Все статьи
Джон Айкенберри

Джон Айкенберри – профессор политики и международных отношений в Принстонском университете и приглашенный профессор в Баллиольском колледже Оксфордского университета.

  • 30 декабря 2014 года

    Иллюзия геополитики

    (5)

    Хотя Москве и Пекину не нравится, что США находятся на вершине нынешней геополитической системы, они соглашаются с основополагающей логикой структуры международных отношений, выстроенной Соединенными Штатами

  • 3 марта 2013 года

    Назад пути нет

    Если бы американские лидеры выбрали режим тотальной экономии, они пошли бы на колоссальный риск только затем, чтобы посмотреть, как мир будет функционировать без ведущей либеральной силы.

  • 28 февраля 2010 года

    Отступление от соглашений времен холодной войны

    (3)

    Двадцать лет тому назад, когда холодная война близилась к завершению, американский и российский президенты определли свое видение формирующегося мироустройства. Как сейчас перевернуть страницу в американо-росийских отношениях?

  • 5 октября 2008 года

    Подъем Китая и будущее Запада

    (6)

    Подъем КНР неизбежно приведет к завершению однополярного момента Соединенных Штатов. Но это не обязательно является альтернативой между насильственной борьбой за власть и свержением западной системы. Возглавляемое США международное устройство может сохранить доминирующее положение и после того, как интегрирует усилившийся Китай, но только в том случае, если Вашингтон немедленно приступит к укреплению существующего либерального порядка.

1
Еще больше материалов - на нашей странице
Все самое оперативное - в нашем twitter
Архив журнала
Выберите год
Выберите выпуск
журнала:
Колонка издателя

«Горбатого могила исправит»

Переговоры нужно вести только в том случае, когда это выгодно и ведёт к какому-то результату. А в некоторых случаях диалог вообще не нужен. Одно дело — переговоры с натовскими военными: они нужны, чтобы избежать случайного конфликта. Но меня удивляет, что многие в нашей элите призывают к возобновлению политического диалога с НАТО. Зачем?

Колонка редактора

Лицом к лицу

Современная международная политика как будто преподает дипломатам и государственным руководителями мастер-классы для совершенствования их мастерства.


Вспышка коронавируса в Китае и ее последствия

Коронавирус – наиболее серьезное испытание для здравоохранения Китая после появления вируса атипичной пневмонии в 2003 году. Коронавирус вызвал большую обеспокоенность международного сообщества. Некоторые страны активно помогают Китаю преодолевать трудности, а некоторые – не только стоят в стороне, но даже клевещут, чтобы вызвать панику. В данный момент страх и паника хуже, чем сами вирусы.

«Историческая память – еще одно пространство, где решаются политические задачи»

2020 год пройдет под знаком 75-летия окончания Второй мировой войны. В России Великая Победа – ключевое событие для формирования национальной идентичности, стержень внутри- и внешнеполитического нарратива. Между тем в Европе вовсю идет пересмотр оценок того исторического периода, причин и хода Второй мировой.

Украинское мелководье

Поначалу может показаться странным, что Украина – страна на задворках Европы – внезапно оказывается центром турбулентности американской внешней политики. Требование импичмента добавляет еще больше пикантности истории о попытках администрации Трампа увязать американскую помощь в обеспечении безопасности Украины с сотрудничеством этой страны в расследовании деятельности демократических противников Дональда Трампа...

Какой будет внешняя политика России в 2030 году

Прогноз – дело рискованное. Однако если глубинные тенденции развития страны и окружающего мира достаточно видны, их можно спроецировать в будущее и получить его довольно реалистичный набросок. Цель данного прогноза – схематично описать, каким будет внешнеполитический курс России в конце следующего десятилетия.

Дальний Восток в зеркале Азии: взгляд из Индии

Индия и Россия традиционно имеют общие взгляды на геополитический баланс сил в Евразии.

Развитие российского Дальнего Востока: взгляд из Кореи

Дальний Восток — это зона соприкосновения корейской «Новой северной политики» и российской стратегии поворота на Восток. Развитие Дальнего Востока не только содействовало бы двустороннему сотрудничеству, но и заложило бы фундамент для будущей объединённой Кореи.