04.10.2021
«Новое руководство Японии не видит в России стратегического партнёра, но и не считает её врагом»
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Тэцуо Котани

Ведущий научный сотрудник Японского института международных отношений.

Фёдор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Директор по научной работе Международного дискуссионного клуба «Валдай». Профессор-исследователь Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». Выпускник филологического факультета МГУ, с 1990 года – журналист-международник.

Контакты

Тел. +7 (495) 980-7353
[email protected]

ИНТЕРВЬЮ ПОДГОТОВЛЕНО СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ ПЕРЕДАЧИ «МЕЖДУНАРОДНОЕ ОБОЗРЕНИЕ» (РОССИЯ 24)

В Японии новый глава правительства – Фумио Кисида. Ждать ли внешнеполитических перемен от нового премьер-министра? Изменится ли курс Токио на фоне американо-китайского противостояния? Кем считают сейчас Россию в Японии: соперником, партнёром, противником? Об этом Фёдор Лукьянов поговорил с Тэцуо Котани, ведущим научным сотрудником Японского института международных отношений, специально для передачи «Международное обозрение».

– Господин Котани, ждать ли внешнеполитических перемен от нового премьер-министра Японии?

– Господин Кисида победил на выборах лидера партии благодаря поддержке бывшего премьер-министра Синдзо Абэ. Абэ ещё в прошлом году, уходя в отставку, хотел, чтобы Кисида стал его преемником. Поэтому внешнеполитическая линия будет продолжением политики Абэ. За одним исключением – Россия.

– Отчего же? Россия была как раз важной частью курса Абэ.

– Господин Абэ был выдающимся премьер-министром, его очень высоко оценивают. Но, по общему мнению, он допустил одну ошибку. И это была политика в отношении России – она не привела ни к какому результату. Поэтому ожидать её продолжения не надо.

– Ну допустим. И кем Россию считают сейчас в Японии: соперником, партнёром, противником?

– При премьер-министре Абэ Россию определили как стратегического партнёра в деле решения различных региональных проблем. Но такой статус был основан на предположении, что мы и дальше работаем над договорённостью по территориальному вопросу. Сейчас есть консенсусное мнение, что подход Абэ к России не сработал. И новое руководство не видит в России стратегического партнёра.

Но мы не считаем Россию и врагом. Главное для Японии – российско-китайские отношения. Как далеко зайдёт партнёрство Москвы и Пекина? Мы определяем Россию как возможного партнёра нашего стратегического противника.

– Давайте как раз и перейдём к стратегическому соперничеству. Азиатско-Тихоокеанский (а сейчас чаще говорят – Индо-Тихоокеанский регион) становится центром стратегических перемен, всё очень подвижно. Но японская линия, кажется, стабильна, по сути, подходы сохраняются с середины прошлого века. Могут ли начаться кардинальные изменения?

– Не соглашусь с вами. Япония сильно изменилась после холодной войны. После Второй мировой внешняя политика определялась как пацифизм в рамках одной нации. Другими словами, каков бы ни был потенциал Японии, её не интересует, что происходит за её пределами. Внешняя политика была очень реактивной. Сейчас Токио проактивен, выдвигает различные региональные и даже глобальные инициативы. Например, концепция «Свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона». Это именно Япония предложила в 2016 г., а сегодня Соединённые Штаты, Австралия, Индия, Азия и европейские страны используют тот термин. Абэ говорил, что внешняя политика Японии должна вносить активный вклад в дело мира, и это пользуется общественной поддержкой. Так что мы меняемся.

– Хорошо, но мы видим, что в этой части мира происходит милитаризация, чего Япония прежде старалась избегать. Это тоже изменится?

– Япония предпочла бы по-прежнему полагаться на региональное партнёрство, дипломатию и экономику, а не на военную силу. Но надо смотреть в глаза реальности. Вот, например, тайваньский вопрос. Там в случае обострения не будет выбора, какие средства использовать. И Япония должна обладать соответствующими возможностями. Япония сегодня понимает важность военной мощи, в том числе для реализации нашего видения свободного и открытого пространства. И это одна из причин, почему в 2015 г. Япония приняла Закон о мире и безопасности, согласно которому она может принимать меры по коллективной самообороне.

– Только что в Вашингтоне прошла первая встреча в верхах группы QUAD – США, Индия, Япония и Австралия. Это прообраз военного альянса?

QUAD изначально был ориентирован на создание рамочных условий для безопасности, это идея премьер-министра Абэ. Но, с нашей точки зрения, QUAD шире и важнее, чем просто структура безопасности. Потому что он обладает потенциалом для обеспечения региона важными общественными благами. Например, одно из направлений – снабжение всего региона, особенно Юго-Восточной Азии, вакцинами. Или совместные действия против климатических изменений. Я думаю, что деятельность, менее связанная с военной безопасностью, перспективна и пользуется поддержкой во всех четырёх странах.

«Австралия покупает не атомные субмарины, а входной билет в ядерную игру»
Сальваторе Бабонес, Фёдор Лукьянов
В связи с переполохом, который вызвало соглашение США, Великобритании и Австралии (AUKUS), заговорили о том, что Австралия покупает не атомные субмарины, а входной билет в ядерную игру. О том, что альянс означает для Австралии, Фёдор Лукьянов поговорил с Сальваторе Бабонесом специально для передачи «Международное обозрение».
Подробнее

– Но китайско-американское противостояние обостряется. И естественно ожидать, что американцы захотят привлечь на помощь партнёров в регионе.

QUAD – неподходящая основа для военного сотрудничества, которого хотели бы Соединённые Штаты. И это одна из причин, почему США сформировали AUKUS с Великобританией и Австралией без Японии и Индии.

Индия, например, весьма неохотно идёт на военное взаимодействие с другими странами, если оно подразумевает что-то большее, чем совместные морские учения. Не думаю, что США рассчитывают на превращение QUAD в военный альянс. Они будут по-разному работать с разными союзниками.

– В Европе растут сомнения относительно незыблемости союзнических обязательств США. Звучат разговоры о европейской стратегической автономии. Конечно, Тихоокеанский регион в другом положении, он как раз становится для США большим приоритетом, чем Атлантика. И всё же – в Японии нет опасений, что американцы откажутся от своих гарантий?

– Принципиальная разница между Европой и Азией в том, что у европейцев есть НАТО, а у азиатов нет. Европейские страны, возможно, способны обеспечить себе автономию от Соединённых Штатов, союзники США в Азии такой роскоши себе позволить не могут. Наш план «Б» – это продолжение плана «A».

Есть глубокие двусторонние отношения с Соединёнными Штатами – у Японии, Кореи, Австралии, Филиппин. И все мы заинтересованы в том, чтобы их сохранять и укреплять. Поэтому поворот Байдена к Азии нас устраивает. Как и общее изменение американского подхода – меньше роли глобального полицейского и концентрация на конкретных задачах, особенно в Азии.

Не только Япония, но и другие союзники США будут стараться создать партнёрскую сеть, удобную Соединённым Штатам.

В Азии, конечно, понимают, что по мере роста мощи Китая возможности США гарантировать безопасность всем азиатским союзникам будут уменьшаться. Поэтому они стараются работать совместно над повышением своих возможностей. QUAD – хороший пример партнёрской сети безопасности, AUKUS – тоже. Но повторю – плана «Б», как обойтись без американцев в сфере безопасности, у нас нет.

– Можете ли вы представить себе обстоятельства, при которых Япония пересмотрит свою политику не приобретать ядерное оружие?

– Среди японской общественности очень сильны антиядерные настроения – по понятным причинам. Но политическое решение не иметь ядерного оружия связано не с общественным мнением, а со стратегическими расчётами. А именно: ядерный статус сам по себе не отвечает стратегическим интересам Японии. Конечно, если ситуация кардинально изменится, Япония может пересмотреть позицию относительно ядерного оружия. Ключевое обстоятельство – сохранение Соединёнными Штатами ядерного зонтика над Японией. Если по каким-то причинам американские гарантии перестанут действовать, нам придётся задуматься о том, чтобы самим стать ядерными.

Телепередача «Международное обозрение» выходит по пятницам с 13 марта 2015 г. на канале «Россия-24». Это продолжение тележурнала «Международная панорама», который в СССР смотрели по воскресеньям. Больше информации здесь.

Проводы Меркель и расширение влияния Турции. Эфир передачи «Международное обозрение» от 01.10.2021 г.
Фёдор Лукьянов
В Германии прошли выборы в бундестаг. Каким будет парламент без Ангелы Меркель? Турция расширяет своё влияние в регионе на «постосманской» территории. Чего добивается Эрдоган? Какого курса ждать России от нового премьера Японии? Смотрите эфир передачи «Международное обозрение» с Фёдором Лукьяновым на телеканале «Россия-24».
Подробнее