20.07.2020
Армяно-азербайджанский конфликт: новый уровень угрозы
Мнения
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Андрей Бакланов

Заместитель Председателя Ассоциации российских дипломатов, профессор-руководитель секции исследований стран Ближнего Востока и Северной Африки Национального исследовательского университета – Высшей школы экономики, вице-президент Российского комитета солидарности и сотрудничества с народами Азии и Африки.

Армяно-азербайджанский конфликт сегодня вышел на совершенно иной уровень, представляющий повышенную опасность для многих стран региона, мира в целом. В медийном пространстве широко обсуждается вопрос о якобы готовности сторон в случае неблагоприятного развития событий пойти на крайние меры – вплоть до нанесения ударов по энергетическим объектам, в результате чего неминуемо произойдёт масштабная экологическая катастрофа.

Даже если никто из политического руководства этих стран подобных заявлений лично и не делал, само по себе масштабное обсуждение в СМИ таких вопросов, как удар по ядерному объекту – АЭС, снижает планку «допустимого» с морально-этической и международно-правовой точек зрения.

Следует немедленно выяснить правовую и фактологическую основу приводимых во многих СМИ высказываний главы пресс-службы азербайджанского Минобороны полковника Вагифа Даргяхлы о «готовности Баку нанести ракетный удар с высокой точностью по Мецаморской АЭС в Армении в случае, если Ереван решит нанести удары по стратегическим объектам Азербайджана».

Такие высказывания могут иметь признаки подготовки акта международного терроризма, причём ядерного терроризма.

Этим вопросом должны немедленно заняться официально уполномоченные на то органы, в том числе в сопредельной Российской Федерации. Они должны внести предложения по определению характера обвинений и порядка возможного наказания лиц, предлагающих такого рода акции.

В печати также приводятся сообщения о том, что эмоциональная реакция Баку якобы последовала в ответ на угрозы уничтожения крупного энергетического объекта в Азербайджане.

В ходе недавних теледебатов на нашем телевидении один из участников, стараясь, по-видимому, как-то «защитить» армянскую сторону, сказал, что правительство Армении с какими-либо угрозами нанесения удара не выступало. Это совершенно неудовлетворительный аргумент.

Если идёт столь масштабная кампания в прессе в отношении «обмена ударами», то правительству каждой из сторон нужно чётко и ясно заявить о своём действительном отношении к происходящему.

Мы вправе ожидать, что стороны предоставят официальное разъяснение и прекратят обмениваться угрозами, имеющими признаки трансграничных террористических акций. Если этого не будет сделано, вопрос о ситуации вокруг конфликта, прежде всего, в контексте прояснения реальной ситуации с угрозами нанесения ударов по ядерным и другим энергетическим объектам должен быть предметом рассмотрения Совета Безопасности Организации Объединённых Наций.

Ещё раз повторю – этого можно избежать, если каждая из сторон на уровне руководства чётко обозначит свою официальную позицию, исходя из требований международной законности и ответственности за принимаемые решения.

И ещё один принципиальный вопрос, который с самого начала, как представляется, должен быть поставлен, что называется, ребром. Если верить сообщениям СМИ, «поле боя» постепенно переносится и на территорию Российской Федерации. Были выступления представителей азербайджанской диаспоры у здания посольства Азербайджана в Москве, носившие, по данным СМИ, неприемлемый характер. Посол Армении в России, опять же согласно сообщениям СМИ, жаловался, что товары из Армении блокируются в некоторых торговых точках по вине представителей азербайджанской диаспоры.

Такой разогрев ситуации россиянам не нужен. Поэтому важно с самого начала чётко определить нашу позицию в этом вопросе и разъяснить её послам двух стран, представителям диаспоры.

По долгу службы мне приходилось много трудиться над развитием добрососедских отношений с обеими странами – Азербайджаном и Арменией, готовить визиты различного уровня, помогать организовывать заседания совместных органов. Уверен, что ни у кого в этих странах нет ни малейшего повода упрекнуть меня в неискренности или в недостатке дружеского внимания и поддержки. Поэтому с этих позиций мне, наверное, легче, чем другим, высказать принципиальные оценки упомянутых инцидентов.

Хотел бы со всей ясностью и определённостью заявить: межэтнические эксцессы, разборки между диаспорами нам в России не нужны.

Обращаюсь как коллега и друг к послам Азербайджана и Армении: просим правильно понять и обеспечить неукоснительное выполнение этого требования.

Думаю, что вы сами как государственные служащие и опытные политики должны руководствоваться не эмоциями, а подлинными интересами укрепления отношений с Россией.

Представители всех диаспор на территории нашей страны должны вести так, как этого ожидают от них граждане нашей страны. И никак иначе.

Полагаю, что наши политические инстанции и правоохранительные органы обязаны, несмотря на сложность этой темы, принимать адекватные сложной обстановке, твёрдые и своевременные решения.

В своё время конфликт в Нагорном Карабахе вырос до масштабов войны и привёл к тяжелейшим последствиям – в том числе и в силу того, что политики и правоохранительные органы не принимали должных мер по наведению порядка, откладывали принятие «трудных решений», шли на поводу событий или даже подыгрывали эмоциям и проявлениям национализма.

Надо уметь извлекать уроки из тяжёлых коллизий и трагедий прошлого.

Уверен, что совместными усилиями нам удастся не допустить конфликта, опасного для самих сторон, а также для региона и мира в целом.

Почему мы разъединяемся?
Александр Искандарян
Между бывшими союзными республиками невозможно ничего «восстановить». Сотрудничество постсоветских стран друг с другом строится на совершенно новой основе, почти ничего общего не имеющей с былым пребыванием в одной стране.
Подробнее