14.06.2021
О ком заботится Билл Нельсон? Послевкусие
Мнения
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Валентин Уваров

Советник генерального директора АО «Успешные ракеты», член Совета РАН по космосу, член Международного института космического права.

Заявление руководителя НАСА Билла Нельсона о том, что сотрудничество Соединённых Штатов и России в космосе является уникальным и исключительным и не должно прекращаться, вызвало достаточно много комментариев. Он сказал это в интервью газете Politico, опубликованном в минувшую пятницу. Конечно, на фоне усталости от российско-американских отношений, перешедших в категорию «хуже некуда», это как глоток чистого воздуха без примеси углерода.

В комментариях акцент делается только на слова главы НАСА о желании продлить сотрудничество с Россией на МКС, подчёркиваются его отсылки на исторический опыт международного сотрудничества. Но высказывание Нельсона следует рассматривать в контексте всех затронутых им вопросов и того, что он оставил за скобками.

Американцы действуют из своих чисто прагматических интересов, как это было и в 1975 г., когда был реализован проект «Союз – Аполлон». Возможность нештатных ситуаций и необходимость организации спасения подталкивали обе стороны к тому, чтобы отработать технологии и иметь страховку в непредвиденных ситуациях.

Нельсон говорит, что работники российской космической сферы хотят, чтобы сотрудничество с американцами продолжалось. Но это чистой воды спекуляция, если не сказать даже – манипуляция. Так же можно оценить и призывы к здравому смыслу в части того, что запуск многофункционального лабораторного модуля (МЛМ) предполагает продление работы МКС после 2024 года. С одной стороны, первое и второе звучит правдиво, так за последние десятилетия российская космическая промышленность привыкла к сотрудничеству в рамках МКС, поскольку это способствовало загрузке предприятий, а МЛМ должен был полететь к МКС почти десять лет назад. В 2014 г. собственными глазами видел его пылящимся в помещении Центра им. Хруничева рядом с музейными экспонатами после возращения с испытаний с РКК «Энергия». Считаю, что начало его работы в этом году составе МКС будет большим достижением, сколько бы ещё ни проработала станция.

Но для понимания ситуации необходимо сделать небольшой исторический экскурс, хотя и не такой отдалённый, как у Нельсона. В докладе America’s Future in Civil Space: Proceedings of a Workshop in Brief, опубликованном в 2017 г. по результатам круглого стола Американской академии наук, есть два момента, на которые хотелось бы обратить внимание. В числе целей круглого стола обозначено «Обсуждение ценности, цели и задачи международного сотрудничества в космосе». В итоговом тексте нет ни одного упоминания России как международного партнёра! В отношении же Китая сказано следующее: «То, что изменилось, предполагает наличие новых международных участников в космосе, включая впечатляющую космическую программу Китая. Эти новые участники и новые игроки отрасли, а также новые способы ведения бизнеса в отрасли предоставляют множество новых возможностей». Вывод доклада звучит в виде риторического вопроса: «Возможно, гражданский космос США будет мотивирован международной конкуренцией (может быть, с Китаем) или сотрудничеством (например, с Китаем и другими новыми и устоявшимися космическими державами)?»

Что же касается МКС, то позиция Соединённых Штатов сформулирована следующим образом: «2028 г. является ключевой датой для МКС и будет определять решения и действия сейчас, в то время как от ряда участников также поступает настойчивый сигнал о том, что нам необходимо продолжать планировать программу НАСА, которая выходит за пределы МКС и за пределы низкой околоземной орбиты».

Лукавство Нельсона состоит в том, что американские партнёры ещё во времена Барака Обамы приняли решение «передать» низкую околоземную орбиту в руки частников. На этом направлении работают несколько американских компаний, в том числе AxiomSpace и Nanoracks. Первой руководит бывший руководитель программы МКС в НАСА Майкл Саффредини, а второй – ветеран американского частного космоса Джефф Манбер. Ветеран, потому что работал над тем, чтобы частные компании стали самостоятельными игроками в космосе, с конца 1980-х годов. Больше всего продвинулась AxiomSpace, дочерняя компания давнишнего подрядчика НАСА и Пентагона Stinger Ghaffarian Technologies, Inc. Модули Ax 1-4 первоначально должны пристыковаться к МКС, с которой будет безопаснее обживать и доводить новую станцию, а первый модуль планируется запустить к 2024 году. В планах НАСА поддержать эволюционный путь прихода частников на низкую околоземную орбиту. Мне довелось участвовать в заседании Рабочей группы по изучению возможностей МКС по дальнейшему освоению космоса в Нордвайке (апрель 2015 г.) ещё за несколько месяцев до того, как Саффредини покинул НАСА. Тогда было видно, что агентство намерено продолжить руководить этим процессом и за пределами 2024 г., и это результат того что произошло с российской космонавтикой после 1991 года.

О «втором пришествии МКС» я ранее писал в статье «Космическое завещание Трампа», полагая, что демократы не будут столь агрессивны в стремлении в одиночку покорить космос, как Дональд Трамп. Демократы считают, что влияние страны исходит от настойчивой дипломатии, поддерживаемой угрозой силы, а не силы, поддерживаемой надеждой на дипломатию. Пока не созрел другой проект, кроме «Артемиды», который был начат при Трампе и отражал излишне прямолинейный подход бывшего президента – America the Beautiful. Его подвергли критике даже в странах союзниках США.

Космическое завещание Трампа
Валентин Уваров
Трамп слишком явно противопоставил США всему миру. А в новой администрации США считают, что прочная сила страны исходит от упорной дипломатии, поддерживаемой угрозой силы, а не силы, поддерживаемой надеждой на дипломатию. В контексте космической политики это предполагает возможное «второе пришествие МКС» в виде нового международного проекта на базе «политики привязки».
Подробнее

Если почитать интервью внимательно, обнаружится, что Нельсон упоминает о финансовых проблемах, которые испытывает НАСА в финансировании своей инфраструктуры и лунной программы «Артемида». Он подтверждает, что будет бороться за увеличение бюджета и что в планах НАСА запустить в этом году SLS. Всё работает, как было запланировано, но только не так быстро, как хотелось бы! Может быть, поэтому вдруг вспомнили о глубоко запавшем в души российских работников космической промышленности желании развивать международное сотрудничество?

В контексте наметившегося более тесного сотрудничества России и Китая обращают на себя внимание заявления Нельсона в отношении, как было сказано выше, «новых международных участников в космосе и впечатляющей космической программы Китая». По словам руководителя НАСА, он «ищет способы более тесного взаимодействия с Китаем по общим космическим проблемам, даже несмотря на строгие правовые запреты, наложенные на космическое сотрудничество с Пекином». Такой областью сотрудничества обозначена «проблема орбитального мусора, который может поразить нашу космическую станцию, а также их космическую станцию». Нельсон отмечает, что «есть области сотрудничества, в которых мы можем работать с Китаем… принимая во внимание ограничения по закону, которые были наложены на нас, а также признавая реальность того, что китайцы не были достаточно открытыми».

Всё, что говорит Нельсон, вроде бы и правда, но есть ощущение, подобное тому, что появляется при просмотре некоторых американских фильмов, когда во второй его части показывают, какие мотивы движут героями на самом деле.

Был и остаюсь сторонником международного сотрудничества в космосе и считаю, что таким международным проектом может быть проект по активному удалению космического мусора (ADR). Этой темой занимаюсь уже несколько лет, в мире есть технические решения, которые можно использовать, но наиболее серьёзным препятствием являются политические и организационные проблемы. Только создав совместного оператора, основные космические державы могут решить проблему космического мусора, а иначе, когда кто-то попытается что-то убрать на орбите, будут немедленно возникать подозрения, что испытывается противоспутниковое оружие. Это очень деликатная тема, но, как и «Союз – Аполлон» во времена первой холодной войны, такой проект может стать платформой для коллективных усилий в космосе.

Другим проектом могло бы быть создание международной системы по мониторингу основных климатически активных веществ. В климатической повестке космос имеет первостепенное значение. И в одном, и другом случае есть сходство по масштабу задач и универсальному характеру проблем в силу того, что космический мусор не знает границ, а влияние выбросов углерода и метана нельзя ограничить территориями отдельных стран.

Это там, а что у нас? Широко освещённое заявление Нельсона о намерении продолжать сотрудничество с русскими в космосе и его забота о миролюбивых работниках российской космической промышленности вызвали резонанс, что «злобный “Роскосмос” тормозит международное сотрудничество». Не скажу, что, будучи в “Роскосмосе”, был внутренне согласен со всеми установками. Так, например, считаю, что Россия могла бы более активно использовать в своих интересах возможности, которые даёт реализация Руководящих принципов долгосрочной устойчивости космической деятельности. Однако в данном случае полностью согласен с тем, что, если Соединённые Штаты пытаются использовать ситуацию и «интерпретируют» подходы к международному сотрудничеству, исходя из своих интересов, то Россия может и должна использовать ситуацию таким же образом.

Космос как предчувствие
Дмитрий Стефанович
В кратком содержании стратегического документа США по космической обороне слово «превосходство» (и его производные) употребляется десять раз. Лучше не скажешь об отношении ко всем областям противоборства.
Подробнее