Пока без «Новой Семерки»

10 октября 2014

Г.В. Мирзаян – научный сотрудник Института США и Канады РАН, научный сотрудник Института перспективных гуманитарных исследований и технологий (ИПГИТ) МГГУ им. М.А. Шолохова.

Резюме: На основании свежего доклада о состоянии мировой экономики эксперты The Financial Times увидели зарождение некой «Новой Семерки» развивающихся стран, которая может занять место «Большой Семерки». Но подобные перспективы выглядят пока весьма умозрительно

На днях МВФ выпустил очередной доклад о состоянии мировой экономики. Помимо важного момента о снижении прогнозов на экономический рост аналитики Фонда обозначили новых лидеров мировой экономики. Они указали, что по ВВП, исчисляемому по паритету покупательской способности, семерка крупнейших развивающихся государств (Бразилия, Россия, Индия Китай, Мексика, Индонезия и Турция) обошли «большую семерку» с показателем 37,8 триллиона долларов против 34,5. Доклад дает понять, что в мире складывается новая «Большая семерка», которая даже может подменить старую.

В реальности же о какой-то новой «Большой семерке» пока говорить преждевременно. Ни с точки зрения соответствия критериям, ни с точки зрения возможности коллективного управления мировыми процессами.

Сама по себе «Большая Семерка» - это не просто сообщество самых богатых стран мира. Это некий привилегированный клуб государств, развитых со всех точек зрения - экономической, политической, социальной и даже идейной. Более того, все эти страны разделяют некий набор ценностей, которые получили определение «западные» и включают в себя демократическое устройство, принципы разделения властей, независимую судебную систему, максимальную толерантность, верховенство закона, свободный рынок и т.п. моменты. В ряде стран «Новой Семерки» такого единства нет, входящие в нее государства абсолютно разные. Среди них есть, например, демократическая Бразилия и авторитарный Китай; католическая Мексика, светская Россия и исламская Индонезия. Отношения между Дели и Пекином вообще балансируют на грани конфликта - стороны оспаривают суверенитет над рядом территорий. Соответственно, им непросто вести диалог и понимать друг друга, не говоря уже о том, чтобы действовать совместно.

Еще одно отличие одной группировки от другой в том, что «Большая Семерка» включает в себя достаточно стабильные в политическом отношении страны. Даже Италия, Канада и Великобритания, имеющие очаги этнического сепаратизма на своей территории, не считаются нестабильными государствами. В свою очередь в «Новую Семерку» включена, например, Мексика, где процветает бизнес по похищению людей за выкуп, где наркокартели создали параллельные государству структуры управления и где уровень коррупции просто зашкаливает. На днях в одном из городов было найдено массовое захоронение группы студентов, убитых одним из наркокартелей, после чего в город была введена армия. Стандартная процедура для современной Мексики. Другим проблемным государством «Новой Семерки» является Индонезия - «островная империя» с рядом очагов агрессивного (в отличие от той же Шотландии или Квебека) сепаратизма. Есть вопросы и к Турции, где против ее лидера Реджепа Эрдогана выступают как недовольные его исламскими замашками светские демократы, так и возмущенные отношениями с Западом исламские радикалы. Все эти страны должны прежде всего думать о решении своих внутриполитических проблем для того, чтобы в цивилизационном и государственном плане дорасти до уровня «Большой Семерки».

Наконец, представители гипотетической «Новой Семерки» отличаются от стран «Большой Семерки» тем, что у значительного числа ее членов нет особого желания осуществлять глобальное управление мировыми процессами. Да, они могут создавать какие-то внутриорганизационные институты (например, группировка «БРИКС» создала некий аналог международного банка), однако многие из них настолько тесно интегрированы в мировую экономику, что не желают какого-то серьезного демонтажа Бреттон-Вудской системы. Более того, они не хотят даже начинать демонтаж ущербной и дискриминирующей их правоприменительной практики, которая стала реализовываться Соединенными Штатами после окончания холодной войны - все понимают, что, несмотря на многочисленные злоупотребления Вашингтона, американцы являются единственной на сегодняшний день силой, которая может силовым образом сдерживать или даже ликвидировать угрозы мировому порядку. Отчасти поэтому объясняется выбор вектора политики Вашингтона в отношении России, которая через ситуацию с Крымом фактически нивелирует эту систему.

Конечно, у некоторых государств наподобие России и Китая есть желание заняться мировым регулированием и переустройством (у Москвы оно связано с слишком узкими для нее рамками, установленными после окончания холодной войны, а у Китая с резким ростом его экономики и глобальными амбициями). Однако у этих стран нет для этого процесса не только поддержки среди остальных стран «нового клуба», но и ресурсов. Даже у Китая, который на сегодняшний день, безусловно, является самой мощной страной этой «Новой Семерки» (по ВВП, исчисляемому по ППС, он уже обогнал Соединенные Штаты с 17,6 трлн. долларов против 17,4, а в следующем году по прогнозам Фонда этот разрыв еще больше увеличится и составит 19,23 против 18,29). Обладающий такими ресурсами Пекин сейчас может себе позволить лишь активную политику в Восточной Азии (не случайно Барак Обама уже признал, что Китай является главным игроком в АТР), совместные с Россией действия в Средней Азии, освоение Африки и острожное прощупывание возможностей в Латинской Америке. В свою очередь Россия как региональная держава сосредоточила все свое внимание на постсоветском пространстве и Европе, а также частично на Ближнем Востоке и Восточной Азии.

Таким образом, единственным выводом, который пока можно сделать из факта экономического возвышения участников «Новой Семерки», является констатация того, что, как правильно пишут аналитики The Financial Times, «теперь в первой двадцатке рейтинга половину позиций занимают страны с развивающейся экономикой».

| Эксперт

} Cтр. 1 из 5