21.08.2008
США надежней НАТО
Колонка редактора
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Фёдор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Директор по научной работе Международного дискуссионного клуба «Валдай». Профессор-исследователь Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». 

Контакты

Тел. +7 (495) 980-7353
[email protected]

Война между Грузией и Россией создала в Европе новую ситуацию,
которая в перспективе способна оказать влияние и на европейское
военно-политическое развитие, и на взаимоотношения с Москвой.

Подписание соглашения о размещении на территории Польши
американских ракет-перехватчиков, которые должны войти в систему
ПРО США, стало первым наглядным следствием грузино-российского
конфликта. Варшава много месяцев торговалась, выдвигая жесткие
условия, и к середине лета стало казаться, что Вашингтон начинает
терять терпение. Однако война позволила ударить по рукам.

Теперь уже не принципиально, против кого планировалось направить
элементы системы ПРО, которые разместят в Центральной Европе.

Важнее другое – Польша и Чехия обеспечили себе непосредственное
военное присутствие Соединенных Штатов на собственной территории. А
это означает твердые и однозначные гарантии безопасности со стороны
США.

Безопасности, естественно, от России, ведь в бывших
социалистических странах других угроз не усматривают.

Казалось бы, это совершенно излишние меры предосторожности. Ведь
Польша, Чехия, страны Балтии являются членами Североатлантического
альянса, который, соответственно, обязан выступить в их защиту в
случае кризиса.

Однако доверие центрально- и восточноевропейских столиц к НАТО
находится на низком уровне.

Президент Эстонии Томас Хендрик Ильвес написал в 2005 году в
бытность свою депутатом Европарламента любопытную статью, где
объяснял причины атлантического настроя «новой» Европы. «Если в
отношениях с Москвой возобладают национальные интересы старожилов
Европейского союза, – предупреждал Ильвес, – Государства ЦВЕ могут
снова обратить свой взор за океан». И далее: «Если окажется, что
Америка занимает более жесткую позицию по приоритетным для новых
членов Евросоюза вопросам, проамериканские настроения в Центральной
и Восточной Европе усилятся, а у лидеров стран региона будет меньше
стимулов примкнуть к «старой» Европе в ее спорах с
Вашингтоном».

Приоритетные для новых членов вопросы – это снова отношения с
Россией. В той же статье будущий глава Эстонской республики
напомнил о том, что у Восточной Европы есть основания не доверять
Европе Западной. Именно она «сдала» Гитлеру Чехословакию, а Сталину
– вообще всех.

Бухарестский саммит НАТО в апреле этого года подтвердил опасения
Ильвеса и его единомышленников – западноевропейские страны
воспрепятствовали сближению с Украиной и Грузией, не желая
провоцировать Москву. С точки зрения восточноевропейских столиц,
тем самым они развязали руки России, что и привело к августовской
трагедии.

А тот факт, что континентальные державы и теперь колеблются, не
желая идти на резкое обострение с Москвой, воспринимается как
признак паралича Североатлантического альянса.

На этой неделе президент Эстонии заявил в интервью шведскому
телеграфному агентству: «Все планирование в области безопасности,
все решения о расходах на оборону в Европе, США и НАТО основывались
на ложном предположении, что Россия не вторгнется в другую страну».
По мнению Ильвеса, теперь, после «российского вторжения в Грузию»,
вся архитектура европейской безопасности фундаментально
изменилась.

Контуры новой архитектуры уже наметились.

И элементы ПРО в Чехии и Польше, и военные базы в Болгарии и
Румынии, и взаимодействие с Грузией – все это не натовские, а
собственно американские проекты.

«Наша цель — получить международные гарантии целостности
территории Украины, ее независимости, что возможно исключительно в
рамках коллективной безопасности», – заявил вчера сенаторам США
президент Украины Виктор Ющенко. Он имел в виду НАТО, однако,
учитывая колебания в Западной Европе, может возникнуть
необходимость задуматься и о других гарантиях. Дать их способна
только одна страна (Россию Ющенко, естественно, не рассматривает) –
Соединенные Штаты.

О том, что международные институты, унаследованные от эпохи
после Второй мировой войны, находятся в упадке, говорят давно.
Некоторое время казалось, что к Североатлантическому альянсу это не
относится. Как-никак, именно он служит символом победы в глобальном
идеологическом противостоянии, к тому же странно говорить о кризисе
организации, численность стран-членов которой едва ли не удвоилась
за 9 лет, да еще стоит очередь на вступление.

Однако в реальности за бравурными реляциями о НАТО как об
инструменте экспорта демократии и процветания стало теряться
предназначение организации и ее боеспособность.

Для вступавших стран главным смыслом было зафиксировать
принадлежность к западному клубу, а во многих случаях речь шла и о
«предбаннике» Европейского союза. Для вступления в ЕС требовалось
выполнение очень жестких критериев, Альянс же был значительно
доступнее.

Первым серьезным ударом по Североатлантическому альянсу стало 11
сентября 2001 года. Америка, подвергшись нападению, предпочла
отклонить предложение союзников задействовать статью о коллективной
обороне и создать «коалицию добровольцев». Тем самым было
продемонстрировано отношение к НАТО, которому США не готовы
доверить свою безопасность.

Следующим свидетельством кризиса стал Афганистан. Альянс там
присутствует, но на уговоры европейских союзников внести больший
вклад в борьбу с талибами уходит масса времени и сил. Да и
результат довольно скромный.

В случае с Афганистаном можно ссылаться на то, что Средний
Восток расположен за пределами традиционной зоны ответственности
альянса. Но безопасность Украины или Грузии, как и стратегические
проекты в Центральной Европе (ПРО), вроде бы как раз должны быть
предметом натовских забот. Но стремление НАТО как организации
уклониться от американо-российского соперничества – еще более
тревожный сигнал для дееспособности Альянса.

Нежелание континентальной Европы консолидироваться для
реализации американской повестки дня, стремление «новой» и
«новейшей» (Украина, Грузия) Европы получить прямые гарантии США и
заинтересованность Вашингтона в спокойном европейском тылу создают
любопытную перспективу.

Фокус безопасности будет уходить из НАТО в пользу новых
конфигураций.

Отчего бы, например, не наполнить военно-политическим
содержанием Содружество демократического выбора, созданное Киевом и
Тбилиси при поддержке Варшавы, Вильнюса и ряда других столиц в 2005
году?

Тем самым Западная Европа получает возможность дистанцироваться
от неприятных проблем безопасности, Восточная Европа обретает
долгожданную защиту Америки, а между Россией и «старыми»
европейцами пролегает надежный «кордон», который предотвращает
«сговоры» с Москвой.

Россия давно говорила, что Североатлантический альянс является
историческим анахронизмом и реликтом ушедшей эпохи. Теперь НАТО,
наконец, имеет шанс стать экспонатом геополитического музея,
уступив место другим региональным блокам. Только вряд ли такая
победа сильно обрадует Москву.

//