24.06.2007
Повседневная жизнь депутатов Государственной думы
Рецензии
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Фёдор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Директор по научной работе Международного дискуссионного клуба «Валдай». Профессор-исследователь Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». 

Контакты

Тел. +7 (495) 980-7353
[email protected]

Опыт начала XX века – периода, когда Россия пыталась
освоить представительную демократию, – многократно описан
очевидцами и участниками. Картины деятельности Государственной думы
1906–1917 годов, запечатленные в мемуарах депутатов и просто
наблюдателей, позволяют и спустя столетие почувствовать дух эпохи,
в которую наша страна впервые предприняла робкую попытку ограничить
самодержавную власть.

Пожалуй, больше всего поражает тот факт, что горячие
дискуссии первых десятилетий прошлого столетия зачастую чуть ли не
дословно повторяют дебаты, свидетелями которых нам довелось быть
уже в новойРоссии. А особенности русской власти, приведшие к краху
парламентаризма тогда, дают обильную пищу для умозаключений и
сегодня.

Генезис Государственной думы РФ пока еще не стал
предметом столь же пристального изучения, хотя за свою относительно
недолгую историю она пережила уже несколько этапов. Книга Светланы
Лолаевой и Глеба Черкасова – одно из первых подробных исследований
постсоветского парламентаризма. Это – своего рода «энциклопедия
Госдумы» той эпохи, когда она была действительно влиятельным
органом власти, в ней кипели нешуточные страсти и были представлены
самые разные политические силы.

Авторы сознательно выбрали для описания и анализа
десять лет. С 1993-го, когда в соответствии с принятой на
референдуме новой Конституцией на смену разогнанному Верховному
Совету пришла Государственная дума, до 2003-го, когда в парламенте
наступила эра стабильного конституционного большинства партии
власти.

О тайных и явных механизмах функционирования Госдумы
Светлана Лолаева и Глеб Черкасов знают не понаслышке: оба автора на
протяжении многих лет освещали деятельность депутатов в ведущих
российских политических изданиях. Повествование весьма разнообразно
в жанровом отношении: подлинные документы и описания реальных
событий перемежаются вымышленными эпизодами, однако за действующими
лицами последних легко угадываются хорошо известные персонажи из
мира российской политики, бизнеса и средств массовой
информации.

Портрет, нарисованный Лолаевой и Черкасовым, трудно
назвать комплиментарным для народных избранников. Законодательный
процесс предстает в виде сложного переплетения политических
взглядов и коммерческих интересов, личных взаимоотношений и
откровенного карьеризма, коррупции и искреннего стремления
реализовать те или иные идеалы, профессионализма и откровенной
глупости. Парламент в лице его отдельных, но очень многочисленных
представителей то и дело оказывается «морально неустойчивым» и
крайне манипулируемым со стороны исполнительной власти. Колорит
придают разнообразные эпизоды из богатой коллекции авторов – частью
забавные, частью несколько пугающие.

В целом, однако, прочтение книги оставляет скорее
грустное чувство. Государственная дума 1990-х годов в изображении
Светланы Лолаевой и Глеба Черкасова не вызывает особой симпатии, но
зато создает впечатление живого, развивающегося и в общем очень
демократичного института. В самые тяжелые годы становления новой
российской государственности парламент, несмотря ни на что,
выполнил функцию амортизатора очень опасных политических процессов.
Отчасти, кстати, и тем, что направил потоки негативной общественной
энергии в конституционное демократическое русло.

Бурные и во многом бесплодные дебаты наряду с
цирковыми выходками депутатов превратили Государственную думу в
излюбленную мишень для остроумцев, что было очень удобно для
исполнительной власти. Однако в этих дискуссиях, тем не менее,
рождались законы, обеспечивавшие функционирование экономики и
общества, а правительству приходилось поступаться ведомственными
интересами и учитывать иные точки зрения.

От событий, описываемых в книге «Повседневная жизнь
депутатов Государственной думы», нас отделяет совсем немного
времени, но они уже воспринимаются как история. С тех пор
российский парламент превратился в совершенно другой орган. Он стал
намного более эффективным, законы принимаются без проволочек и
практически в полном соответствии с пожеланиями «вертикали».
Крылатая фраза о том, что «парламент – не место для дискуссий», уже
не воспринимается как нечто экстравагантное, а скорее отражает
объективную реальность. Теперь уже сама исполнительная власть
пытается создать среди законодателей некоторый плюрализм мнений.
Такая задача, очевидно, будет поставлена перед Государственной
думой, которую изберут в декабре 2007 года.

Российскому парламентаризму никак не удается
развиваться естественным образом. В какой-то момент у властей
предержащих кончается терпение, и в чем-то их можно понять:
представительная ветвь дает много оснований для раздражения. Но
именно из-за этого извечного стремления «поправить» волю
избирателей сверху и «ускорить» эволюцию российское народовластие
уже столетие ходит по замкнутому кругу. Не хотелось бы, чтобы
спустя годы книгу Светланы Лолаевой и Глеба Черкасова читали с тем
же ощущением упущенных возможностей общественно-политического
развития, с каким мы сейчас знакомимся с описаниями Государственной
думы начала XX века.

Федор Лукьянов — главный редактор журнала «Россия
в глобальной политике»