Будущее уже было? Об эпохе сиюминутности и «компьютерах-надзирателях»
Итоги
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Фёдор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Директор по научной работе Международного дискуссионного клуба «Валдай». Профессор-исследователь НИУ ВШЭ. Выпускник филологического факультета МГУ, с 1990 года – журналист-международник.

Контакты

Тел. +7 (495) 980-7353
[email protected]

Эфир передачи «Агора» от 13 марта 2021 г.

Почему прекрасные утопии сменились ужасными антиутопиями? Что будет с демократией, когда искусственный интеллект научится прогнозировать выборы? Понадобится ли суперкомпьютеру «компьютер-надзиратель», если что-то пойдёт не так? О том, нужен ли вообще людям образ будущего, поговорили 13 марта гости передачи «Агора» на телеканале «Культура». Наш главный редактор Фёдор Лукьянов рассказал об эпохе сиюминутности и вероятном будущем мировой политики. 

Краткие тезисы выступления Фёдора Лукьянова:

Утопии связаны не только с научно-техническим прогрессом. Но, если говорить о современной мировой политике и международных отношениях, то тут всё понятно – будущее уже было. Тот оптимальный вариант устройства мировой системы, когда она была в высокой степени управляема и можно было планировать и предвидеть, что будет дальше, – больше не существует. Все повторяют, что образ будущего нужен, но на самом деле – никто его не видит и особенно не добивается увидеть.

В международных отношениях наступила эпоха сиюминутности, и это надолго.

Собственно, большую часть истории человечество жило именно так.

От будущего убежать не получается. Ведь когда прошлое становится будущим – оно становится будущим, а не тем, что было раньше.

Почему прекрасные утопии сменились ужасными антиутопиями? Ровно по той причине, что человечество начало приближаться к реализации этих утопий и во всё большей степени понимать, какие оборотные стороны они имеют: не только в технологическом плане, но и в плане социально-политическом.

Любая технология имеет как позитивные, так и негативные черты, и чем мощнее прорыв, тем сильнее эти черты проявляются.

Тем не менее у меня ощущение, что сейчас катастрофизма, касающегося технологий, меньше. Я вспоминаю свою юность, когда всех пугали ядерной войной, – и это было гораздо сильнее. Сейчас много говорят о климате, но поскольку всё превращается в визуализацию и театрализацию, то это воспринимается как очередной мультик.

Как искусственный интеллект повлияет на политику? Он уже начинает влиять, хотя ещё не созданы суперкомпьютеры.

Если сегодняшняя тенденция продлится, то такая форма организации общества, как демократия, потеряет смысл.

Потому что суперкомпьютер на основе мгновенного изучения огромных масс данных об избирателях синтезирует идеального кандидата, за которого не нужно будет голосовать. Мы к этому постепенно идём. Хорошо это или плохо – другой вопрос, поскольку к демократии у всех разное отношение. Но это уже совершенно новый мир.

Тут вспоминаются антиутопии, которые исходили из того, что будут тоталитарные общества, основанные на идеологиях – тот же Оруэлл. А мы подходим к этой проблеме с другой стороны – со стороны Хаксли. Так или иначе для нас, для людей, которые считают, что мы собственным политическим и социальным будущим управляем, наступает совсем другая реальность.

Тот отрезок XXI века, который мы миновали, характеризовался растущей одержимостью человечества вопросами безопасности – начиная с терроризма и сканирования всех на каждом шагу, заканчивая тестами на коронавирус. И с этим не поспоришь, потому что люди сами хотят безопасности. Это желание послужит законом для корпораций, использующих новые технологии, которые пока ещё пытаются стоять на страже человеческих свобод: если сказать им, что вопрос касается жизни и смерти людей, контроль над корпорациями невозможно будет ограничить.

Я категорический противник мечтаний в политике, потому что опыт показывает, что человеческая цена их реализации, как правило, запредельна. Поэтому приведу девиз Молчалина: умеренность и аккуратность. Надо понимать, как уязвим мир. На данный момент я не вижу договороспособности, но если начнётся осознание на уровне каждого конкретного государства и человека, в каком сложном и уязвимом положении мы все находимся, вот тогда есть шанс.

Где посмотреть

Запись передачи можно посмотреть здесь.

 

В передаче также приняли участие руководитель Центра компетенций НТИ на базе Института проблем химической физики РАН Юрий Добровольский, футуролог, председатель Клуба проектирования будущего Константин Фрумкин, научный сотрудник НИИ Физико-химической биологии имени А. Н. Белозерского МГУ Максим Скулачёв, директор Лаборатории Сбера по искусственному интеллекту Леонид Жуков, ведущий научный сотрудник Лаборатории изменения климата и окружающей среды Арктического и антарктического научно-исследовательского института Алексей Екайкин.

Ток-шоу «Агора» с Михаилом Швыдким на телеканале «Россия К» – главная арена, где участники обсуждают актуальные проблемы времени через художественную культуру и её связь с обществом.

Грядущая послевирусная анархия
Кевин Радд
И Китай, и Соединённые Штаты, вероятно, выйдут из этого кризиса сильно истощёнными. Ни новый Pax Sinica, ни усовершенствованный Pax Americana не поднимутся над руинами. Обе державы будут ослаблены как во внутренней, так и во внешней политике. Продолжится медленный, но неуклонный дрейф в сторону международной анархии по всем направлениям.
Подробнее