Испания: очередные внеочередные

11 ноября 2019

Дарья Казаринова – кандидат политических наук, доцент кафедры сравнительной политологии Российского университета дружбы народов, приглашенный профессор Университета Комплутенсе (Мадрид), член правления Российской ассоциации политической науки.

Рубен Анхель Лопес Яньес – аспирант кафедры сравнительной политологии РУДН, журналист RT

Резюме: В Испании состоялись внеочередные выборы. Прежде чем рассказать о результатах, следует обрисовать ситуацию, им предшествовавшую. Предпоследние национальные выборы в испанский парламент состоялись полгода назад, 28 апреля. Тогда в результате напряженной предвыборной кампании победу одержали социалисты из Испанской социалистической рабочей партии...

В Испании состоялись внеочередные выборы. Прежде чем рассказать о результатах, следует обрисовать ситуацию, им предшествовавшую. Предпоследние национальные выборы в испанский парламент (Генеральные кортесы) состоялись полгода назад, 28 апреля. Тогда в результате напряженной предвыборной кампании, отличавшейся неопределенностью и противоречивостью, победу одержали социалисты из Испанской социалистической рабочей партии (PSOE) – 29%. Остальные – Народная партия (PP) – 17%, Граждане (Ciudadanos) – 16% и левые популисты Unidos Podemos – 14% остались заметными силами, каждая из которых, однако, как и предполагалось, не смогли сформировать правительство. Особенностью стало попадание в Кортесы ультраправых Vox (10%)  впервые в истории современной демократической Испании, а также высокая явка, особенно в Каталонии, вопрос о которой был ключевым для этих выборов.

Все лето продолжались попытки сформировать правительство, Педро Санчес, лидер социалистической рабочей партии (PSOE) вел переговоры с лидером левых популистов (Unidos Podemos) Пабло Иглесиасом и лево-центристов (Ciudadanos) Альбертом Риверой о правительстве меньшинства. Первые два лидера после выборов высказали готовность участвовать в формировании социалистического правительства Испании. Но согласия достичь не удалось.  Главными проблемами оказались взаимное недоверие и опасения социалистов в возможности слаженной работы правительства при решении сложных внутриполитических проблем, в первую очередь каталонской. Поскольку к 23 сентября лидеры партий не нашли компромиссного решения, на 10 ноября были назначены четвертые за четыре года парламентские выборы.

Даже если бы компромисс был найден, левые партии все равно не набрали необходимое большинство и искали бы поддержки региональных националистических партий, главная из которых — «Левые республиканцы Каталонии», показавшая весной рекордно высокие результаты. Сепаратистская партия сразу выдвинула условие социалистам: возобновить обсуждение независимости региона. Но коалиция не состоялась.

 

Неспокойная Каталония

Верховный суд Испании вынес 14 октября приговоры 12 каталонским политикам в связи с их причастностью к проведению незаконного референдума о независимости в 2017 году. С этого момента более трех недель в крупных городах Каталонии продолжаются акции протеста, периодически приобретающие характер массовых беспорядков, децентрализованных и фактически не контролируемых никакими политическими силами, даже активными сторонниками независимости из «Демократического цунами», которые перекрывали аэропорт Барселоны, авто- и железные дороги. Еще меньше влияния на радикалов могли оказать просепаратистски настроенные власти Каталонии во главе в Главой правительства Каталонии (Generalitat) Кимом Торрой. Тем не менее, сторонникам самоопределения Каталонии удалось удержать линию мирного ненасильственного протеста: граждане массово организовывали живой кордон между полицией и агрессивными бунтарями, и так же массово «являлись с повинной», чтобы выразить солидарность получившим серьезные тюремные сроки лидерам сепаратистов. Крайнее неприятие в преддверие выборов вызвал визит в Барселону королевской семьи.

Вынесенный приговор лидерам «процесса» (так для краткости называют процесс обретения независимости Каталонии сами его участники, подчеркивая априори длительный его характер) всколыхнул весь регион и взбудоражил социалистическую партию PSOE. Каталония до сих пор оставалась площадкой их наибольшей поддержки на всех национальных выборах. Это второй по количеству голосующих регион Испании с весьма волатильным и разнообразным электоральным поведением. С момента провала в Конституционном суде автономного статута Каталонии в июне 2010 г. и начала процесса движения к независимости, каталонцы стабильно голосовали за националистов-консерваторов на региональных выборах, и за социалистов на выборах общенациональных. Происходило это в рамках так называемого полезного (или, как это называется в наших реалиях, умного) голосования (voto util), когда каталонцы временно отдавали свои голоса не за националистов, а за социалистов, лишь бы не допустить к власти правую Народную партию.

До определенного момента работала система взаимной поддержки: во внутрирегиональной политике националисты защищали региональные властные компетенции, а на национальном уровне социалисты гарантировали каталонцев от прихода к власти националистов другого рода, которые бы поставили под сомнение вектор политического развития региона. Но социалисты под руководством Хосе-Луиса Сапатеро, которые содействовали продвижению каталонского статута, потерпели неудачу. Националисты взяли власть в региональном правительстве (Generalitat), а созданная в регионе в скором времени партия «Граждане» (Ciudadanos) получила бурное общенациональное развитие.

Таким образом, и до приговора от 14 октября 2019 г. общество постепенно становилось все более поляризованным. Поляризация отображалась в электоральных предпочтениях. Партия «Граждане» перехватила «рабочие» и происпанские голоса так называемого “красного пояса” Барселоны – спальных районов с населением по большей части прибывшим на заработки из других регионов Испании. После острого кризиса 2017 г. «оранжевые» Ciudadanos даже выиграли у националистов региональные выборы впервые за всю историю, но затем переформатирование социалистической партии с одной стороны, и радикализация дискурса самих «Граждан», с другой, не дали им подняться на последних общенациональных выборах выше пятого места. А левые республиканцы Каталонии (Esquerra Republicana de Cataluña) выступили на них триумфально. Полгода спустя страна вновь провела выборы, но ситуация уже изменилась в силу ряда обстоятельств, вызвавших резкое оживление поля испанской политики.

Во-первых, это уже упомянутый приговор Верховного суда лидерам движения за независимость, которые организовали референдум 1 октября 2017 г., с формулировками «за подстрекательство к мятежу». Одновременно судом был выдан евроордер на экстрадицию экс-президента правительства Каталонии Карлеса Пучдемона. Эти меры испанского правосудия, которые стали итогом длительного судебного разбирательства по делу участников «процесса», восприняты каталонским обществом как пощечина. Конечно, есть те, кто посчитал приговор мягким, с учетом гибкости пенитенциарной системы, которая отнесена в ведение региональных властей. Они ожидали более строгого наказания для тех, кто подверг угрозе территориальную целостность Испании. Но есть и те, кто посчитал, что под судом и приговором оказались их образ мысли и идеология. Для них вердикт суда ознаменовал их эмоциональный разрыв с испанской политической системой, который сложно будет преодолеть.

Эмоции вылились в марши, уличные протесты, перекрытия дорог и транспортных узлов, горящие баррикады и столкновения с полицией во всех крупных городах - Барселоне, Таррагоне, Жироне и Ллеиде. Сами сторонники независимости уверяют, что предпринимаются попытки криминализировать движение, и обвиняют в провокациях полицию и национальное правительство. Год назад такие же обвинения в провокации в адрес центральных властей раздавались после серии терактов в Барселоне и Камбрильсе. Со своей стороны, центральное правительство потребовало от председателя каталонского правительства Кима Торра (Quim Torra) дать оценку деятельности протестующих, указать на недопустимость насилия и защищать полицейские подразделения, которые в какой-то момент остались без национальной и региональной политической поддержки в ситуации, вышедшей из-под контроля. 

 

Предвыборные баталии

Вторым немаловажным политическим событием, оказавшим влияние на предвыборную ситуацию, стало перезахоронение останков диктатора Франсиско Франко из мемориального комплекса «Долина павших» в семейную усыпальницу в Мадриде за две недели до выборов. Политика моратория на проработку трудного исторического прошлого, вообще та модель политики памяти, которую избрало когда-то правительство Испании, была подвергнута пересмотру пришедшими к власти социалистами, для которых эта тема стала важной частью политического дискурса. Акция вызвала резкое неприятие части националистически настроенных правых слое испанского общества.

4 ноября состоялись первые и единственные предвыборные дебаты, в которых приняли участие пять из шести представителей лидирующих политических сил, которые боролись за голоса на этих выборах. Дискуссия была разделена на пять 25-минутных тематических блоков: целостность Испании, экономическая политика, социальная политика и равенство, качество демократии и международная политика. Но главной их темой стала Каталония: она упоминалась около 50 раз. Представители правых партий 35 раз затронули проблему региона, это лейтмотив их предвыборной кампании и главное оружие против действующего и.о. премьер-министра из социалистов.

Проблема в том, что все три основные партии имеют разные решения конфликта в регионе:

- Крайне правые Vox настаивают на немедленном прекращении автономии, обвинении нынешнего президента регионального правительства Кима Торры в мятеже и полном упразднении испанской системы автономных сообществ, то есть пересмотре основных принципов государственного устройства.

- Консерваторы Народной партии призвали к применению в Каталонии закона «О национальной безопасности», чтобы центральное правительство де-факто получило возможность контролировать правоохранительные органы. Ранее Народная партия призывала к применению ст.155 Конституции, что позволило бы установить в регионе прямое правление, но сегодня этот подход разделяют только сторонники партии «Граждане».

- Левые социалисты PSOE и Unidas Podemos предпочли поменьше говорить о Каталонии, зная, что их примирительная позиция может отнять у них голоса в остальной Испании. Социалисты выступают за диалог в конституционных рамках и требуют от Кима Торры не устраивать переговоров между Барселоной и Мадридом, и наоборот, наладить диалог между различными партиями региона. При этом оговаривается намерение законодательно запретить референдумы, объявленные незаконными. Между тем, левые популисты Podemos всегда стоявшие на позициях свободы каталонского самоопределения, сейчас заметно сдвинулись к центру политического спектра, продолжая надеяться на формирование коалиционного правительства социалистов. Теперь они настаивают на институциональном диалоге с целью выхода из конфликтной ситуации.  Ключевой проблемой предвыборных дебатов, однако, стало то, что на них не были представлены силы, напрямую выступающие за независимость и имеющие значительную поддержку в Каталонии.

 

Новые силы в испанской политике

Несмотря на заметное падение по результатам выборов, левые остаются фаворитами испанской политики. Однако их неспособность сформировать правительство после весенних выборов сослужило им плохую службу. На этом фоне в испанском политическом ландшафте появились новые силы, переформатирующие расклады полугодовой давности. Так, для участия во всеобщих выборах буквально накануне, в конце сентября 2019 г., было создано движение «Больше страны» (Más País) (англ.: More Country) политическая партия и избирательная платформа под руководством Иньиго Эррехона. Он поставил партии задачу аккумулировать голоса левоцентристских избирателей, недовольных неудачей в процессе формирования правительства социалистами Рабочей партии и Подемос. Mas Pais определяет себя как современное феминистическое, зеленое и «умное» политическое движение. В основе его идеологии прогрессизм, экофеминизм, партисипаторная демократия, экосоциализм. Его слоган – «Время умной политики» (politica util).  На этом же поле играет и малопопулярная Анималистическая партия защиты животных PACMA, не получившая ни одного мандата со времени своего образования, о которой мы упоминаем здесь, чтобы пояснить иллюстрацию.

Согласно результатам выборов, картина поддержки основных политических сил выглядит так: 28,0 % получает социалистическая рабочая партия, 20,8% Народная партия, на третье место входят ультраправые Vox и получают на 1,5-2 % выше, чем было предсказано опросами, – 15,1%, за ними следуют Unidas Podemos и Граждане – 12,8 и 6,8% соответственно. Новички из Mas Pais получают 2,3 %. В целом по сравнению с весенними выборами левые партии теряют поддержку, но остаются условными победителями выборов, правые, и особенно ультраправые, растут, но выборы условно проигрывают. Условность этих побед и поражений определяется крайне невнятными перспективами возможности формирования дееспособного коалиционного правительства.

В ходе выборов 10 ноября каталонская и испанская идентичности встретились у избирательных урн, и в ходе избирательного процесса продемонстрировали разность подходов к проблемам уличного насилия, приговорам против лидеров независимости, и к старым аспектам трудного исторического прошлого прибавились новые. Все это не оставляет места для особого оптимизма в деле преодоления затянувшегося кризиса госуправления в Испании и решения проблемы каталонского сепаратизма. Сторонники независимости анонсировали большие протестные акции на 11-13 ноября. Движение «Демократическое цунами» обещало масштабные мероприятия в духе национального праздника Каталонии 11 сентября, и шансы реализовать обещание достаточно велики: накануне выборов возможности координации участников протестных акций через специальное приложение для смартфонов были успешно опробованы (это приложение не доступно в GooglePlay и AppStore, но скачивается с официального сайта). Протестные акции, в том числе в духе концепции «цифрового сопротивления» продолжаются, коалиции не складываются, общество поляризируется: центристы резко теряют позиции, радикальные силы набирают. Парадокс испанской политики остается в силе: национальное правительство хотя и теоретически возможно без участия сил, подрывающих общенациональное единство, но весьма маловероятно.

} Cтр. 1 из 5