12.11.2020
Что победа Байдена сулит Китаю
Мнения
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Хуан Цзин

Профессор, декан Института международных и региональных исследований Пекинского университета языка и культуры.

Пекин должен воспользоваться возможностью стабилизации отношений с Вашингтоном

Хотя победу на президентских выборах в США одержал Джо Байден, было бы крайне наивно ожидать какого-либо резкого улучшения отношений между Вашингтоном и Пекином, которые неуклонно ухудшались с тех пор, как Дональд Трамп занял Белый дом.

Президентские выборы – несмотря на всю их значимость для американской политики – вряд ли могут изменить установившийся ныне межпартийный консенсус в отношении КНР как стратегического конкурента или даже противника Америки. Более того, давление на Китай со стороны администрации Байдена может быть даже более сильным и всеобъемлющим – ведь новому президенту для эффективной выработки политических решений и одновременной координации действий с союзниками придётся, с одной стороны, создавать атмосферу сплочённости, а с другой – проявлять изрядную последовательность.

Но это вовсе не означает, что отношения между двумя великими державами останутся в состоянии свободного падения – никоим образом. Напротив, Байден предоставляет Пекину ценную возможность стабилизировать двусторонние отношения в глобальной перспективе.

Во-первых, во внешней политике Соединённых Штатов в период президентства Байдена будет наблюдаться общий тренд на детрампизм. Мы можем, в частности, ожидать фундаментальных перемен в важнейших областях политики, таких как изменение климата, нераспространение ядерного оружия, борьба с пандемией COVID-19, международная торговля и финансовая стабильность.

Не будет сюрпризом и то, что администрация Байдена может принять решение о пересмотре или даже о повторном вступлении США в Парижское соглашение по климату и иранскую ядерную сделку, а также о переориентации своих отношений со Всемирной организацией здравоохранения и пересмотре подхода ко Всемирной торговой организации, которую Трамп фактически бойкотировал. Администрация Байдена могла бы активно подключать другие крупнейшие экономики мира – Европу и Японию – для переговоров по созданию новой торговой и инвестиционной структуры. Во всех этих областях Китай может и должен найти существенные точки соприкосновения с Соединёнными Штатами.

Во-вторых, нет никаких сомнений в том, что Байден откажется от одностороннего подхода Трампа. Не только потому, что такой подход нанес существенный ущерб глобальным позициям Америки, но и потому что принцип многосторонности просто необходим, если США хотят восстановить и поддерживать прочную систему альянсов под своим руководством.

Во время пребывания Трампа на посту президента руководство Китая неоднократно подчёркивало приверженность многостороннему принципу во внешней политике. Теперь же нам представится возможность увидеть, является ли «многосторонность», которую так активно отстаивает Пекин, пустой риторикой или реальным политическим курсом, на основе которого КНР может инициировать новый подход к сменившейся американской администрации, также выступающей за многосторонность взаимодействия в международных делах. Ведь и США, и Китай неразрывно связаны с одним и тем же миром, несмотря на разворачивающуюся между ними «стратегическую конкуренцию». Вполне вероятно, что многосторонний подход к глобальным проблемам сделает коммуникацию между двумя державами более конструктивной.

Двойная ловушка Фукидида
Дмитрий Ефременко
Принципиальным результатом китайской политики Дональда Трампа стал качественный переход к долгосрочному противостоянию, ставкой в котором является глобальное лидерство.
Подробнее

В-третьих, мировая экономика сталкивается с существенным риском крупного финансового кризиса или, по крайней мере, глобальной рецессии. Он вызван в основном беспрецедентным насыщением экономики денежной массой, которое спровоцировано пандемией COVID-19, на рынок закачаны триллионы долларов, чтобы предотвратить экономический коллапс. Здесь Пекин и Вашингтон могут найти прочную основу для поддержания глобальной финансовой стабильности. И не только потому, что Китай обладает крупнейшими в мире валютными резервами и является вторым по величине держателем казначейских векселей США. Финансовый кризис был бы катастрофическим как для КНР, крупнейшей торговой державы в мире, так и для Соединённых Штатов, где финансовая стабильность имеет ключевое значение для экономического процветания.

В-четвёртых, в интересах и Китая, и США находится создание надлежащего механизма кризисного регулирования, который сегодня едва ли существует, для решения таких чувствительных вопросов, как проблема Южно-Китайского моря и Тайваньского пролива, чтобы предотвратить эскалацию сохраняющейся напряжённости в открытые конфликты.

В-пятых, не стоит ожидать слишком многого от администрации Байдена, особенно выстраивания чётко определённых рамок политики в отношении Китая до промежуточных выборов 2022 года. Первоочередные задачи Байдена будут включать содействие национальному примирению после глубоко разделивших общество и крайне эмоциональных выборов, взятие COVID-19 под контроль, стимулирование экономики, всё ещё шатающейся от пандемии, и упрочение доминирования демократов с целью достижения важной победы на тех же промежуточных выборах 2022 года.

При этом новая администрация должна также сосредоточиться на восстановлении лидерства США среди своих союзников, которое было существенно подорвано волюнтаристским подходом Трампа действовать без учёта интересов союзников. Байден и его команда понимают, что сила коренится не только в американской мощи как таковой, но и в возглавляемой системе альянсов, которая господствовала со времени окончания Второй мировой войны.

Если Пекин действительно считает, что стабилизация американо-китайских отношений отвечает национальным интересам Китая, то у его руководства будет время, чтобы просигнализировать о некоторых трансформациях в политике и новых инициативах. Вполне логично предположить, что эти изменения и инициативы будут хорошо восприняты, если они продемонстрируют решимость Пекина придерживаться политики реформ и открытости внутри страны, а также его приверженность установленным нормам, принципам и правилам в международных делах.

Таким образом, мы можем ожидать, что отныне конкуренция между США и Китаем будет находиться в более надежных руках. В конце концов, то, что действительно угрожает миру и глобальной стабильности, а также будущему американо-китайских отношений, – это не «стратегическое соревнование» между двумя великими державами, а неопределённость, возникающая в результате конкуренции, в которой ни одна из держав не следует правилам игры, испытанным временем, а ведёт себя произвольно, ориентируясь исключительно на узко очерченные личные интересы.

Перевод: Елизавета Демченко
Новый китайский кошмар
Фарид Закария
Китай вряд ли можно считать смертельной угрозой для этого несовершенного порядка. Сравните его действия с поведением России, которая часто поступает как вредитель, стараясь разрушить западный демократический мир.
Подробнее