22.08.2011
Корейский бронепоезд: смена колеи?
Колонка редактора
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Фёдор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Директор по научной работе Международного дискуссионного клуба «Валдай». Профессор-исследователь Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». 

Контакты

Тел. +7 (495) 980-7353
[email protected]

В Россию снова приехал бронепоезд Ким Чен Ира. Как и десять лет назад, говорят о возможном дипломатическом прорыве, но очень осторожно — когда имеешь дело со столь специфическим режимом, как северокорейский, строить планы не стоит. Помнится, «любимый руководитель» обещал Владимиру Путину отказаться от ракетной программы, а потом объяснил, что он пошутил. Тем не менее Россия предлагает новую схему вывода политического процесса на Корейском полуострове из тупика. Ценность попытки в том, что прежний подход явно не работает.

С первой половины 1990-х годов, когда проблема ядерной программы КНДР оказалась на международной повестке дня, процесс урегулирования прошел через разные стадии, но базовая модель не менялась. Пхеньян всегда воспринимался внешними силами как аномалия, которая, уцелев после краха мирового социализма, является несомненной угрозой миру и соседям. Северная Корея, со своей стороны, всячески поддерживала собственную репутацию взбалмошного изгоя, способного на что угодно, поскольку ее верхушка поняла, что только так можно обезопасить себя от давления или даже смены режима. КНДР по мере сил укрепляла свой потенциал, делая это максимально демонстративно, чтобы ни у кого не возникало даже соблазна. А западные страны и Южная Корея чередовали нажим, который, впрочем, неизменно приводил к радикализации Пхеньяна, с экономическими посулами, благо ситуация на Севере всегда была если не катастрофической, то просто тяжелой. Северная Корея быстро усвоила, что шантаж приносит плоды.

Однако представление о том, что запугивание окружающих является для КНДР исключительно способом выбивания экономических подачек, толкнуло Вашингтон и Сеул на неверный путь. Согласно действующей схеме Северной Корее обещают щедрую помощь за отказ от ядерной и ракетной программы. Это еще могло сработать 15 лет назад, когда весь процесс начинался. Но с конца 1990-х годов, после Югославии, Афганистана, Ирака, Ливии, наличие ядерных зарядов воспринимается Пхеньяном как единственная гарантия неприкосновенности, а не разменная монета в торге. Поэтому обмен ему предлагается совершенно неравноценный. Взаимоотношения развиваются по замкнутому кругу, правда, напряжение с годами нарастает, а кризисы случаются все более опасные. Достаточно вспомнить испытания ядерных зарядов и ракет, инцидент с фрегатом «Чхонан» и обстрел острова Епхендо.

Российская инициатива предусматривает иной подход, теоретически способный изменить алгоритм. Строительство газопровода из России на юг Корейского полуострова изменит статус Пхеньяна. Вместо нахлебника, склонного к вымогательству, — партнер по крупному региональному проекту. Позиция, которую Украина занимает в отношении России, а Грузия в отношении Азербайджана. Это обещает КНДР не только газ, но и выручку за транзит. Однако главное — будет означать включение Северной Кореи в систему экономической взаимозависимости, что может положить начало качественному изменению атмосферы на Корейском полуострове.

На пути реализации сценария может возникнуть множество препятствий. Во-первых, хотя поведение Пхеньяна вопреки убеждению Запада подчиняется определенной логике, настороженность на грани паранойи чревата сюрпризами. Во-вторых, нельзя гарантировать благожелательное отношение Сеула. Газовый проект, конечно, выгоден и Южной Корее — не только политически, но и коммерчески. Однако руководство страны во главе с президентом Ли Мен Баком резко критикует примиренческую политику его предшественников и занимает предельно жесткую позицию в отношении Севера. В-третьих, не вполне понятно отношение США и Японии. С одной стороны, российский проект дает шанс на прогресс, чего давно не было, и это в интересах всех. С другой стороны, Восточная Азия — регион, где пересекаются мощные поля геополитического напряжения, прежде всего в связи с ростом влияния Китая. Выпускать из рук инициативу Вашингтон не захочет. Так что вопрос в том, воспримут ли Соединенные Штаты российские действия как попытку перехватить эту инициативу. Если да, то можно ждать различных форм противодействия. Зато Китай не должен возражать, поскольку для него приемлемо то, что снижает напряженность и укрепляет статус-кво.

Для России корейский проект — один из немногих реальных шансов укрепить позиции в Азии, а эта задача, вероятно, будет основной в предстоящие годы. Москву на Корейском полуострове воспринимают в целом как нейтральную силу, чем не может похвастаться ни один из прочих игроков. Так что бронепоезд может наконец-то сменить накатанную колею.

| Московские новости