17.12.2019
Развитие российского Дальнего Востока: взгляд из Кореи
Валдайские записки
Ли Чжэ Ён

Президент Корейского института международной экономической политики (KIEP).

Краткое содержание

Российский Дальний Восток включает девять субъектов, занимающих огромные территории — 36% всей территории России, а также колоссальные залежи полезных ископаемых. Тем не менее инвестиционный климат на Дальнем Востоке России неблагоприятен, и Дальневосточный регион не считается привлекательным местом для вложения капитала. В 2010 г. здесь проживали всего 6,3 миллиона человек, поэтому раз.мер потребительского рынка невелик. Кроме того, неблагоприятное географическое положение региона — вдали от федерального центра, суровый климат, сильная зависимость экономики региона от сырьевых отраслей и производства вооружений ещё с советских времён, низкий уровень индустриализации и урбанизации и неразвитая инфраструктура — вот основные социально-экономические особенности российского Дальнего Востока.

После прихода к власти правительства Владимира Путина в 2000 г. интерес России к Северо-Восточной Азии (СВА) и Азиатско-Тихоокеанскому региону (АТР) начал расти, а с на.чалом третьего президентского срока Путина в 2012 г. Россия начала всерьёз проводить новую восточную политику, которая во многом определялась двумя факторами. Во-первых, российское правительство осознавало тот факт, что центр мирового экономического роста перемещается в АТР, и попыталось дать новый импульс освоению неразвитых регионов Сибири и Дальнего Востока. Во-вторых, российское правительство стремилось наращивать сотрудничество со странами Азиатско-Тихоокеанского бассейна за счёт расширения своего политического и экономического влияния в СВА, включая Корейский полуостров. В частности, президент Путин заявил в декабре 2012 г.: «В XXI в. вектор развития России — это развитие на восток. Сибирь и Дальний Восток — это наш колоссальный потенциал […]. Это возможность занять достойное место в Азиатско-Тихоокеанском регионе, самом энергично, динамично развивающемся регионе мира»[1].

В этом контексте российское правительство упорно трудится над развитием Дальнего Востока. Так, в мае 2012 г. впервые в истории России правительство создало министерство по развитию Дальнего Востока. В сентябре 2012 г. был проведён саммит форума Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) во Владивостоке, а в марте 2013 г. была принята государственная программа «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона». Первый Восточный экономический форум (ВЭФ) был про.ведён в сентябре 2015 г. Российское правительство также учредило территории опережающего социально-экономического развития (ТОРы) и Свободный порт Владивосток (СПВ)[2].

Между тем правительство Южной Кореи также проявляет большой интерес к развитию Дальневосточного региона, примыкающего к Корейскому полуострову, и ищет пути для реализации двусторонних и многосторонних проектов сотрудничества. Например, бывшая администрация Пак Кын Хе выдвинула «Евразийскую инициативу» в феврале 2013 г. Эта инициатива была нацелена на углубление сотрудничества Южной Кореи с крупными странами Евразии (Россией, Монголией, странами Центральной Азии и др.) с учётом большой значимости евразийского континента. Дальний Восток и Сибирь, примыкающие к Корейскому полуострову, представлялись главными регионами для выхода на рынки Евразии[3].

Опираясь на эту динамику, новая администрация Мун Чжэина, пришедшая к власти в 2017 г., сформулировала «Новую северную политику», подчёркивая важность стратегического сотрудничества с Россией. В своей вступительной речи на ВЭФ в Дальневосточном федеральном университете во Владивостоке 7 сентября 2017 г. президент Мун сказал: «“Новая северная политика” согласуется с новой восточной политикой Владимира Путина, нацелен.ной на развитие Дальнего Востока». Он также добавил: «Корея— лучший партнёр в развитии Дальнего Востока России, и корейская “Новая северная политика” была сформулирована в расчёте на сотрудничество с Россией». Президент Мун также предложил концепцию «девяти мостов сотрудничества»[4].

Таким образом, очевидно, что у корейского правительства есть всеобъемлющее понимание важности и заинтересованность в развитии Дальнего Востока. В данной статье анализируется позиция Кореи по развитию российского Дальнего Востока. Автор уделяет внимание важности и стратегической ценности Дальнего Востока России, нынешнему состоянию и определяющим факторам российской дальневосточной политики, а также направлению и задачам, стоящим перед корейской политикой на российском Дальнем Востоке.

 

Значение российского Дальнего Востока для Южной Кореи

Современное состояние глобальной экономики характеризуется ростом неопределённости. Об этом свидетельствует ослабление целостности и сплочённости Европейского союза вследствие Brexit, замедление экономического роста Китая, усиление политики «Америка превыше всего» (America First) и протекционизма в администрации Дональда Трампа, а также недавние торговые споры между США и Китаем. В этой ситуации корейская экономика сталкивается с рядом вызовов, таких как развитие новых отраслей современного производства, решение проблемы замедления экспорта и низкого роста по причине определённого уровня раз.вития ключевых отраслей.

Администрация Мун Чжэина признает Россию важным партнёром для сотрудничества в рамках инициатив «новой северной политики» и «новой экономической карты Корейского полуострова» и стремится к существенному развитию стратегического партнёрства и сотрудничества с Россией. 22 июня 2018 г. в программной речи на Российско.корейском деловом форуме — совместном мероприятии в ходе саммита Корея— Россия— президент Мун предложил расширить торговлю и гуманитарный обмен ($30 млрд товарооборота и 1 миллион человек в рам.ках гуманитарных обменов к 2020 г.). Он также подчеркнул важность ключевых мер, таких как сотрудничество на Дальнем Востоке, в области новых технологий и науки, а также высокотехнологичных отраслей промышленности. В частности, содействие сотрудничеству на Дальнем Востоке имеет особое значение для Южной Кореи. Это могло бы внести существенный вклад в развитие экономики северных областей, расширение новых механизмов экономического роста, содействию миру и процветанию на Корейском полуострове и построению «моста» между евразийским континентом и АТР.

Экономики Южной Кореи и России являются структурно взаимодополняющими. По этой причине ожидания устойчивых и взаимовыгодных отношений между двумя странами являются вполне обоснованны.ми. С точки зрения национальных интересов Кореи, Россия — не только важный евразийский экспортный рынок, но также источник всех сырьевых материалов, необходимых для энергетического и промышленного развития. Кроме того, Россия — это страна, обладающая передовыми научными знаниями и технологиями, которые могут содействовать развитию промышленности будущего в Южной Корее. С точки зрения национальных интересов России, Южная Корея представляет собой промышленно развитую державу, обладающую ноу-хау, накопленными в ходе поразительного индустриального развития. Промышленная конкурентоспособность Южной Кореи может способствовать экономической модернизации России, промышленной диверсификации и локализации, развитию импортозамещающих отраслей, что является главным государственным политическим приоритетом российского правительства. Помимо этого Корея — одна из ключевых стран в российских планах развития Дальнего Востока и Сибири.

В частности, Дальний Восток — это зона соприкосновения корейской «Новой северной политики» и российской стратегии поворота на Восток. Следовательно, развитие Дальнего Востока не только содействовало бы двустороннему сотрудничеству, но и заложило бы фундамент для будущей объединённой Кореи. Южная Корея сможет обеспечить прорыв в российско-корейских отношениях, изыскивая способы участия в проектах развития Дальнего Востока, таких как проект «девяти мостов», являющийся приоритетным для администрации Путина. В то же время, когда в будущем реализуется сценарий ядерного разоружения Северной Кореи, появится возможность продвигать трёхстороннее сотрудничество России, Южной и Северной Кореи, что подготовит почву для наступления эпохи объединённой Кореи.

Кроме того, экономическое сотрудничество с Россией на Дальнем Востоке дало бы Корее дополнительные возможности для участия в интеграционных процессах, происходящих в евразийском регионе. В настоящий момент развиваются различные проекты экономического сотрудничества и интеграции с целью создания единого евразийского пространства, такие как Евразийский экономический союз под руководством России, китайская инициатива «Один пояс, один путь» (ОПОП) и стратегия Нового Шёлкового пути, а также Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) под руководством России и Китая. Южной Корее, в свою очередь, следует искать способы участия в международном евразийском сотрудничестве на основе открытой экономики. Это не только способствовало бы экономическому росту Кореи, но и заложило бы фундамент для формирования институтов международного сотрудничества в Евразии.

Таким образом, Дальний Восток России для Кореи — это входные ворота на евразийский континент и регион с высоким потенциалом для сотрудничества, заслуженно признанный «последним рубежом XXI в. в АТР». В этой связи корейскому правительству следует ускорить налаживание сотрудничества между Россией и Евразией, используя свой геоэкономический и геополитический статус «шлюза» между Евразией и АТР. В то же время России нужно диверсифицировать сотрудничество со странами СВА, включая Корею, для снижения зависимости от Китая. В частности, двустороннее и многостороннее сотрудничество на российском Дальнем Востоке будет способствовать миру и всеобщему процветанию СВА, в том числе и Корейского полуострова.

 

Состояние корейской политики в отношении российского Дальнего Востока

Во-первых, торговля. Торговый оборот Южной Кореи с Дальним Востоком в 2012–2014 гг. составлял от $9,9 до 10,2 млрд, однако начал заметно сокращаться на фоне общего спада российской экономики, начиная с 2014 г. В 2015 г. он уменьшился на 37,6% — до $6,4 млрд. В 2016 г. он снизился ещё на 13,7% — до $5,5 млрд. Это почти в два раза меньше, чем показатель 2012 г. ($10,2 млрд). В 2017 г. торговля немного восстановилась: годовой рост со.ставил 29%, а общий товарооборот — $7,1 млрд. Несмотря на этот спад в торговле, Корея по-прежнему остаётся одним из главных торговых партнёров Дальневосточного региона. На долю Южной Кореи пришлось 28,3% всей торговли на Дальнем Востоке в 2012 г. и 24,9% — в 2017 г.

Корея, Китай и Япония традиционно являются самыми важными торговыми партнёрами для российского Дальнего Востока. В 2017 г. на их долю приходилось 71,1% всего торгового оборота этого региона. Хотя в абсолютном выражении объём торговли между Кореей и Дальним Востоком сравнительно невелик, его долю в общем торговом обороте между Кореей и Россией вряд ли можно назвать незначительной (37,4% от $19 млрд общего двустороннего товарооборота в 2017 г.). Следовательно, чтобы увеличить объём торговли между Кореей и Россией, необходимо расширять торговлю между Кореей и Дальним Востоком.

Во-вторых, инвестиции. Корейские инвестиции на Дальнем Востоке остаются на минимальном уровне. Более 70% инвестиций идут на запад России, а инвестиции на Дальнем Востоке в последние годы были незначительными с учётом общего снижения уровня корейских инвестиций. С 2012 г. прямые инвестиции Кореи в Россию находились в пределах $100 млн, а в 2017 г. их объём составил всего $8,2 млн (0,2% от обще.го объёма прямых инвестиций Южной Кореи в мире). Это говорит о том, что корейские инвестиции на Дальнем Востоке всё ещё незначительны, составляя всего 1% от всех прямых иностранных инвестиций в этот регион.

Впервые Корея вышла на рынок Дальнего Востока в 1997 г., когда во Владивостоке была построена гостиница Hyundai. Инвестиции в развитие сельского хозяйства и разработку природных месторождений в начальные годы затем распространились на строительство,транспорт и логистику. Предполагалось, что завод высоковольтных выключателей, построенный компанией Hyundai Heavy Industries (ввод в эксплуатацию состоялся в январе 2013 г.), стимулирует дальнейшие инвестиции в промышленное производство. Однако в конце 2017 г. это предприятие было закрыто, поскольку не вышло не проектную мощность. Между тем очевидна необходимость придать новый импульс развитию региона.

В последние годы корейские компании инвестируют в ТОРы и СПВ, которые российское правительство активно продвигает с целью индустриализации и интернационализации Дальнего Востока[5]. С учётом роли, отведённой Центру поддержки корейских инвесторов, открытому в ноябре 2017 г. во Владивостоке, и недавних перемен на Корейском полуострове, благодаря улучшению отношений между двумя Кореями и отношений между США и Северной Кореей, сотрудничество Кореи и России на Дальнем Востоке вызывает растущий интерес. 16 мая 2018 г. в Москве прошла 12-я встреча Российско-корейского комитета по Даль.нему Востоку и Сибири, на которой обсуждались способы содействия сотрудничеству в рамках программы «девять мостов» на Дальнем Востоке и помощи корейским компаниям в выходе на рынок этого региона. В частности, ожидается активное сотрудничество в таких областях, как здравоохранение, энергетика, транспортная логистика, сельское хозяйство и рыбное хозяйство. Для содействия экономическому сотрудничеству между Кореей и Россией на Дальнем Востоке необходимо инвестировать в корейские компании. Эти инвестиции будут нацелены на участие корейского бизнеса в ТОРах и проекте развития СПВ, а также сотрудничество в развитии совместного промышленного комплекса в Дальневосточном регионе.

Между тем ключевым фактором, определяющим успех дальне.восточной политики Кореи, является политическая воля правительства. С 2012 г. стратегическое направление политики, проводимой правительством Кореи, сфокусировано на «Евразийской инициативе» и «Новой северной политике». Обе эти инициативы являются серьёзными государственными задачами для корейского правительства, отражающими понимание президентом Кореи ситуации в мире и приоритетов государственного управления. Эти факторы определяют задачи по сотрудничеству Кореи в Дальневосточном регионе, и на этом основании реальные проекты сотрудничества будут осуществляться.

 

Направления политики Кореи на российском Дальнем Востоке

Как уже упоминалось, Дальневосточный регион географически связан с Корейским полуостровом и СВА. Это стратегическая область для будущего сотрудничества определённого круга стран, куда входит Северная Корея (Южная Корея — Северная Корея — Россия, Южная Корея — Северная Корея — Китай — Россия — Монголия и т.д.). В то же время Дальний Восток — ключевой узел экономического сотрудничества на севере, где совпадают стратегические интересы России (поворот на Восток), Китая (инициатива ОПОП) и Монголии (инициатива «пастбищного пути»). Этот регион также мог бы быть связан с Корейским полуостровом с помощью проектов строительства инфраструктуры в объединённой Корее, налаживания трёхстороннего сотрудничества между Россией, Южной Кореей и Северной Кореей и сопряжения инициативы ОПОП с «Новой северной политикой».

Корея будет и дальше сотрудничать в тех областях, которые содействуют повышению качества жизни её народа на Дальнем Востоке, и, в частности, сосредоточится на проведении политики «девяти мостов» в России. В первую очередь следует развивать промышленное сотрудничество, продвигая осуществимые проекты в таких отраслях, как туризм, сельское хозяйство, животноводство, рыболовство, логистика и здравоохранение. Параллельно нужно осуществлять поэтапные инвестиции в электроэнергетику, морские порты, дороги, склады и морскую инфраструктуру.

Корея особенно заинтересована в устойчивом плане развития сотрудничества в рамках треугольника Россия — Южная Корея — Северная Корея с целью подготовки инфраструктуры для объединённой Кореи и укрепления транспортных связей и логистики на фоне меняющейся ситуации на Корейском полуострове. В настоящее время Северная Корея остаётся изолированной страной, участвуя в ограниченном экономическом сотрудничестве с небольшим числом государств, таких как Китай и Россия. По.этому трёхстороннее сотрудничество России, Южной Кореи и Северной Кореи в контексте международного сотрудничества в Евразии остаётся одной из наиболее перспективных мер возвращения Северной Кореи в плоскость экономического сотрудничества и взаимодействия. Если Северная Корея получит экономические выгоды от участия в строительстве и эксплуатации инфраструктуры, это позволит избавить её от избыточной экономической зависимости от Китая и диверсифицировать её внешнеэкономические связи через участие в планах региональной экономической кооперации, извлекая выгоду из её геополитического положения.

Помимо этого, участие Северной Кореи в таком трёхстороннем фор.мате экономического сотрудничества могло бы создать возможности для отказа от нынешнего менталитета «постоянно осаждённой крепости» в пользу нового стратегического выбора. Если Северная Корея сможет положить конец нынешней военно-политической конфронтации с США и чрезмерной экономической зависимости от Китая, наладив сотрудничество с Южной Кореей и Россией, геополитический конфликт в СВА утратит остроту. В этой связи существуют призывы к возобновлению проекта корейских компаний «Наджин — Хасан» в качестве реакции на прогресс в ядерном разоружении Северной Кореи. Три пробные поставки товаров были успешно осуществлены в рамках этого проекта, притом третья включала также контейнерные перевозки, что повышает возможность осуществления логистики с высокой добавленной стоимостью. Проект «Наджин — Хасан» мог бы стать эффективным средством вовлечения Северной Кореи в международное сотрудничество и движущей силой экономического сотрудничества России с Южной и Северной Кореей.

 

Заключение

Партнёрство Кореи и России, которое является одной из целей администрации Мун Чжэина в рамках «Новой северной политики», должно содействовать устойчивому сотрудничеству, миру и процветанию. С его помощью корейское правительство также намерено внести вклад в мирный процесс на Корейском полуострове и в СВА на основе тесных связей и сотрудничества с Россией в рамках реализации исторической миссии «создания условий для мирного урегулирования на Корейском полуострове и в СВА», а также создания «инфраструктуры для объединённой Кореи».

Такое взаимовыгодное сотрудничество, опирающееся на уникальные преимущества Кореи (развитое промышленное производство и возможности экспорта промышленных мощностей, а также инновационные технологии, в частности информационные) и потребность России в экономическом сотрудничестве (локализация производства,модернизация экономики и развитие импортозамещающих отраслей), будет способствовать процветанию народов двух стран на основе нового экономического роста и институционализации международного сотрудничества.

Для реализации планов сотрудничества важно найти стратегические точки соприкосновения «Новой северной политики» Южной Кореи и российской политики разворота на Восток, что может быть реализовано посредством различных проектов сотрудничества на российском Дальнем Востоке. Для расширения программы двустороннего экономического обмена стороны договорились в 2017 г. о создании финансовой платформы в размере $2 млрд для поддержки проекта развития Дальнего Востока. Теперь важно определить перспективные проекты в Дальневосточном регионе, чтобы за.тем предоставлять мощную финансовую поддержку компаниям, участвующим в развитии инфраструктуры на Дальнем Востоке России в соответствии с российской политикой поворота на Восток и новой политикой экономического сотрудничества на Севере, которую проводит Корея.

Дальневосточный регион будет важным центром северной экспансии в эпоху единой Кореи. В краткосрочной и среднесрочной перспективе нужно сосредоточить усилия на создании доверительного партнёрства и сотрудничества на базе двусторонней и многосторонней дипломатической и экономической кооперации со всеми странами региона. В среднесрочной и долгосрочной перспективе необходимо придать импульс различным проектам с участием России, Южной и Северной Кореи, а также возобновить логистические связи по маршруту «Наджин—Хасан», особенно если удастся добиться прогресса в ядерном разоружении Северной Кореи, снятии санкций и улучшении отношений между двумя Кореями. В заключение можно сказать, что сотрудничество на Дальнем Востоке будет способствовать миру и процветанию на Корейском полуострове, а также развитию отношений между Кореей и Россией. 

Данный материал вышел в серии записок Валдайского клуба, публикуемых еженедельно в рамках научной деятельности Международного дискуссионного клуба Валдай. С другими записками можно ознакомиться по адресу http://ru.valdaiclub.com/a/valdai-papers/

Сноски

[1]          Послание Президента Федеральному Собранию. Сайт Президента России. 2012. 12 декабря. URL: http:// kremlin.ru/events/president/news/17118

[2]          Lee J. Y. et al. Evaluation of Korea-Russia Economic Cooperation and Its Mid to Long-Term Vision. Korea Institute for International Economic Policy. 2015. P. 22–23.

[3]          Lee J. Y. Contacts of Putin’s New East Policy and Eurasian Initiative and the cooperation direction. Korea-Russia Forum. 2015. P. 81.

[4]          Концепция «девяти мостов сотрудничества» подразумевает развитие сотрудничества в таких об.ластях, как газ, железнодорожное сообщение, портовая инфраструктура, энергетика, арктические морские пути, судостроение, трудоустройство, сельское хозяйство и рыболовство. URL: http://www. ohmynews.com/NWS_Web/ View/at_pg.aspx?CNTN_CD=A0002358083

[5]          Следующие корейские компании участвуют в развитии ТОРов и свободных портов: ТОРы — Hotel Pride LLC (строительство отелей), Ooyang LLC (рыбоперерабатывающее производство), Gorod 415 LLC (рыбоперерабатывающее производство). СПВ — Urban Transport System LLC (транспортировка), Breese PUMP LLC Production, Vostok Polikor LLC (полиуретан, бытовая химическая продукция), Roskor LLC (строительные материалы), Cristal-Golf Club LLC (поля для гольфа). См.: Leading Development Zone and Free Port System in Vladivostok. Consulate General of the Republic of Korea in Vladivostok.

Нажмите, чтобы узнать больше