
биоэнергии в Российской Федерации». В этом документе предлагалось
снизить акцизные сборы на топливный этанол и предоставить льготное
налогообложение нефтеперерабатывающим заводам, смешивающим бензин и
дизельное горючее с этанолом. 

В конце ноября 2007-го президент Владимир Путин поручил министру
сельского хозяйства Алексею Гордееву создать «благоприятные условия
для бизнеса, занимающегося производством биотоплива». Некоторые
руководители предприятий пошли еще дальше, предложив законодательно
обязать производителей добавлять биоэтанол и биологическое
дизельное топливо в моторное горючее и внести соответствующие
изменения в налоговое и таможенное законодательство. Однако,
несмотря на то что в стране имеется 20 млн гектаров неиспользуемых
пахотных земель, критики высказали озабоченность по поводу влияния
производства биотоплива из зерновых культур на рыночные цены зерна
в России, а также растущей конкуренции между западными
производителями биотоплива и призвали не спешить.

Министерство промышленности и энергетики неоднократно заявляло о
необходимости расширить применение нетрадиционных энергоносителей.
В начале 2006 года министерство в сотрудничестве с РАО «ЕЭС»
подготовило законопроект «О поддержке использования возобновляемой
энергии». В конце прошлого года был принят новый федеральный закон
о реформировании РАО «ЕЭС», который может способствовать выделению
государственных субсидий для коммунальных предприятий, использующих
возобновляемые источники для генерирования электроэнергии.

* * *

В западных странах высокие цены на энергоносители являются
мощным стимулом для развития технологий получения солнечной и
ветровой энергии, создания топливных элементов, приливных и
геотермальных электростанций, производства возобновляемой энергии
из биомассы, равно как и других подобных технологий.

У России нет серьезных экономических стимулов для того, чтобы
снижать зависимость от ископаемого топлива. Вследствие этого, а
также в силу недофинансирования опытного производства и
недостаточных инвестиций в нетрадиционные источники энергии она
отстает в развитии конкурентоспособного производства в данной
области.

Правда, в последнее время правительство начало уделять больше
внимания технологиям генерации возобновляемых энергоресурсов. В
январе 2008 года на совещании Совета безопасности президент
Владимир Путин заявил, что «у России имеются
финансово-экономические возможности для более широкого
использования чистых технологий». После этой речи, посвященной
экологической безопасности страны, бывший вице-премьер Дмитрий
Медведев выразил мнение, что Россия «должна быстро действовать,
чтобы застолбить себе место» на мировом рынке технологий
производства чистой и возобновляемой энергии.

Но чтобы это стало реальностью, нужны соответствующие
политические, экономические и юридические условия, а также
использование значительного научно-технического потенциала
России.

Содержание номера