09.11.2010
Курилы на фоне Азии
Колонка редактора
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Фёдор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Директор по научной работе Международного дискуссионного клуба «Валдай». Профессор-исследователь Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». 

Контакты

Тел. +7 (495) 980-7353
[email protected]

Японский посол вернулся в Москву после краткосрочного отсутствия. Судя по всему, конфликт, вспыхнувший после посещения президентом Дмитрием Медведевым одного из островов Курильской гряды, завершен. Осталось понять, что это было.

Обе стороны предпочитают искать причины случившегося во внутренней политике. В Токио предполагают, что визит Медведева предназначался российской аудитории – выставить главу государства непоколебимым патриотом, который твердо стоит на страже каждой пяди земли. В Москве обращают внимание на неадекватную реакцию Японии – непропорциональную масштабу явления и непоследовательную. Действительно непонятно, зачем посла отзывали, а если отозвали – почему вернули так быстро, уж выдержали бы паузу. Как будто бы решение было импульсивной реакцией, причем не столько на островную историю (последняя капля), сколько на череду неурядиц японской внешней политики – странная заминка в отношениях с США, демонстративное давление Китая, а тут еще и это…

Если же взглянуть на ситуацию в более общем контексте, то логика процесса становится более понятной.

Азия вступила в период быстрых перемен. Связаны они, прежде всего, с ростом влияния Китая, который стал фактором не региональной, а глобальной политики. По заветам Дэн Сяопина Пекин на протяжении многих лет и даже десятилетий старался вести себя очень незаметно, не привлекая к себе внимания. Официально эта линия сохраняется – китайские представители чаще всего говорят о своей стране как о развивающейся державе, которой понадобится еще очень много времени, чтобы решить внутренние проблемы. И категорически отрицают любые амбиции.

Даже если это действительно так, КНР достигла такого масштаба и веса, что намерения уже не имеют значения. Сам факт наличия самой населенной страны с двузначными темпами экономического роста, золотовалютными резервами в два триллиона долларов, планомерными инвестициями по всему земному шару и растущим военным бюджетом будет менять всю международную систему. Китаю просто уже не за кого спрятаться – СССР давно приказал долго жить, а Америку он по некоторым позициям уже догоняет. Это значит, что внимание к Пекину будет неуклонно расти, а политический центр мира перемещается в Азиатско-Тихоокеанский регион. То есть ставки в азиатской игре растут.

На фоне этого Япония и Россия, как странно это ни покажется, находятся в схожем положении – обе страны не имеют продуманной стратегии и понимания того, какое место им следует занимать в Азии в предстоящие годы и десятилетия.

В 1980-е годы Японию считали экономической сверхдержавой, которая скоро начнет конвертировать свою хозяйственную мощь в политическую. Этого не случилось, с начала 1990-х страна погрузилась в рецессию, которую, по сути, не преодолела до сих пор. Казалось, что перемены в мире дают Токио шанс на политическую самостоятельность – распад СССР ликвидировал главную опасность, а США, традиционной патрон Японии, отвлеклись на переустройство других регионов планеты. Но адаптироваться к новой конфигурации Токио не успел, потому что уже в конце 90-х годов в американских стратегических расчетах появился китайский фактор, а роль Японии как естественного противовеса вновь возросла. Однако экономическая взаимозависимость Японии и Китая, а также Соединенных Штатов и Китая стала к тому моменту столь прочной, что отношения классического сдерживания невыгодны, да и невозможны. Это превратило весь треугольник в конгломерат переплетающихся интересов и противоречий. 

Вследствие мирового финансового кризиса возникли сомнения в прочности американских позиций и, напротив, появилось ощущение того, что Китай только укрепился. Результатом стала попытка правительства Юкио Хатоямы, пришедшего к власти осенью 2009 года, сместить баланс в треугольнике – слегка ослабить американское влияние и уделять больше внимания самостоятельной региональной политике, в том числе с Китаем. Закончилось это полным поражением – Хатояме пришлось уйти в отставку, его преемник до сих пор не восстановил в полном объеме атмосферу доверия с США, а Китай, почувствовав замешательство в японской политике, резко усилил давление – политическое и экономическое.

При этом понимания, как вести себя в будущем, нет. Вероятно, было бы логичным вернуться к статусу американского «непотопляемого авианосца», положившись на гарантии Соединенных Штатов, но Токио смущает перспектива рано или поздно оказаться на переднем крае американо-китайского противостояния. Тем более что нынешняя администрация США сама несколько запуталась в том, как она собирается менять внешнюю политику и какова ее китайская стратегия.

Россия всегда была настолько зациклена на Евро-Атлантике, что смещение фокуса мирового внимания в Азию застало ее врасплох.

Перед Россией вызовы совсем иного рода, но не менее масштабные. Россия всегда была настолько зациклена на Евро-Атлантике, что смещение фокуса мирового внимания в Азию застало ее врасплох. До недавнего времени российская азиатская политика сводилась в основном к лозунгам, да и они во многом были производными от тех или иных целей на западном направлении.

Однако сейчас прояснилось, что если Москва всерьез не возьмется за выработку стратегии в Азиатском регионе, то сама станет объектом стратегии, придуманной кем-то из основных игроков – либо Китаем, либо Соединенными Штатами. Опасность тем более реальна, что на двух третях российской территории, расположенной в Азии, проживает менее четверти всего населения.

2010 год стал во многом переломным в российской внешнеполитической дискуссии – Азия занимает в ней все больше места, что проявляется и в маршрутах поездок руководителей, и в их программных заявлениях. В этом контексте визит на Курилы понятен – продемонстрировать интерес федерального центра к самой отдаленной и наиболее обделенной вниманием азиатской территории страны, а заодно напомнить о себе как об азиатской державе с ясными интересами и намерением там оставаться. Правда, если дело ограничится одним только напоминанием и посещением пары потемкинских деревень на Курилах, это не произведет впечатления ни на кого, кроме излишне нервного Токио. Нужна, с одной стороны, планомерная деятельность по развитию Сибири и Дальнего Востока, с другой – по выстраиванию сети связей и контактов в АТР, ведь если азиатская стратегия будет сфокусирована только на Китае, место «младшего брата» Пекина гарантировано уже не в очень отдаленном будущем. Просто в силу диспропорции экономической мощи и темпов развития.

Российско-японский территориальный конфликт не имеет никаких шансов на разрешение в рамках двусторонней повестки дня – он будет сводиться исключительно к битве престижей, в которой никто не готов ни в чем уступать. Однако изменение общей ситуации в Азии и необходимость выстраивать систему балансов может повлиять и на этот застарелый спор. Но для этого Москве и Токио еще предстоит осознать глубину происходящих вокруг них перемен и тот факт, что в большой азиатской игре им обоим пока отводится роль второстепенных участников.

| Inosmi.Ru