02.02.2021
Преемственность – кому? «Новая» политика США в Юго-Восточной Азии
Мнения
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Александр С. Королёв

Кандидат политических наук, заместитель заведующего Евразийским сектором Центра комплексных европейских и международных исследований Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики».

Журнал «Россия в глобальной политике» совместно с ЦКЕМИ

На бумаге смена администрации в США выглядит глотком свежего воздуха для АСЕАН, но на практике политика Байдена в Юго-Восточной Азии может стать лишь более усовершенствованной версией курса Трампа. Журнал «Россия в глобальной политике» совместно с Центром комплексных европейских и международных исследований НИУ «Высшая школа экономики» продолжает публикацию серии статей об изменениях на международной арене.

Страны Юго-Восточной Азии вздохнули с облегчением после ухода Дональда Трампа. Теперь они с замиранием сердца ожидают возврата наиболее предпочтительного для себя набора американских инструментов – признания центральной роли АСЕАН, поддержки многосторонних институтов, более прозрачной инвестиционной и экономической деятельности. Однако не стоит спешить с оптимизмом. Глубокий внутриполитический раскол в США и невозможность в одночасье избавиться от внешнеполитического багажа Трампа превращают Вашингтон в менее надёжного и предсказуемого партнёра для АСЕАН.

 

Провожая Трампа

 

Дональд Трамп так и не стал «своим» в Юго-Восточной Азии. По прошествии четырёх лет его президентства можно сказать, что самые сумрачные опасения асеановцев по поводу политики США в Азии оправдались. Это и выход из многосторонних сделок по типу ТТП, и фактически полное игнорирование асеаноцентричных институтов, что больно ударило по самолюбию и позиционированию Ассоциации. Сюда же можно добавить и публичную порку отдельных стран-членов объединения в связи с обвинениями в валютных манипуляциях и недобросовестной торговле.

Наконец, откат от мультилатерализма и торговой либерализации, что традиционно являлось топливом для АСЕАН, к односторонним действиям, апофеозом которых стало развязывание торговой и санкционной войны против Китая. Последнее вызвало особое беспокойство внутри Ассоциации в виду возможности наступления в Азии новой холодной войны, которая неизбежно потребует от «десятки» выбора между двумя центрами силы. Худший из возможных для АСЕАН сценариев. Не случайно, что во время президентства Трампа в дипломатической и экспертной среде АСЕАН проскальзывали фразы в духе: «Как же хорошо нам жилось при Обаме». Действительно, на период президентства Барака Обамы пришлись золотые годы двустороннего сотрудничества как в эмоциональном, так и субстантивном плане.

Примечательно, однако, что именно Трамп, сам того не желая, дал АСЕАН то, что было не под силу его предшественнику. А именно – расшевелил АСЕАН и придал новый импульс «десятке» по рядку направлений. Его выход из ТТП во многом ускорил переговоры по ВРЭП, которые завершились подписанием соглашения в конце 2020 года. Ещё большее обострение ситуации в Южно-Китайском море побудило АСЕАН мобилизовать усилия по принятию проекта Кодекса поведения сторон, который призван заменить нынешнюю екларацию. Не осталась АСЕАН в стороне и от «гонки» Индо-Тихоокеанских стратегий, и в 2019 г. предложила своё видение ИТР, хоть и откровенно беззубое. Нельзя не отметить экономическую активизацию АСЕАН в результате торговых войн между США и Китаем. Благодаря или вопреки ей Ассоциация не только смогла увеличить торговлю с ключевыми партнёрами, но и занять некоторые открывшиеся ниши.

 

Политика Байдена. Хорошо забытое старое?

 

Приход Джозефа Байдена справедливо ставит вопрос, произойдёт ли демонтаж внешнеполитических принципов и инструментов Трампа в Азии или преемственность по ряду ключевых вопросов сохранится. Тем более что оба его предшественника заходили в Азию с собственными брендами – разворот Обамы и Индо-Пацифика в американской версии при Трампе.

Сами страны АСЕАН были бы рады наблюдать преемственность администрации Байдена с политикой Обамы. И стоит признать, определённые предпосылки к этому имеются.

Во-первых, представители демократического крыла более склонны к продвижению многосторонней дипломатии, вовлечению в различные форматы взаимодействия. Сам новоиспеченный президент уже принял решение вернуться в некоторые институты, которые не пользовались популярностью у Трампа. Характерно, что Байден не отворачивается от обновлённого проекта Транстихоокеанского партнёрства, как это делал его предшественник, и сохраняет интригу по поводу возможного подключения Вашингтона к соглашению в будущем.

Более того, нынешний госсекретарь США Энтони Блинкен уже не раз заявлял, что президент Байден не станет допускать ошибок прошлой администрации и будет сотрудничать с АСЕАН по наиболее важным вопросам. Страны Ассоциации позитивно воспринимают подобные сигналы от первых лиц в Вашингтоне и рассчитывают устранить сформировавшуюся за время пребывания Трампа на посту президента институциональную инерцию в двусторонних отношениях.

Во-вторых, оптимизма АСЕАН добавляют и кадровые назначения Байдена. Прежде всего, речь идёт об «азиатском царе», как его любят называть зарубежные СМИ, Курте Кэмпбелле. Он считается одним из главных архитекторов разворота в Азию при Обаме, и теперь будет координировать всю азиатскую политику. В своё время именно Кэмпбелл сыграл важную роль в присоединении Соединённых Штатов к Восточноазиатскому саммиту, выступал за укрепление союзнических отношений с Таиландом и Филиппинами, а также за построение более тесных оборонных и торгово-экономических связей с Индонезией, Вьетнамом и Малайзией.

 

Суровые будни АСЕАН

 

Вместе с тем наивно полагать, что Байдену или его помощникам удастся скопировать модель американо-асеановских отношений, сформировавшуюся при Обаме. Помимо чисто внутренних проблем – усугубления внутриполитического кризиса в США, есть и очевидные внешние факторы. Без малого десять лет мы наблюдаем последовательную деградацию американо-китайских отношений. Различные инструменты конкурентной борьбы – такие, как санкции, торговые и информационные войны – являются долгосрочным элементом, и едва ли Байден даже при большом желании способен изменить сложившийся расклад сил. Для АСЕАН это создаёт риски.

«Десятка» не скрывает опасений оказаться под огнём санкционных и иных дискриминационных ударов по принципу вторичности, особенно, будучи теперь ключевым торгово-экономическим партнёром Китая.

Другим потенциальным вызовом для АСЕАН может стать дальнейшее продвижение администрацией Байдена стратегии Индо-Тихоокеанского региона. АСЕАН на уровне объединения болезненно воспринимала попытки Трампа превратить ИТР и один из элементов – QUAD – в подобие антикитайского альянса и стремится дистанцироваться от этого процесса.

Сам президент Байден и его окружение неоднократно заявляли о приверженности Индо-Пацифике и важности укрепления связей с основными её участниками – Индией, Австралией и Японией. Как итог – продвижение американоцентричной версии ИТР с антикитайским уклоном и попытка вовлечь в этот процесс страны АСЕАН грозит углубить раскол внутри объединения, подорвать основополагающие принципы «десятки» и в очередной раз усомниться в статусе центрального игрока в обеспечении безопасности в регионе, которым АСЕАН активно бравирует. Весьма вероятно, что при Байдене эта тенденция продолжится.

Наконец, классическим набором Демократической партии является продвижение демократии и либеральных ценностей, и страны АСЕАН не являются исключением. И если Дональд Трамп не уделял особого внимания коррупционным скандалам и двойной смене власти в Малайзии, внутриполитическим проблем в Таиланде, кризису в Мьянме, то с приходом Байдена позиция Вашингтона, наверняка, изменится, что станет дополнительным раздражителем для АСЕАН.

Что в сухом остатке? На бумаге смена администрации в США выглядит глотком свежего воздуха для Ассоциации, но на практике политика Байдена в ЮВА может стать лишь более усовершенствованной версией курса Трампа. При этом если в тактическом плане страны-члены АСЕАН могут рассчитывать на определённые привилегии, то в стратегическом, во многом в виду глубокого внутриполитического кризиса и непоследовательной внешней политики, риски от сотрудничества с Вашингтоном становятся всё более очевидными. Это формирует объективную необходимость для «десятки» в расширении контактов и одновременно большем инвестировании в самих себя.

«Азиатский век» в опасности
Ли Сянь Лун
Азия процветала, потому что период Pax Americana, длящийся с конца Второй мировой войны, обеспечивал благоприятный стратегический контекст. Но теперь перипетии американо-китайских отношений поднимают вопросы о будущем Азии и о форме зарождающегося международного порядка.
Подробнее