Национальная идентичность. Постижение смысла

24 марта 2010

С.В. Кортунов – д. полит. н., профессор, заведующий кафедрой мировой политики факультета мировой экономики и мировой политики Государственного университета – Высшей школы экономики.

Резюме: Монография Сергея Кортунова, вышедшая в серии «Межрегиональные исследования в общественных науках», является знаковым событием.

Монография Сергея Кортунова, вышедшая в серии «Межрегиональные исследования в общественных науках», является знаковым событием. Это определяется как ее солидным объемом (почти 600 страниц), так и прежде всего оригинальным подходом к избранной теме.

Как известно, важнейшей проблемой посткоммунистической России оказался не только и даже не столько тяжелейший структурный кризис экономики в сочетании с крайне болезненной утратой статуса сверхдержавы, сколько неспособность новых элит найти духовные ориентиры для того, чтобы сплотить общество и вдохновить его на поиски достойного места страны в глобализированном мире.

Этот идеологический вакуум пытаются заполнить самые разные, зачастую непримиримо враждебные силы – последыши рухнувшей коммунистической системы, сторонники возврата к самодержавно-православной империи, приверженцы противоестественного гибрида данных двух взглядов в виде т. н. «евразийства» и, наконец, демократы, мечтающие об интеграции России в систему либеральных ценностей Запада и его международных структур. Четкое, объективное изложение кредо каждого из течений делает монографию уникальным атласом идеологического пейзажа современной России.

Поскольку ни одно из этих направлений заведомо не могло добиться претворения своих умозрительных конструкций в жизнь, результатом стали атомизация российского общества, утрата им долгосрочных моральных ориентиров и мотиваций к труду, торжество циничного эгоизма и правового нигилизма, выливающихся в уродливые формы всепроникающей коррупции, разрыва между властью, элитами и народом.

Констатируя эти достаточно известные факты, автор усматривает в них не сугубо локальное явление, фатально присущее именно России. Он настойчиво доказывает, что нынешние российские проблемы – это лишь концентрированное выражение глобального кризиса человечества, которое явно утрачивает контроль над последствиями научно-технического прогресса, причем не только экологическими, но и духовными.
Кортунов последовательно анализирует генезис каждого из мировых идейных течений, родившихся в Европе, но получивших в период ее мирового господства универсальное измерение, а затем их постепенного упадка и вырождения вместе с основанными на них социально-экономическими моделями и политическими режимами.

Если при анализе различных сегментов идеологического поля автор придерживается принципа «без гнева и пристрастия», то в их оценке он ничуть не скрывает собственной точки зрения – как правило, весьма критической. Это очевидно прежде всего в отношении нынешней КПРФ – прямой наследницы обанкротившейся КПСС: «В ее лице коммунистиче-ская идея выродилась в фарс, стала ублюдком, всеобщим посмешищем, некоей весьма путаной и невнятной политической платформой, паразитирующей на издержках и неудачах российских реформ» (с.  174).

Еще более суровый приговор Кортунов выносит постсоветским российским либералам: «Это был не либерализм. Это был протолиберализм, своей неудачливой беспринципностью во многом дискредитировавший идеи либерализма, идеи свободы, разума и демократии, идеи веры в Человека и его разум, веры в возможности человеческого прогресса. Таким образом наша правящая элита похоронила либерализм, потому что безбожно его скомпрометировала… Тем самым они компрометируют либерализм во всемирно-историче-  ском плане, как когда-то большевики скомпрометировали социализм, радикализируя его и доводя до абсурда» (сс. 236–237).

Вместе с тем автор не считает оба этих течения – как социализм, так и либерализм – обреченными. Он допускает эволюцию левых и правых партий к центру и их ротацию у власти путем свободных выборов при условии коренной модернизации программ и деятельности с учетом реалий современного мира, что уже имеет место во многих постсоциалистических государствах.

К сожалению, в России такая перспектива пока не просматривается. Несмотря на проведение ряда либеральных реформ, хотя и весьма половинчатых, в политическом плане налицо явный откат вспять: «Задача преодоления слабости государства, политической стабилизации обернулась ограничениями свободы слова, распространением практики так называемого административного ресурса в избирательных кампаниях. Под предлогом борьбы с преступностью, теневой экономикой, за улучшение сбора налогов были предприняты действия, омрачившие отношения власти и бизнеса. Избирательное правосудие в советских традициях (арест и осуждение Михаила Ходорковского) понизило уровень доверия в отношениях между ними, внушило опасения в отношении готовности власти защищать право собственности. Тем самым процессам становления институтов зрелой рыночной экономики и политической демократии был нанесен заметный ущерб» (сс. 249–250).

Разделяя в целом национально-патриотические и государственнические взгляды, Сергей Кортунов считает возможным и необходимым их синтез с демократией и социально ориентированной рыночной экономикой только на основе исторической преемственности морально-этической традиции христианства вообще и православия в частности. Тем большее разочарование вызывает у него, как человека верующего, роль Русской православной церкви в рамках режима «управляющей демократии»: «Для сегодняшней ситуации в России характерна комбинация двух подходов. Во-первых, определенный возврат к дооктябрьской эпохе, который выражается в попытках придать православию функцию правоконсервативной и националистически-имперской государственной идеологии, и, во-вторых, идеологический союз между православием и атеистическим коммунизмом» (с. 85).

Выход из тупика, в который загоняет себя церковь, автор видит только на пути мировоззренческого плюрализма и равных прав всех граждан и верующих свободной страны.

Внутрироссийская проблематика вписывается Кортуновым в контекст главного противоречия современной эпохи – конфликта между необратимым процессом глобализации и все более упорным сопротивлением народов угрозе их национально-культурной идентичности. Свою основную задачу автор видит в доказательстве бесперспективности попыток навязать человечеству единую модель развития без учета цивилизационной специфики.

Этой теме посвящены сотни, если не тысячи книг, вышедших в самых разных странах. После распада СССР и крушения коммунистического движения могло казаться, что либеральная рыночная экономика и демократия англосаксонского образца могли казаться оптимальной, более того – единственной перспективой для всего человечества. Однако уже к началу XXI столетия экономический прорыв ряда развивающихся и переходных стран – Бразилии, Индии, Китая, а также России (БРИК) поставил эту перспективу, как и проект однополярного мироустройства во главе с Соединенными Штатами, под вопрос. Мировой финансово-экономический кризис с эпицентром в США еще более очевидно доказал неизбежность плюрализма как в мировой экономике и политике XXI века, так и особенно в его цивилизационном измерении. Данный факт признается рядом ученых и на Западе (Самьюэл Хантингтон, Фарид Закария).

Кортунов видит в этих важнейших процессах доказательство реальной возможности для России играть в будущем мироустройстве первостепенную, а в духовном отношении даже лидирующую роль. К сожалению, она мыслится им неотделимой от имперского призвания России и особой роли великорусского «суперэтноса» как центра притяжения на постсоветском пространстве, что не может не вызывать обоснованные сомнения. В монографии не проводится грань между реальным разнообразием путей к общим целям человечества, основанным на единых ценностях, и весьма сомнительной схемой конфронтации между либерально-демо-кратической и авторитарно-националистическими типами глобализированной рыночной экономики.

Книга не лишена и отдельных фактических неточностей, неизбежных в работе такого калибра (например, Франсуа Миттеран никогда не был «радикальным социалистом», а лидеры русских правых националистов в дореволюционной Думе вроде Владимира Пуришкевича или Николая Маркова были не «достойными людьми», а вдохновителями черносотенных погромщиков).

Тем не менее, по мнению автора, сама история делает за Россию выбор в пользу европейского вектора развития. Этому выбору способствуют неблагоприятная демографическая ситуация в стране и геополитическая уязвимость, технологическое отставание, неспособность самостоятельно освоить свою территорию и природные ресурсы, натиск мирового ислама, грядущее давление растущего Китая и т. д. В глазах Сергея Кортунова новая российская идентичность должна быть основана на сочетании русского и отчасти советского позитивного исторического опыта, дополненного теми демократическими механизмами, которые во всем мире уже доказали свою эффективность. С этим принципиальным выводом нельзя не согласиться.

Юрий Рубинский

Ю.И. Рубинский – д. и. н., профессор Государственного университета – Высшей школы экономики, главный научный сотрудник Института Европы РАН.

Последнее обновление 24 марта 2010, 9:01

} Cтр. 1 из 5