05.11.2020
Во славу Мельпомены
Колонка редактора
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Фёдор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Директор по научной работе Международного дискуссионного клуба «Валдай». Профессор-исследователь НИУ ВШЭ. Выпускник филологического факультета МГУ, с 1990 года – журналист-международник.

Контакты

Тел. +7 (495) 980-7353
[email protected]

Политическая Мельпомена постаралась на славу. Президентские выборы-2020 подарили зрителям захватывающий спектакль с непредсказуемым до последнего момента финалом, за что им спасибо. Но если отвлечься от эмоций и внешних эффектов, кампания и её итоги подтвердили устойчивые тенденции, не зависящие от персоналий.

Америка расколота пополам, нет оснований ожидать, что такая ситуация изменится в сколько-нибудь обозримом будущем. Раскол не ситуативный, а вполне мировоззренческий, два кандидата, какими бы они лично ни были, олицетворяют разные общественно-политические философии. Растущая и всё более напористо настроенная «прогрессивная Америка» против намеренной отстаивать свой традиционный образ жизни Америки консервативной. Судя по доминирующему медиафону, последнее время казалось, что первая берёт верх. Однако результаты показывают, что острейшая борьба продолжается, а мейнстрим сознательно или инстинктивно заставляет всех смотреть в кривое зеркало. Демографические и культурные тренды вроде бы на стороне прогрессистов, но даже если это так, время полной победы ещё не пришло. А поскольку страну с неизбежностью ждёт сложная трансформация (даже возраст кандидатов демонстрирует переходность нынешнего момента), дальнейшую идейную палитру пока трудно предсказать. Возможно, на выходе из фазы внутренних изменений распределение общества по взглядам и партиям будет другим.

Наиболее интересный вопрос, связанный с этими выборами, – что происходит с демократией. Все механизмы работают исправно, процедуры, созданные когда-то для поддержания системы сдержек и противовесов, соблюдаются, дойдёт дело до судов – вероятно, и там будет всё в чётких рамках. Но когда политика до такой степени поляризована, а к этому добавляются ещё и форс-мажорные обстоятельства (карантины, пандемия), в результате которых треть избирателей голосует дистанционно и сильно заранее, степень искажения «воли народа» становится трудно определить. Не говоря уже об упомянутой предвзятости СМИ, одна часть которых движется тараном со знакомым нам лозунгом «голосуй или проиграешь», а другая отстреливается бронебойными снарядами из глухой, но очень озлобленной обороны. Говорить об объективности медиа просто не имеет смысла, а сохраняющийся плюрализм на информационном рынке помогает мало – он просто гарантирует, что люди с определёнными взглядами получают желаемую ими информацию и никакую другую.

Это не означает, что прежде всё было прекрасно, манипуляции имели место всегда, а приписываемая Черчиллю характеристика демократии как худшей формы правления помимо остальных – верна.

Однако в условиях более упорядоченного мира и относительно структурированной идеологической рамки демократические процедуры были более адекватны настроениям населения. Сейчас же то, что прежде посчитали бы мухляжом, презентуется в качестве отстаивания прав и свобод.

События в Соединённых Штатах довольно мало повлияют на Россию по трём причинам. Во-первых, прежняя политическая повестка дня между Россией и США исчерпана (даже если удастся продлить СНВ), а перспективы появления новой не ясны. Экономика большой роли не играет, а если что-то развивается, то само собой, вопреки государственной политике. Ну а идеологически мы давно разошлись по разным полюсам после романтических иллюзий либеральной гармонии в начале 1990-х. Во-вторых, изменения в мировом политическом ландшафте меняют систему приоритетов и для Вашингтона, и для Москвы, они перестают быть друг для друга столь важны, как раньше. И это процесс объективный, по крайней мере на нынешнем этапе мировой политики. В-третьих, внутриполитическая поляризация в Америке на позволит проводить активную и последовательную внешнюю политику при любом исходе.

В условиях анархического полицентризма современного мира опыт предыдущих периодов не только бесполезен, но даже мешает пониманию новых процессов. Для России важный аспект его – чрезмерная фиксация на США в ущерб другим направлениям. И от этого надо избавляться как можно скорее. У России и Соединённых Штатов могут появиться совместные интересы, но для этого понадобится переосмысление самого характера связей, отказ от инерции холодной войны и особенно времени после неё.

Соединённые Штаты на предстоящий период будут заняты, прежде всего, собственными делами. Наиболее острые вызовы для всех – внутренние. Значимость внешних дел сократится, зато расширяется их роль в качестве инструмента решения внутренних проблем. А это ещё сужает пространство для содержательного международного разговора. Замкнутый круг.

По-настоящему новый этап начнётся тогда, когда выборы в США не будут вызывать всеобщей экзальтации по всему миру, а превратятся во внутренний процесс ещё одного иностранного государства. Пусть и важного. А симпатии либо антипатии к тому или иному претенденту будут определяться в первую очередь эстетическими пристрастиями, а не мыслями о том, как он повлияет на будущее остального мира.

Российская газета

России пора уходить от американоцентризма
Фёдор Лукьянов
Начинаются баталии за пост президента США, небывалые по сопутствующим обстоятельствам. В России перед каждыми выборами там завязывается дискуссия, кто «лучше» для Москвы. Точным ответом стало бы сейчас сталинское «оба хуже» – атмосфера такова, что позитивные изменения исключены, кто бы ни победил. Вариации же зависят от того, какое место занимает Россия в картине мира претендентов.
Подробнее