12.01.2021
Рынок подождёт: в КНДР сворачивают реформы
Мнения
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Андрей Ланьков

Кандидат исторических наук, профессор Университета Кукмин (Сеул).

В начале января в северокорейской столице состоялся VIII Съезд Трудовой партии Кореи. Предшествующий съезд ТПК состоялся в 2016 г., как и нынешний, он был в основном посвящён обсуждению и принятию очередного пятилетнего плана.

Стремление регулярно проводить съезды, которые во времена его отца и деда порою не собирались десятилетиями, является отличительной чертой политики Ким Чен Ына. Новый руководитель стремится, во-первых, к упорядочиванию работы партийно-правительственного аппарата, а во-вторых, к увеличению в нём роли собственно партии – если необходимо, за счёт армии и иных государственных органов.

VIII Съезд прошёл в обстановке повышенной секретности. В частности, пространная, занявшая около девяти часов (с перерывами) речь Ким Чен Ына была опубликована только в изложении и с серьёзными сокращениями. Широкой публике остаются неизвестными многие из документов, обсуждавшихся на съезде и утверждённых там.

Тем не менее из доступных материалов легко увидеть, в каком направлении собирается сейчас вести страну Ким Чен Ын и его окружение.

Сомнений больше не остаётся: руководство КНДР решило остановить и по возможности обратить вспять многие из тех прорыночных реформ, которые были осуществлены Кимом Третьим в первое время его правления, то есть в период с 2012 по 2017 годы.

Введённые тогда в Северной Корее принципы управления экономикой прямо копировали экономические модели, которые использовались в КНР на ранних этапах китайской политики реформ, в 1980-е годы. В частности, сельское хозяйство было частично переведено на бригадный (в некоторых случаях фактически семейный) подряд, а в промышленности получила распространение система «двойных цен», которая дала предприятиям возможность продавать значительную часть своей продукции на рынках по «договорным» (то есть свободным) ценам.

Однако в материалах VIII Съезда нет упоминаний об этой новой системе экономического управления. Из иных источников известно, что в последние месяцы такая система была во многом свёрнута.

Экономическая политика, о которой речь шла на съезде, хорошо нам знакома. В материалах постоянно говорится об усилении роли государства и государственных органов. Ким Чен Ын в своём докладе постоянно подчёркивал необходимость развития тяжёлой и химической промышленности. Для того, чтобы добиться решительного прорыва в этих областях, следовало прилагать усилия к внедрению новых технологий, а также повышению партийного контроля и поощрении. Разумеется, упоминалась в речи Ким Чен Ына и необходимость всячески повышать трудовой энтузиазм широких масс.

Особо любопытным является и раздел доклада, в котором говорится о необходимости восстановить руководящую роль государства в сфере обслуживания и розничной торговли. Дело в том, что ещё с 1990-х гг. в Северной Корее эти сферы были фактически приватизированы: большинство существующих в стране ресторанов и магазинов являются фактически частными, хотя формально и зарегистрированы как государственные предприятия. Судя по всему, теперь руководство КНДР собирается пойти в наступление на мелкий бизнес – тот самый, на существование которого Пхеньян на протяжении последних 20–25 лет обычно закрывал глаза (а в первые годы правления Ким Чен Ына мелкий бизнес даже поощрялся государственными и партийными органами).

Причины отката назад, в общем, понятны. В последние два-три года Северная Корея находится в состоянии жёсткого экономического кризиса, который вызван отчасти беспрецедентными по своей суровости санкциями Совета Безопасности ООН, а отчасти – результатами эпидемии коронавируса (точнее – иррационально жёстких карантинных мер, которые в связи с этой эпидемией осуществляются в Северной Корее).

В этой обстановке северокорейское руководство, кажется, решило, что оно не может позволить себе продолжать реформы, а должно, так сказать, заморозить ситуацию и усилить собственные инструменты контроля над положением в стране.

Для этого, как считают Ким Чен Ын и его советники, вполне допустимо пойти на ограничение рыночных свобод, которые дали государственным предприятиям, и уж тем более – на начало кампании, направленной против частного мелкого и среднего бизнеса.

Впрочем, слишком уж радикальных выводов о том, к чему приведёт данный поворот, делать пока не следует. В своё время, в 2005–2009 гг., отец Ким Чен Ына тоже лихорадочно пытался искоренить частный бизнес и восстановить в стране командно-административную систему управления экономики. Однако из тех попыток ничего не вышло, и, в конце концов, сам Ким Чен Ир был вынужден от них отказаться в начале 2010 года. Не исключено, что такая же судьба ждёт и новую линию Ким Чен Ына. Но нельзя не сожалеть о том, что реформы, которые начались столь многообещающе, и в первые годы принесли неплохие результаты, сейчас остановлены на неопределённый срок.

Корейский полуостров: будет ли война?
Георгий Толорая
Северокорейская проблема стала раздражителем в отношениях не только между «континентальными» и «океаническими» державами, но и внутри каждого лагеря – в частности, между США и Республикой Корея, Россией и КНР.
Подробнее