06.01.2022
Ещё год в поисках «нормальности»
Мнения
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Максим Сучков

Директор Института международных исследований МГИМО МИД России, директор Центра перспективных американских исследований ИМИ МГИМО МИД России; доцент кафедры прикладного анализа международных проблем МГИМО МИД России; научный сотрудник инициативы по диалогу в рамках второго направления дипломатии в Институте Ближнего Востока в Вашингтоне.

AUTHOR IDs

ORCID 0000-0003-3551-7256

Контакты

Адрес: Россия, 119454, Москва, пр-т Вернадского

То, что казалось «безумием» Трампа год назад, сегодня стало «принципиальным прагматизмом» Байдена. Но пытаться вернуть для себя «уютное вчера» менее эффективная стратегия, чем создавать «комфортное завтра». Хотя, возможно, именно по ней ностальгируют многие граждане и часть американской элиты.

В январе 2021 г. США переживали не лучшие времена. Рейтинг одобрения работы уходящего президента составлял 34 процента. Заболеваемость коронавирусом в целом начала снижаться, но число смертельных исходов всё ещё пугало. Отношения с двумя крупнейшими державами – Китаем и Россией – оставались напряжёнными, а европейские и азиатские союзники были дезориентированы характером американской политики и намерениями заокеанского лидера. Во внутренней политике демократы и республиканцы по многим вопросам не могли договориться друг с другом и внутри своих партий. Социально-политическая поляризация общества достигла апогея 6 января, когда протестующие, несогласные с результатами выборов нового президента, вторглись в Конгресс – тот инцидент унёс жизни пяти человек и пошатнул пестуемый десятилетиями образ Америки как маяка демократии.

Если бы можно было не следить за происходящим в Соединённых Штатах на протяжении года, а вернуться к этой стране в декабре, могло бы сложиться впечатление, что вообще ничего не изменилось, по крайней мере в лучшую сторону. Рейтинг одобрения уже нового президента на отметке 36 процентов. Конфронтация с Пекином и Москвой углубилась, а союзники по-прежнему дезориентированы. Из-за нового штамма число заболевших коронавирусом по стране увеличивается. Партии едва могут договориться – как между собой, так и внутри самих себя – по ключевым вопросам внутренней политики. Общество всё также расколото, а минимум треть страны уверена, что победу на выборах у их кандидата всё же украли.

Разумеется, на отрезке с января по декабрь произошло немало событий, но главное из этого – мало кто теперь ждёт возвращения к «нормальности». Именно в этом была главная надежда тех, кто хотел ухода Трампа больше, чем победы Байдена. Четыре года главные СМИ и «говорящие головы» Америки убеждали граждан, что избрание Трампа – недоразумение, что этот период нужно «переждать», а ещё лучше пытаться приблизить конец его президентства через импичмент(ы).

Чем закончился «рейс 93» Дональда Трампа
Фёдор Лукьянов
Президентство Трампа завершилось. Теперь окончательно – не в момент инаугурации Джозефа Байдена, а когда не состоялся импичмент задним числом. Все дальнейшие действия – преследование Трампа, его новое политическое позиционирование, намерение вновь двинуться в президенты – уже другая глава. «Рейс 93» полёт завершил.
Подробнее

Избирательная кампания и первый год президентства Байдена наглядно продемонстрировали, что проблемы страны глубже, и это и есть «новая нормальность». Стадия принятия этого ещё не наступила, но разные слои американского общества и политики находятся кто на стадии торга, кто – депрессии.

Виноват ли в сложившейся ситуации сам Байден? Сторонники и противники президента наверняка найдут достаточно убедительные аргументы каждый в пользу своей позиции. Но первый год его правления выявил как минимум три особенности, которые будут определять характер американской политики в период очередного поиска страной «себя» в мире.

Первая – Трамп оказался не аберрацией, а вариантом нормы. Более внимательные наблюдатели уже давно сделали этот вывод, но Байден закрепил это восприятие, продолжив взятый Трампом курс по ряду направлений, особенно во внешней политике. Риторика об укреплении демократии и продвижении «универсальных прав человека» и заверения в приверженности союзам фактически камуфлируют всё тот же трамповский меркантилизм и ориентацию на собственные интересы. Бессмысленно отступать от таких политик, особенно когда они работают на интерес страны и пользуются поддержкой населения.

То, что казалось «безумием» Трампа – стало «принципиальным прагматизмом» Байдена.

Там же, где Байден принимал отличные от Трампа решения, их драйверами были значимые для демократов интересы конкурирующих бизнес-элит и электоральные факторы. Всё это «нормальная» политика, а не демонстрация «большей адекватности» и забота о нации, как её пытаются представить лояльные демократам медиа.

Вторая – Трампу каким-то образом удавалось делать неправильные вещи, но получать при этом действенный результат. Деятельность Байдена нередко складывается по обратному принципу: делать правильные вещи, но получать результат обратный ожиданиям. Уход из далёкой страны, где США потратили миллиарды долларов, и где погибли сотни тысяч солдат и гражданских – в интересах Америки. Но из-за организации самого процесса, неадекватного просчёта последствий и отсутствия плана действий «на следующий день», уход из Афганистана стал не самой светлой страницей современной американской истории. Принятые администрацией меры по поддержке населения в период пандемии действительно помогли многим рядовым американцам, но способствовали разгону инфляции и повышению цен. В этой же категории миграционная политика, отношения с Россией, саммит демократий и многие другие темы.

Третья – пытаться вернуть для себя «уютное вчера» – менее эффективная стратегия, чем создавать «комфортное завтра». «Возвращение к нормальности» – популярный сюжет в американской политике. Именно под этим лозунгом в 1920 г. в Белый дом пришёл Уоррен Хардинг. Тогда Америка пыталась оправиться от последствий Первой мировой войны и пандемии «испанского гриппа», и республиканец Хардинг казался более умелым проводником в этой миссии, чем его демократический оппонент Джеймс Кокс, которого поддерживал к тому времени уже непопулярный президент Вудро Вильсон. Сделать это Хардингу так и не удалось – президент скончался от обширного инфаркта после двух лет правления. Потребовалась три составляющие: Великая депрессия, ещё одна мировая война и равновеликий противник на мировой арене, чтобы Америка создала для себя новую «нормальность» – быть глобальной супердержавой. Прошло почти полвека – главный противник исчез с карты мира, и Соединённые Штаты оказалась в ещё более комфортной для себя «нормальности» – «однополярной великодержавности». Возможно, именно по ней ностальгируют многие граждане и часть американской элиты и именно её они стремятся вернуть. Однако похоже, что некоторые члены этой администрации, всё же, интуитивно понимают бесперспективность такого мышления. Нащупать правильный подход к выстраиванию новой «нормальности» пока не получается, но движение в этом направлении идёт. Сильный главный противник у Америки уже есть – это Китай. Ситуация внутри США ещё не депрессивная, но достаточно кризисная. Остаётся надеяться, что в этот раз обретение новой «нормальности» обойдётся без третьего компонента.

Первый год Байдена: возвращение к нормальности и добропорядочности свершилось. Что дальше?
Игорь Зевелёв, Максим Сучков, Фёдор Лукьянов
Можно ли сказать, что Америка вернулась в привычное состояние после исторической битвы при Трампе? Каковы главные достижения Байдена за время президентства? Об этом Фёдор Лукьянов поговорил для программы «Международное обозрение» с Игорем Зевелёвым и Максимом Сучковым.
Подробнее