17.03.2021
Диверсификация без паники
Колонка редактора
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Фёдор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Директор по научной работе Международного дискуссионного клуба «Валдай». Профессор-исследователь Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». 

Контакты

Тел. +7 (495) 980-7353
[email protected]

На днях в виртуальном пространстве произошло любопытное событие – первая в истории встреча на высшем уровне неформального объединения Quad. Официальное название – Четырёхсторонний диалог по безопасности, о появлении которого было объявлено в 2007 году. Его участники – Австралия, Индия, США и Япония.

За четырнадцать лет эта группа успела пережить разные фазы взаимоотношений – от заверений, что она ни против кого не направлена, до прозвучавших в 2017 году из Вашингтона заявлений, что цель четырёхсторонки – сдерживание Китая. Ещё в конце нулевых – начале десятых годов все участники (даже Соединённые Штаты) старались обходить конфронтационный характер Quad в отношении Пекина. А Австралия, связанная с КНР глубокими экономическими отношениями, в какой-то период вообще постаралась дистанцироваться от форума. Однако последние три года смысл перестали затушёвывать. В том, что главный объект «огораживания» – Китай, никто никогда не сомневался, но теперь это фактически легитимизировано.

Забавно, что официальный меморандум по итогам последней встречи в верхах называется «Дух Quad». Это отсылает любого, следящего за политикой Евразии, к «шанхайскому духу», о котором часто говорят участники мероприятий Шанхайской организации сотрудничества. Хотели того авторы документа или нет, но дух Quad получился нацеленным на усугубление откровенного соперничества с Китаем и странами, налаживающими с ним партнёрские связи.

Выход четырёхстороннего диалога на новый уровень вызван разными причинами, но одна из основных – позиция Индии. Дели беспокоит поступательный рост значимости Китая в регионе и мире. Маятник индийской политики в отношении Пекина качнулся от некогда существовавшего баланса к сдерживанию. Соответственно, идея сближения Индии с главными геополитическими оппонентами КНР – США и их ближайшими региональными союзниками логична. К тому же в Индии нервно воспринимают укрепление связей между Россией и Китаем, а также оживление в отношениях Москвы и Пакистана.

С точки зрения наиболее трепетных индийских комментаторов, Россия сделала свой стратегический выбор в пользу того, чтобы стать «младшим партнёром» Китая, а значит, у Индии нет иного варианта, как крепить узы с Соединёнными Штатами. С другой стороны, у нас всё чаще звучат оценки, что Индия совершила поворот в сторону Вашингтона, поставив под угрозу давние особые отношения с Москвой.

Спору нет, в регионе, как и во всём мире, происходят тектонические сдвиги, и они влияют на отношения конкретных стран. Ожидать сохранения прежних партнёрств в неизменном виде нет оснований. Но и панические предсказания не учитывают, что эти самые изменения имеют и другую сторону. Для всех стран становится крайне важным максимально расширять круг собеседников, чтобы повышать возможности для манёвра и гибкости. Жёсткие альянсы в духе второй половины ХХ века уходят в прошлое, потому что не отвечают интересам подавляющего большинства их потенциальных участников.

Россия не может и ни в коем случае не должна делать «выбор» между Китаем и Индией.

Обе державы, во-первых, играют очень заметную роль в мире и на Евроазиатском пространстве. Без плодотворных связей с ними невозможно представить успешной защиты российских интересов. Во-вторых, региональная ситуация тем устойчивее, чем больше игроков вовлечено в сохранение стабильности. Наконец, содержание отношений с Китаем и Индией у России разные, есть пересекающиеся сферы интересов, а есть расходящиеся.

То же относится и к Пакистану. Исторически страна была по другую сторону «железного занавеса», однако его уже давно нет, а Исламабад – столица государства не только очень густонаселенного, но и расположенного в стратегически важном месте, обладающего обширным потенциалом. Пакистан тоже, как и все остальные. заинтересован в геополитической диверсификации.

То, что естественно для России, столь же естественно для Индии. Проблемы в отношениях Дели и Пекина накоплены давно, а по мере общего роста влияния Китая они будут восприниматься всё более остро. Так что стремление найти иную опору неизбежно. В то же время в Индии понимают, что полностью встраиваться в американскую стратегию окружения и торможения КНР рискованно. В долгосрочном плане это приведёт к совсем уже глубокой конфронтации с Китаем, что для Индии невыгодно и опасно. Поэтому у Quad есть свои резоны и свои ограничения. Как и у любого другого межгосударственного объединения (включая и Евросоюз, и НАТО) в новой международной обстановке.

Поэтому нервная реакция в Индии на российскую политику в отношении Китая, а у нас – на реверансы Дели в сторону Соединенных Штатов, по-человечески объяснима, но её стоит свести к минимуму.

Другое дело, что есть вполне понятная черта, которую нельзя переходить. Налаживание кооперации с третьими странами не должно создавать угроз интересам и безопасности традиционного партнера. И к этому надо относиться серьёзно и Москве, которая укрепляет отношения с Пекином и Исламабадом, и Дели, стремящемуся сблизиться с Вашингтоном и Токио. Один из действенных способов снизить напряжённость – повышение взаимной прозрачности и взаимное информирование о том, что происходит в контактах с третьими странами. Меры по укреплению доверия никогда никому не мешали.

Российская газета

Конструируя Аркто-Пацифику
Алексей Куприянов
Аркто-Пацифика и Индо-Пацифика в азиатском её понимании дополняют друг друга, причём точкой сопряжения является российский Дальний Восток.
Подробнее