19.10.2021
Эпоха пандемии: год второй. Возвращение будущего
Доклады
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Фёдор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Директор по научной работе Международного дискуссионного клуба «Валдай». Профессор-исследователь Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». 

Контакты

Тел. +7 (495) 980-7353
[email protected]

Олег Барабанов

Доктор политических наук, профессор РАН, профессор МГИМО МИД России, программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай».

Тимофей Бордачёв

Доктор политических наук, научный руководитель Центра комплексных европейских и международных исследований Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай».

AUTHOR IDs

SPIN РИНЦ: 6872-5326
ORCID: 0000-0003-3267-0335
ResearcherID: E-9365-2014
Scopus AuthorID: 56322540000

Контакты

Тел.: +7(495) 772-9590 *22186
E-mail: [email protected]
Адрес: Россия, 119017, Москва, ул. Малая Ордынка, 17, оф. 427

Ярослав Лисоволик

Программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай», член Экспертного совета при Правительстве России.

Андрей Сушенцов

Декан факультета международных отношений МГИМО МИД России, программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай», кандидат политических наук.

AUTHOR IDs

ORCID 0000-0003-2076-7332

Контакты

Адрес: Россия, 119454, Москва, пр-т Вернадского, 76

Иван Тимофеев

Кандидат политических наук, доцент МГИМО МИД России, программный директор Российского совета по международным делам, программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай».

AUTHOR IDs

SPIN РИНЦ: 3517-3084

Контакты

Тел.: +7(495)434-67-66
E-mail: [email protected]
Адрес: 119454, Москва, пр-т Вернадского, 76

Доклад Международного дискуссионного клуба «Валдай»
Загрузить PDF

Избежание «одичания» в условиях слома правил и институтов, отказ от практики «каждый за себя» – основная задача международной политики на предстоящем этапе. Звучит не слишком вдохновляюще, но таков итог предшествующих тридцати лет. Первая попытка построить устойчивое и относительно справедливое мировое устройство без большой войны, предпринятая после конца холодной войны, закончилась тем, что мы имеем сегодня. Пандемия дала шанс на вторую попытку, пусть и в довольно экстремальных условиях.

Реальность конца ХХ – начала XXI века исходила из того, что будущее уже наступило. Возможно, не у всех сразу, но оно неизбежно приближается, главное, известно какое. Сама метафора «конца истории», ставшая лейтмотивом целой политической эры, подразумевала, что будущего уже не нужно. История достигла своего оптимума. И дальше вопрос только в том, как быстро и насколько безболезненно «правильная» схема государственного и международного устройства распространится повсеместно, чтобы решить проблемы человечества навсегда. Технологические достижения тем более усилили ощущение наступившего грядущего – почти всё, о чём ещё недавно писали фантасты, либо сбылось, либо уже понятно, когда сбудется.

Поскольку наступившее будущее изначально объявили светлым, ему надлежало радоваться. Необратимость была лишена трагического оттенка и трактовалась как окончательное торжество прогресса. Ну а тревожные звонки и побочные явления, которыми сопровождалась либеральная глобализация, считались неизбежными издержками на пути к всеобщему успеху. Даже убеждённые противники глобализации, её непримиримые критики, по сути, не видели возможности развернуть процесс вспять. Максимум из-за чего ломались копья – как смягчить последствия глобального мира, приспособиться к нему тем, кто не относится к числу флагманов. Им предлагались скромные меры поддержки.

Коммуникационный рывок последних полутора десятилетий окончательно зафиксировал неразрывность мировой системы. Пандемия перечеркнула эту стройную картину. Оказалось, что необратимости нет, а почти всю глобализацию в привычном виде можно буквально выключить в течение полутора недель по всему миру (март 2020 года).

И те же самые технологии, которые объединяли, начинают столь же эффективно работать на разделение.

Всеобщее закрытие весной 2020 года ударило по всем четырём свободам передвижения, которые и составляли основу глобального устройства – свободное перемещение людей, товаров, услуг и денег. Ограничены они оказались в разной степени – от почти полного прекращения поездок людей до относительно мало, но всё же затронутых денежных потоков. В целом уровень международной мобильности упал многократно.

Это, естественно, вызвало шок, но мир не рухнул. Экономика, общественная жизнь, государственные практики адаптировались к изменившимся условиям. И чем дольше продолжается пандемическая нервотрёпка, тем труднее вообразить возвращение к прежней реальности, даже если ожидания обществ пока связаны именно с таким развитием событий. Восстановление прежней ситуации невозможно ещё и по той причине, что правительства открыли для себя, насколько удобна эпидемиологическая угроза – всегда есть основания ввести те или иные административные меры, объявить чрезвычайное положение. Управление и контроль расцветают новыми красками.

В некотором смысле выгодно поддерживать режим противодействия пандемии как можно дольше – государства осваивают открывающиеся возможности, это требует времени и навыка, нужно обоснование.

Наглядный пример «полезности» пандемии – миграционная политика. Проблема массовой миграции с Юга на Север не нова. Но нарастание кризисных явлений по всему миру, связанных с прямыми или опосредованными последствиями пандемии, подхлёстывают миграционные настроения, стремление жителей неблагополучных мест навсегда переселиться в благополучные. В длительной постковидной перспективе вероятно сохранение усиленного контроля границ или их очень избирательное открытие. Закрытые (насовсем) границы – эффективное средство для снижения миграционного давления, которое провоцирует внутреннее напряжение в развитых странах, и велик соблазн от них не отказываться.

Закрылись все одновременно – по понятным причинам: зараза есть зараза, кроме как изоляцией с ней не справишься. По иронии судьбы, это синхронное закрытие стало, возможно, последним актом подлинной глобализации, когда все делают одно и то же. Открываться будет уже не вся планета вместе, а отдельные страны и регионы, каждый по своей логике, по своему графику и исходя из собственных соображений, отнюдь не только эпидемиологических.

Прочитать доклад полностью в pdf можно по ссылке.

Международный дискуссионный клуб «Валдай»
Утопия многообразного мира: как продолжается история
Олег Барабанов, Тимофей Бордачёв, Ярослав Лисоволик, Фёдор Лукьянов, Андрей Сушенцов, Иван Тимофеев
Международное управление, как мы его знаем, остаётся за пределами новой утопии: оно просто несбыточно при отсутствии возможности подчинять и при всеобщем индивидуализме. Мы вступаем в совсем другую эпоху.
Подробнее