13.03.2014
Обязанности без границ
Мнения
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Джозеф Най-младший

Заслуженный профессор факультета государственного управления Гарвардского университета; автор книги «Наступил ли конец американского века?».

КЕМБРИДЖ – Как говорят, в гражданской войне в Сирии уже погибло более 130 тысяч человек. Отчеты Организации Объединенных Наций о зверствах, заполнившие Интернет фотографии нападений на гражданских лиц, а также сообщения о страдающих беженцах раздирают наши сердца. Но что же должно быть сделано – и кем?

Недавно канадский ученый-политик Майкл Игнатьев призвал президента США Барака Обаму ввести над Сирией бесполетную зону, несмотря на то что Россия почти наверняка наложит вето на резолюцию Совета Безопасности ООН, необходимую для легализации подобного шага. С точки зрения Игнатьева, в случае если президенту Сирии Башару аль-Асаду будет позволено господствовать, его силы будут уничтожать остатки суннитских повстанцев – по крайней мере сейчас; пока ненависть пылает, кровь в конце концов польется вновь.

А в расположенной по соседству статье обозреватель Томас Фридман описал некоторые уроки, полученные из опыта Соединенных Штатов на Ближнем Востоке. Во-первых, американцы мало смыслят в социальных и политических проблемах этого региона. Во-вторых, США не могут предотвратить плохие события (приемлемой ценой) и не могут сделать так, чтобы хорошие события случались сами собой. И, в-третьих, когда Америка пытается осуществить что-то хорошее в этих странах, она рискует брать на себя ответственность за решение их проблем.

Так каковы обязанности лидера за пределами его страны? Проблема выходит далеко за рамки Сирии – свидетельствами чему являются недавние убийства в Южном Судане, Центральноафриканской республике, Сомали и других местах. В 2005 году Генеральная Ассамблея ООН единогласно признала принцип «ответственности за защиту» граждан, когда этого не может сделать их собственное правительство, а в 2011 году он был привлечен при принятии резолюции 1973 Совета Безопасности ООН, которая разрешила использование военной силы в Ливии.

Россия, Китай и другие страны считают, что этот принцип был неверно применен к Ливии и что руководящей доктриной международного права остается Устав ООН, который запрещает применение силы, кроме случаев самообороны или с санкции Совета Безопасности. Однако еще в 1999 году, когда потенциальная резолюция Совета Безопасности по Косово столкнулась с российским вето, НАТО все равно применило силу, и многие правозащитники утверждают, что если не рассматривать законность, это решение было морально оправданным.

Итак, какими же аргументами должны руководствоваться политические лидеры, пытаясь принять решение относительно продвижения правильной политики? Ответ, частично, зависит от степени общности, которую они чувствуют себя морально обязанными поддерживать.

Выходя за рамки небольших групп, идентичность людей формируется тем, что Бенедикт Андерсон назвал «воображаемые сообщества». Лишь немногие люди имеют опыт непосредственного общения с другими членами сообщества, с которым они себя отождествляют. В последние столетия нации являлись такими воображаемыми сообществами, ради которых большинство людей было готово пойти на жертвы или даже умереть и большинство лидеров своими важнейшими обязанностями считали те, которые в основном распространялись на нацию.

Однако в мире глобализации многие люди одновременно относятся к нескольким воображаемым сообществам. Некоторые из них – на местном, региональном, национальном и космополитическом уровне – судя по всему, организованы в виде концентрических кругов, в которых степень тождественности убывает по мере удаления от ядра; однако в век глобальной информации этот порядок стал путаться.

Сегодня многие идентичности распространяются на несколько кругов – сходства, привнесенные благодаря Интернету и дешевым путешествиям. Диаспоры сегодня находятся на расстоянии щелчка мыши. Профессиональные группы придерживаются транснациональных стандартов. Группы активистов, от экологов до террористов, также имеют связь через границы.

В результате, суверенитет больше не является абсолютным и непроницаемым, как это когда-то казалось. Генеральная Ассамблея ООН просто признала реальность, когда ввела принцип ответственности по защите людей в суверенных государствах, находящихся в опасности.

Но какие моральные обязанности это налагает на конкретного лидера, например Обаму? Теоретик в сфере руководства Барбара Каллерман обвинила бывшего президента США Билла Клинтона в моральном провале в виде обособленности от мира из-за его неадекватной реакции на геноцид в Руанде в 1994 году. С одной стороны, она права. Однако другие лидеры также вели себя обособлено, и ни одна страна не дала адекватного ответа.

Если бы Клинтон попытался отправить американские войска, он бы столкнулся с жестким сопротивлением в Конгрессе США. Через столь краткий промежуток времени после смертей американских солдат в гуманитарной интервенции в Сомали 1993 года американская общественность не была настроена на еще одну военную миссию за рубежом.

Так что же должны делать демократически избранные лидеры в подобных обстоятельствах? Клинтон признал, что он мог бы сделать больше, чтобы стимулировать ООН и другие страны на спасение жизней в Руанде. Однако хорошие лидеры сегодня часто оказываются зажатыми между своими личными космополитическими склонностями и более традиционными обязательствами перед гражданами, которые их избрали.

К счастью, обособленность не является моральным предложением из разряда «все или ничего». В мире, где люди организованы в национальные сообщества, чистый космополитический идеал невозможен. Глобальное выравнивание доходов, например, не является допустимым обязательством для национального политического лидера; однако такой лидер может сплотить последователей, говоря о том, что большее должно быть сделано для сокращения масштабов нищеты и болезней во всем мире.

Как сказал философ Кваме Энтони Аппиа, «Не убий ? это тест, который сдают по системе сдал-не-сдал. Почитай отца своего, и мать свою ? допускает градацию».

То же самое верно и для противостояния космополитизма и обособленности. Мы можем восхищаться лидерами, которые предпринимают усилия по укреплению в своих последователях чувства моральной ответственности за пределами национальных границ; но крайне мало пользы в том, чтобы заставлять лидеров придерживаться нереальных стандартов, которые подрывали бы их возможность оставаться лидерами.

В процессе борьбы Обамы за определение своих обязанностей в Сирии и других местах он сталкивается с серьезной моральной дилеммой. Как говорил Аппиа, обязанность за пределами национальных границ является вопросом относительным; также существуют и различные степени вмешательства, которые варьируются от помощи беженцам и войскам до различных степеней применения силы.

Однако, даже делая такие ранжированные выборы, лидер также обязан перед своими последователями быть благоразумным – в первую очередь он должен помнить клятву Гиппократа: не навреди. Игнатьев говорит, что Обама уже несет ответственность за последствия своего бездействия; Фридман напоминает ему о добродетели благоразумия. Бедный Обама.

| Project Syndicate