15.09.2022
«Привычная схема глобализации перестала работать, а новая будет основана на региональных звеньях, ШОС – идеальная опора»
Интервью
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Фёдор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Директор по научной работе Международного дискуссионного клуба «Валдай». Профессор-исследователь Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». 

Контакты

Тел. +7 (495) 980-7353
[email protected]

Интервью HSE Daily

15 сентября в Самарканде открылся саммит Шанхайской организации сотрудничества, который многие эксперты называют важным этапом развития организации. О роли ШОС в мире и вероятных результатах саммита читайте в интервью нашего главного редактора Фёдора Лукьянова HSE Daily.

– Можно ли говорить, что авторитет Шанхайской организации сотрудничества в последние годы растёт?

– Внимание и интерес к ШОС, несомненно, растут. Саммит в Самарканде – наглядный пример. Такого собрания лидеров, включая наиболее влиятельные и значимые страны мира, в рамках организации ещё не было. Многие стремятся установить формальные связи (наблюдатель, партнёр по диалогу), да и количество членов увеличивается. Вступление Ирана, а оно произойдёт сейчас в Самарканде, означает, что практически все основные державы Евразии (кроме Турции, которая присутствует как гость) представлены в этой структуре.

– Стоит ли называть ШОС лидером региона или макрорегиона?

– Скажем так, это главная организация расширенного Евразийского региона, которая потенциально может стать его полноценным лидером. Но для этого нужно найти способы повысить эффективность работы ШОС в столь многочисленном формате. Запрос на лидирующую роль есть.

– Может ли она в ближайшей или среднесрочной перспективе стать аналогом Движения неприсоединения 1960-х – середины 1980-х годов?

– Нет, это некорректная аналогия. Движение неприсоединения состояло из стран, которые хотели отстраниться от основного противостояния того времени – СССР против США. В ШОС же состоят две страны, которые и являются сторонами главного противостояния сегодня, – Россия и Китай (против Соединённых Штатов). ШОС – прежде всего региональная организация, и её задачей должно быть не соперничество с кем-то внешним, а комплексное развитие Евразии как пространства, критически важного для мирового развития и на него влияющего.

– Накануне саммита сообщалось, что к ШОС присоединятся сразу шесть государств. О ком идёт речь и насколько это усилит организацию?

– Членом будет официально объявлен Иран. Белоруссия, которая сейчас партнёр по диалогу, подала заявку на членство. Египет, Катар и Саудовская Аравия становятся партнёрами по диалогу. Начата процедура предоставления такого статуса Бахрейну и Мальдивам. Это многоуровневая конструкция, но ШОС действительно развивается. В целом это её усиливает, поскольку потенциально расширяет масштаб транспортно-логистических проектов, которые организация может реализовывать.

– События на Украине и зимние беспорядки в Казахстане привлекают к ШОС новых участников или скорее вынуждают их действовать осторожнее?

Казахстан не повлиял на ШОС, а Украина, конечно, влияет на всё. Пожалуй, это стимулирует интерес и притяжение к ШОС, потому что привычная схема глобализации перестала работать, а новая будет основана на региональных звеньях, их взаимодействии в мировом масштабе. ШОС – идеальная опора.  

– Какие ключевые задачи организации вы видите сейчас?

– Повышение связанности Евразии, налаживание всех видов транспортно-логистических и производственных связей, превращение Евразии в пространство взаимосвязанного развития. Это самое главное, все политические возможности – функция от этого.

– Стоит ли ШОС становиться более структурированной или ей лучше сохранять более мягкую конструкцию участия? 

– ШОС достаточно структурирована, это не некий клуб по интересам. Есть центральные органы, есть чёткая схема встреч на разных уровнях, разные, но тоже понятные уровни участия. С этим всё в порядке.

– Какие проблемы в организации вы бы выделили?

– Организация очень большая и неоднородная – это плюс, это же минус, потому что требуется очень много сил и времени, чтобы согласовывать решения. Это неизбежно, но надо искать способы совершенствования работы аппарата.

– Есть ли вероятность, что ШОС может стать евразийским аналогом НАТО в плане безусловного политического и экономического лидерства Китая?

– Это совершенно другой тип организации, ничего общего с НАТО. Совсем другая повестка, отсутствует иерархия. А лидерство/доминирование Китая в ШОС совершенно неочевидно. Как раз смысл этой организации в том, чтобы выравнивать возможности разных государств и не допускать чьего-то диктата.

– Недавно помощник президента России Юрий Ушаков сообщил, что участники саммита обсудят вопросы безопасности и ситуацию в Афганистане. Пойдёт ли речь только о ситуации вокруг этой страны или будут затронуты проблемы других регионов?

– Естественно, там масса разных вопросов, но регион у нас общий – это Евразия в разных её проявлениях. Афганистан – часть Евразии, развитие ситуации в Афганистане очень важно для большинства участников ШОС или присутствующих на саммите. Так что это совершенно естественная часть повестки.

– Может ли серьёзно повлиять на повестку саммита эскалация конфликта в Карабахе?

– Ну разве что отсутствие премьер-министра Армении Никола Пашиняна, который не смог приехать из-за обострения, хотя собирался посетить саммит. В остальном это не должно особенно повлиять.

– Каких итогов стоит ожидать от саммита?

– Будет подписано порядка сорока разных документов, в том числе по официальному принятию Ирана и запуску процедуры в отношении других стран. Плюс очень важные встречи в двух- и многосторонних форматах, это в условиях общей напряжённости очень важно. Надо отдельно отметить, что Узбекистан как принимающая сторона сыграл очень большую и конструктивную роль, его председательство удалось и способствовало дальнейшему подъему организации.

Подготовил: Павел Аптекарь
HSE Daily
Рождение Большой Евразии
Дмитрий Ефременко
Еще недавно доминирование Запада казалось абсолютным, но роли учителя и ученика, лидера и отстающего не закреплены здесь раз и навсегда. Все более острым будет соперничество в интерпретации реальности, производстве смыслов и трансляции ценностей.
Подробнее