Укрепление доверия и безопасности: БРИКС и мировой порядок
Итоги
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Александр Лукин

Доктор исторических наук, и.о. научного руководителя Института Китая и современной Азии РАН, руководитель департамента международных отношений Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики».

Александр Жебит

Профессор Федерального университета Рио-де-Жанейро (UFRJ).

Дмитрий Тренин

Профессор-исследователь, научный руководитель Института мировой военной экономики и стратегии Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», ведущий научный сотрудник ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН.

Паван Ананд

Генерал-майор в отставке (Индия).

Руслан Пухов

Директор Центра анализа стратегий и технологий (ЦАСТ).

38-е заседание Евразийского онлайн-семинара НИУ ВШЭ

Если гегемония одной державы является монополией, которая стесняет развитие других стран, то система олигархичного миропорядка нескольких держав – также не лучший выбор. БРИКС должна основываться на многосторонности, а не на многополярности. Участники 38-го Евразийского онлайн-семинара НИУ ВШЭ – Александр Лукин, Александр Жебит, Дмитрий Тренин, Паван Ананд, Руслан Пухов – поговорили об укреплении доверия и безопасности в Азии.

 

БРИКС, ШОС и взаимное доверие

Профессор Федерального университета Рио-де-Жанейро (UFRJ) Александр Жебит отметил, что сотрудничество Бразилии с группой БРИКС должно строиться на основе нового консенсуса, ставящего во главу угла человеческую безопасность, все её стороны – от экономической, продовольственной, энергетической, экологической, общественной и личной безопасности вплоть до создания сообществ безопасности, защищающих граждан от межгосударственных и гражданских военных конфликтов и таких глобальных угроз, как международных терроризм, транснациональная организованная преступность, распространение средств массового уничтожения, климатический коллапс.

В связи с тем, что активизировались процессы разрушения структур безопасности, возникших и действовавших, главным образом, в общеевропейской и трансатлантической системах в первые два десятиления после холодной войны, встаёт проблема создания глобальных сообществ безопасности среди новых коалиций, альянсов, платформ и групп с целью снижения риска военного противостояния и международных конфликтов в контексте нового консенсуса безопасности.

Исторический европейский опыт (Венская и Стокгольская конференции СБСЕ), латиноамериканские инициативы («Группа Рио», «Группа Контадора») и новые примеры возникновения сообществ безопасности после холодной войны в различных регионах мира (от Юго-Восточной Азии до Южной Америки) подтверждают, что главной чертой, сближающей членов этих сообществ является развитие взаимного доверия между государствами для предотвращения или снижения риска вероятности вооружённых конфликтов и, главным образом, в целях экономического и социального развития на этой основе. Механизмы построения и укрепления доверия и безопасности, выработанные государствами, решившими сформировать общие сообщества безопасности, способствуют предотвращению конфликтов, своевременному реагированию на кризисы и укреплению мира.

Жебит привёл примеры строительства и укрепления мер доверия и безопасности в политической, экономической, энергетической, военной и иных областях между странами Южной Америки, которые, создав торгово-экономико-социальный блок «Меркосур», установив соответствующий режим отношений в мирном использовании ядерной энергии, укрепив военное сотрудничество в рамках Союза южноамериканских наций (Унасур) и экологическое партнёрство в Амазонии, а также инициировав Зону мира и сотрудничества в Южной Атлантике с участием государств Юго-Западной Африки, вышли на такой этап создания сообщества безопасности, который позволяет им выступать в качестве одного из центров международных отношений, активно участвовать в глобальном управлении в ООН и на основе «Группы двадцати», БРИКС, международных организаций и форумов. Несомненным лидером этих процессов является Бразилия, участие которой в СБ ООН в качестве постоянного члена является её давним требованием.  

БРИКС и ШОС, по мнению Жебита, представляют собой группы глобального регионального управления, которые, не будучи военными союзами, формируют сообщества безопасности, основанные на новом консенсусе. Напомнив о соглашении о военных мерах доверия в приграничной зоне между КНР, Россией, Казахстаном и Киргизией 1996 г. и о Казахстанской инициативе, которая лежит в основе Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии, докладчик сослался на южноамериканские прецеденты по созданию мер доверия и безопасности, которые базируются на следующих положениях:

а) меры доверия и безопасности создают основу для неиспользования силы или угрозы силой в международных отношениях;

б) они представляют собой моральную парадигму поддержания мира в демократическом, многоцентичном и более справедливом порядке, создают мосты для диалога, безопасного сотрудничества, гарантии общественных ценностей и интересов;

в) евразийская и южноамериканская дипломатическая, политическая и социальная среда – ШОС и БРИКС – открыты друг другу и благоприятствуют укреплению существующих и создания новых мер доверия и безопасности.

Между государствами БРИКС, а также между Бразилией и большинством стран БРИКС, формируются интенсивные отношения в военно-технической и в военно-политической областях. Это в том числе встречи 2+2, которые необходимо дополнять мерами доверия и безопасности, в особенности на этапе расширения состава государств-участников диалога и его растущей институционализации.

 

Новый баланс мощи

Профессор-исследователь НИУ ВШЭ Дмитрий Тренин (Россия), говоря о необходимости расширять существующие и создавать новые сообщества безопасности там, где они пока отсутствуют, сослался на прорывную инициативу атлантической безопасности (Европа – США – Россия), выдвинутую Фондом Карнеги в начале 2010-х годов. Тогда к её разработке подтолкнули решения лиссабонского саммита НАТО. Суть инициативы состояла в создании совместной системы противоракетной обороны на основе соглашения между тремя акторами, без необходимости вхождения в НАТО России, которая оставалась бы при этом полноправным участником совместной системы обороны. Это привело бы, по мнению авторов инициативы, к примирению между Россией и Польшей, балтийскими государствами, с одной стороны, и к демилитаризации отношений в Европе и в мире целом, с другой. Неудавшаяся попытка добиться соглашения была результатом общей тенденции ухудшения отношений между Западом и Россией и нежелания рассматривать Россию в качестве партнёра в западной системе безопасности.

Тренин считает ооноцентричную модель нерабочей, так как она вводит в заблуждение относительно того, что миропорядок может быть основан на справедливости в ущерб мощи государств. Биполярный послевоенный мир периода холодной войны, основанный на равновесии страха, сменился однополярной моделью гегемонии США после распада СССР. А сейчас происходит трансформация миропорядка в направлении многополярного мира. Но если гегемония одной державы является монополией, которая стесняет развитие других стран, то система олигархичного миропорядка нескольких держав – также не лучший выбор. Поэтому БРИКС, чтобы не быть олигархичной моделью развития незападного мира, должна основываться на многосторонности, а не на многополярности.

В настоящее время, когда США теряют доминирование в мире, который движется к новому балансу мощи, к более демократическому (если понятие демократии применимо к геополитике) и инклюзивному миропорядку, изучение вопросов, связанных с сообществами безопасности, приобретает новое значение. В этом смысле ШОС представляет собой новый центр мощи в Азии. Несмотря на сложную повестку, конфликтные отношения между Индией и КНР и проблемы в отношениях между другими странами организации, ШОС способна содействовать преодолению споров, в том числе территориальных, и построению новых отношений. Эта организация, по мнению Тренина, является важным элементом глобальной системы безопасности, поскольку способна включать в себя страны с напряжёнными двусторонними отношениями. То же относится и к БРИКС.

Конфликт в рамках евроатлантической системы безопасности, который имеет все основания продлиться, и различия между существующим миропорядком и тем, что может и должен быть построен, не должны останавливать нас в усилиях по его возведению.

Сработает ли ядерный стоп-кран? || Итоги Лектория СВОП
Дмитрий Тренин, Андрей Денисов, Алексей Кривопалов, Фёдор Лукьянов
23 января в Москве состоялся первый в 2023 г. Лекторий СВОП. О сложной природе безопасности, важности «большой стратегии», тотальных войнах и историческом опыте государств применительно к пониманию гарантий безопасности Фёдор Лукьянов поговорил с Дмитрием Трениным, Андреем Денисовым и Алексеем Кривопаловым. Публикуем для вас краткие итоги беседы.
Подробнее

 

Не должно быть однополярной Азии – только многополярная

Генерал-майор в отставке Паван Ананд (Индия) охарактеризовал отношения между Россией и Индией как дружеские, прочные и стабильные со времени их установления в 1947 году. Он отметил поддержку Индией российских позиций в ООН (Индия шесть раз воздерживалась в ходе голосования при принятии антироссийских резолюций в ООН), сотрудничество в области вакцинации в период пандемии COVID-19, совместную борьбу с терроризмом в Индо-Тихоокеанском регионе, координацию позиций на форумах Глобального Юга и на альтернативных форумах глобального управления. С 2000 г. обе страны строят отношения на стратегическом партнёрстве в политической, экономической, оборонной, торговой, культурной, научно-технической областях, а с 2010 г. подняли этот статус отношений на особый уровень. Военно-технические связи на две трети зависят от поставок российских вооружений и технологий в Индию, в то время как Индия является самообеспеченной в военной сфере – благодаря передаче российских технологий и совместному производству систем вооружений, например, ракет «БраМос», подводных лодок. На новый уровень поднимается взаимодействие в авиационной области. Существует совместная комиссия по военно-технологическому сотрудничеству. Однако, чтобы поддерживать отношения в оборонной сфере на достигнутом уровне и укреплять их, необходимы изменения на законодательном уровне.

Использование Западом экономики и торговли в качестве инструмента влияния, а также нестабильность и ослабление Бреттон-Вудской системы, разрывы в цепочках торговли, ведущие к рискам и ослаблению реагирования на подобные угрозы, конфликт на Украине – всё это требует переоценки позиций. Индией продолжает поддерживать Россию, даже полагая, что границы должны уважаться и конфликты – урегулироваться мирными средствами. Озабоченность безопасностью границ в Индии и в России имеет немалое сходство. А новая российская внешнеполитическая концепция, делающая акцент на традиционных духовных и моральных ценностях, также соотносится с индийским мироощущением.

Нынешний международный контекст, который премьер-министр Индии Нарендра Моди характеризует как «не время для войны», предопределяет учёт международной стратегии и дипломатии в связи с необходимостью технологического, энергетического и экономического сотрудничества в рамках глобального многополярного миропорядка. Происходит сдвиг с Запада на Восток – в направлении Китая, Индии, Юго-Восточной Азии. В условиях переориентации на Азию такие объединения, как РИК, БРИКС, ШОС, становятся новыми важными центрами глобального управления. Среди примеров такой переориентации: стремление девятнадцати государств присоединиться к БРИКС, установление отношений между Саудовской Аравией и Ираном, усиление российско-китайского стратегического партнёрства, балансирование Турции между НАТО и сотрудничеством с незападным миром и прагматическая позиция России в отношении Востока и жёсткая – в отношении Запада.

Попытки Запада сдвинуть ось соперничества в Индо-Тихоокеанский регион характеризуются такими действиями, как объявление о намерениях открыть офис НАТО в Японии, перевооружение Кореи и Японии, а также потакание их ядерным амбициям, размещение пяти военных баз на Филиппинах в дополнение к пяти существующим, стратегия сдерживания России путём ведения прокси-войны и увеличение расходов на неё посредством экспансии блока путём вовлечения в него новых стран-членов, многие из которых продолжают косвенно зависеть от российских энергетических поставок. Кризис в России, вызванный санкциями, продолжится некоторое время, однако поворот России к Азии позволит выдерживать их натиск в течение долгого времени.

Если США полагают, что Индия выступит в роли медиатора в их конфликте с Китаем, то это не так. Ананд подчеркнул, что его страна никогда не вступит в прокси-войну «украинского типа» на Востоке и не выступит в роли медиатора в конфликте между Западом и Китаем, а свои разногласия с Китаем будет решать на строго двусторонней основе и «в спокойном тоне».   

Если в БРИКС или в РИК полагают, что участие Индии в Quad направлено против Китая, то это не так. Индия не планирует участвовать в военных учениях или действиях в Южно-Китайском море.

Отношения Индии со странами ШОС успешно развиваются в области торговли, транспортных корридоров, общей повестки, особенно в отношении антитеррористических действий и программ. БРИКС является самой успешной и яркой группой развития, в которой Индия играет важную роль. В связи с грядущей дедолларизацией группа, вопрос о расширении которой будет рассмотрен на ближайшем саммите группы в ЮАР, должна принять важные решения, касающиеся валютной повестки – от создания единой валюты, использования валютных корзин до двусторонних расчётов валютами стран БРИКС, не исключая и использование криптовалют.

Что касается трёхсторонних отношений в рамках РИК, то здесь позиции Индии и Китая расходятся по пограничным вопросам. Решение индо-китайского конфликта зависит в том числе и от того, останется ли Россия независимым игроком в РИК или же перейдёт в статус «младшего партнёра» Китая. Треугольник РИК, по мнению Ананда, должен быть равносбалансированный: все три его угла должны быть одинаково мощными и иметь одинаковый статус. Также не должно быть и однополярной Азии – только многополярная.

 

О военно-технических связях между странами БРИКС

Директор московского Центра анализа стратегий и технологий (ЦАСТ) Руслан Пухов (Россия) выступил как независимый эксперт и специалист по военно-технической области и торговле вооружениями. По его мнению, после завершения украинского конфликта России потребуется начать новый цикл перевооружения в связи со значительными потерями вооружений. Это касается, в частности, сухопутных войск, которые на данный момент отстают от других видов войск. Российские оборонные противовоздушные и наступательные аэрокосмические системы, напротив, являются передовыми как с точки зрения технологии, так и боевой мощи (например, системы С400). Существует отставание в производстве снарядов и лёгкого вооружения.

По ряду вооружений страны БРИКС находятся впереди: Бразилия по пистолетам “Taurus”, транспортным самолётам; Южная Африка – по бронеавтомобилям. Индия сделала огромный скачок в производстве вооружений (ракеты «БраМос», транспортные средства, подводные лодки с ядерным двигателем), экспортируя во многие страны, в том числе в ОДКБ (Армения). Китай – важнейший производитель вооружений в БРИКС, хотя многие их них пока не были испытаны в военных действиях.

Поскольку России потребуется импортировать некоторые виды вооружений, то военно-технические связи между странами БРИКС будут иметь тенденцию к развитию.

38-е заседание Евразийского онлайн-семинара было организовано департаментом международных отношений совместно с Международной лабораторией исследований мирового порядка и нового регионализма НИУ ВШЭ 17 мая 2023 года. Семинар на тему «Укрепление доверия и безопасности: БРИКС и мировой порядок» прошёл в формате дискуссионной панели.

Текст подготовил Александр Жебит
Готов ли мир к «Великому энергетическому переходу»?
Аскар Акаев
Решение экологических проблем возможно только при консолидации мирового сообщества, стабилизации политической обстановки и выполнении субъектами международных отношений условий подписанных договорённостей. Это во многом определит процесс формирования нового многополярного миропорядка с ведущими ролями России и Китая, отметил Аскар Акаев, выступая на 37-м заседании Евразийского онлайн-семинара.
Подробнее