11.03.2013
Контролируемое изложение фактов как элемент стратегии
Мнения
Чез Фриман

Старший научный советник Института мировой и публичной политики имени Уотсона в Университете Брауна, в прошлом – высокопоставленный дипломат и сотрудник Пентагона, переводчик.

На этом заседании были предложены многочисленные темы для обсуждения. В отведенное мне короткое время я бы хотел поговорить о контролируемом изложении фактов и манипулировании информацией, как о важном компоненте военных действий в современную эпоху. Израильтяне используют для обозначения этих методов термин «хасбара». Поскольку они, вне всякого сомнения, хорошо овладели этим искусством, вполне уместно использовать слово, взятое из иврита для описания подобных действий. В качестве иллюстрации приведу несколько примеров из информационной войны Израиля против палестинцев в Газе.

Прежде чем углубиться в конкретику, позвольте для начала описать «хасбару» и ее цели в общем виде. Обычно слово «хасбара» переводится как «объяснение», но это неточный перевод. Хасбара связывает информационную войну со стратегическими усилиями государства крепить единство внутреннего фронта, заручиться поддержкой союзников, сорвать планы создания вражеских коалиций, влиять на изложение тех или иных вопросов средствами массовой информации, разведкой и социальными сетями. Важно задать параметры политкорректного и «грамотного» изложения фактов, лишить критиков и их аргументацию легитимности и сформировать общее понимание и истолкование итогов международных переговоров. «Хасбара» многолика и хорошо адаптирована к цифровому веку. Она олицетворяет собой партнерство между государством и частным сектором. В этом партнерстве государство берет на себя роль лидера, ведущего преданных общему делу добровольцев к осуществлению определенной информационной стратегии. Будучи всеобъемлющим и сложным понятием, «хасбара» точно так же соотносится с одномерной публичной дипломатией, как долгосрочная стратегия соотносится с планами на проведение конкретной кампании.

«Хасбара» исторически восходит к таким известным явлениям как пропаганда, агитпроп и цензура. Подобно им, она направлена на тенденциозную подачу информации, чтобы влиять на восприятие событий и поведение людей путем манипулирования их сознанием с помощью односторонних аргументов, эмоциональных призывов, а также необъективных и предвзятых суждений. Она также стремится активно насаждать каноны политкорректности во внутренних и внешних средствах массовой информации и среди их аудитории, чтобы подталкивать эти СМИ к добровольной цензуре. Тем самым она отбивает охоту у широкой общественности учитывать информацию, связанную с политически неприемлемыми взглядами, распространяемыми отдельными личностями и группами людей, а также старается не допустить распространение недружественной информации в социальных сетях.

Однако, в отличие от своих исторических аналогов, «хасбара» преследует цель не просто наводить информационный глянец или дискредитировать нежелательные представления и идеи путем соответствующей подачи информации.

В прошлом усилия государств, стремящихся формировать нужное мнение внутри страны и за ее пределами, опирались на распространение убедительной информации и попытки лишить аудиторию доступа к иной, враждебной информации с помощью цензуры, радиопомех в эфире и других методов, направленных на сокращение информационного потока. В отличие от этих методов, «хасбара» исходит из предпосылки свободного, беспрепятственного доступа к информации в рамках открытого рынка мнений. В этом контексте она делает ставку на избирательный подход слушателей к информационным сообщениям. Ее цель не в том, чтобы ограничить информационный поток, а в том, чтобы снизить у людей потребность в информации. Хотя «хасбара» не брезгует попытками затруднить доступ к информации с помощью разных приемов, связанных с новыми информационными технологиями, главный акцент делается на снижение восприимчивости широкой аудитории к информации.

В этом контексте «хасбара» считает контролируемое изложение фактов мощным оружием. Изложение фактов и комментарии к ним – это элемент риторики, определяющий контекст. При успешном внедрении она становится когнитивным фильтром. Комментарии – это всеобъемлющая система координат, позволяющая связывать события воедино и истолковывать их. Они обосновывают «групповое мышление», создавая исходную платформу для конформизма и, соответственно, для остракизма.

В политике восприятие фактов – это важная реальность. Политические комментарии делают легитимным определенное восприятие действительности, объявляя другие точки зрения нелегитимными. С помощью соответствующих комментариев закрепляются стереотипы путем «наклеивания» одобрительных или неодобрительных ярлыков к информации и ее источникам. Подобные ярлыки исподволь склоняют получателей информации к принятию некоторых фактов или сообщений как заслуживающих доверия, заставляют относиться к другим источникам как к не заслуживающим доверия, вселяют в людей убеждение, что некоторые источники до такой степени искажают события и факты, что к ним не следует относиться всерьез и можно просто игнорировать. (Неслучайно разведданные, составленные под влиянием политических комментариев, оказываются недостоверными из-за неспособности воспринимать или хотя бы принимать к сведению, что данные, выходящие за рамки привычной ценностной ориентации или системы координат, могут иметь место в действительности.)

Как показали недавние военные операции в Газе, в распоряжении современного государства имеются разнообразные средства, позволяющие тенденциозно освещать события и закреплять в сознании граждан их «правильное» истолкование. Израиль объявил войну в Твиттере. Источники информации, находящиеся под контролем Тель-Авива, затем насытили американские средства массовой информации конкретными тезисами и аргументами, которые не были поставлены под сомнение ангажированными телеведущими и журналистами. Помимо традиционных методов агитпропа, дезинформации и пропаганды в традиционных СМИ, израильский аппарат «хасбары» на полную катушку использовал личностно-ориентированные каналы связи, такие как Facebook, Twitter и YouTube. Он заполнил информационное пространство благоприятным для Израиля изложением фактов и их трактовкой и выдавил информацию, противоречившую этим тезисам. Это результат тщательной подготовки и планирования на случай чрезвычайных обстоятельств.

Общественное мнение все больше и чаще формируется социальными средствами массовой информации. Государство Израиль таким образом организует внутреннее управление страной и военными подразделениями, чтобы эксплуатировать социальные сети. Речь идет о создании специальных сайтов, аккаунтов в социальных СМИ и сообщений, размещаемых несуществующими авторами. Израильские программисты научилось манипулировать функциями браузера, алгоритмами систем поиска информации в Интернете и другими автоматизированными механизмами, контролирующими информацию, доводимую до сведения пользователей. С помощью подобных манипуляций они добиваются того, что поисковые системы либо находят, либо не находят определенную информацию. Израильские специалисты добиваются того, что поисковые системы в первую очередь находят старые ссылки, критикующие источники информации или аналитику, а не новые высказывания, положительно оценивающие эти источники. Они научились так изменять поиск информации программными средствами, что системы поиска отыскивают только позитивные или только негативные комментарии и информацию по той или иной теме.

В некоторых странах, таких как Соединенные Штаты, Израиль опирается на «пятую колонну» симпатизирующих его делу активистов, которые усиливают его идейные позиции, опровергают и дискредитируют высказывания, противоречащие официальной израильской версии, аргументам и фактам, сфабрикованным израильской пропагандистской машиной. Они «шельмуют» людей, освещающих события в неблагоприятном для Израиля свете. Последний сознательно использует эти возможности государственно-частного партнерства в пропаганде в целях предвзятого освещения событий и фактов. В качестве примера можно привести спонсированное Еврейским информационным агентством издание «Справочника Хасбары» для студентов всего мира, которые хотели бы защищать Израиль и проводимую им политику.

В «Справочнике Хасбара» объясняются многие стандартные пропагандистские приемы и вводящая в заблуждение риторика. Его авторы репетируют конкретные аргументы и контраргументы и предлагают программу обучения искусству отстаивания и опровержения позиции. Они также подчеркивают важность навешивания ярлыков и «очернительства», то есть способность сделать так, чтобы какая-либо личность или идея вызывали негативные ассоциации. Авторы анализируют подобную тактику в самом широком международном контексте. Они комментируют работу Комитета за точность освещения в Америке событий на Ближнем Востоке (Committee for Accuracy in Middle East Reporting in America). Этот комитет приобрел скандальную славу своей порочной практикой очернительства тех экспертов, которые критикуют Израиль или предлагают такую трактовку событий на Ближнем Востоке, которая расходится с официальной израильской версией. На этих людей навешивается ярлык «антисемитов» или «евреев, которые ненавидят свое государство». В Справочнике отмечается, что комитет выпускает ежемесячный журнал, в котором американским студентам еврейского происхождения предлагаются «горячие» материалы в духе «хасбары». Многочисленные сайты в самом Израиле и множество исследовательских организаций, ориентированных на защиту имиджа этой страны, размещают аналогичные материалы в Интернете.

Кроме того, американские раввины считают своим долгом мобилизовать свои общины на защиту и поддержку Израиля. В качестве типичного примера можно привести раввина, который, после начала военной операции в Газе, наставлял членов своей общины, насколько важно «быть информированными и уметь ясно и убедительно отстаивать дело Израиля… Нельзя допускать, чтобы какая-либо предвзято написанная статья или материал в ведущих печатных или электронных изданиях, несбалансированно и несправедливо излагающая события, осталась без ответа… эти авторы должны получать должный отпор. Те средства массовой информации, которые привычно занимают антиизраильскую позицию, нужно забрасывать обычными и электронными письмами, если они явно искажают факты или общую картину того, что происходит на Ближнем Востоке. Беседы у устройств охлаждения воды, в клубах здоровья, и особенно на вечеринках и праздничных собраниях, которые обычно проходят в это время года – это для нас вызов. Получайте информацию, будьте информированными, и позаботьтесь о том, чтобы ваш голос был услышан».

У других стран нет такой зарубежной сети религиозных лидеров, как у Израиля, которые бы занимались идеологической «накачкой» своих прихожан и их мобилизацией на борьбу с оппонентами. Но, хотя наличие преданной религиозной общины за рубежом – несомненный плюс и большое удобство – ее не следует считать непременным условием организации массовых идеологических выпадов, призванных заглушить те голоса, которые досаждают государству. В настоящее время в доброй половине стран мира используется множество приемов в области телекоммуникаций и социальных средств массовой информации для организации подобных кампаний.

Во время военной операции в Газе Израиль по своему обыкновению стремился изобразить себя невинной жертвой иррациональных нападений со стороны исполненных ненавистью арабов. По крайней мере, в США его усилия имели успех. Очевидные факты свидетельствуют о том, что эскалация напряженности, которая привела к войне, была инициирована Тель-Авивом, а мощность снарядов, сброшенных Израилем на сектор Газы, в тысячи раз превосходила мощность снарядов, выпущенных с территории Газы по Израилю; передовым израильским ВВС не приходилось преодолевать сопротивление систем ПВО, поскольку противник ими фактически не располагал. В то же время израильские военные продемонстрировали изощренные методы защиты от самодельных ракет, выпущенных из сектора Газа, и уничтожил в 32 раза больше жителей Газы, чем потерял своих граждан. Несмотря на эти факты, большинство американцев по-прежнему считают, что Израиль имеет право защищать себя таким образом против ракетных ударов. Почти никто не упомянул тот факт, что до последней израильской атаки Газа уже 8 лет страдала от блокады, организованной Израилем.

Как только египетский президент Мохаммед Морси добился перемирия между Израилем и властями Хамас в Газе, израильские эксперты по «хасбаре» попытались представить военную операцию в Газе в совершенно ином свете, ссылаясь на немыслимые и ранее не упоминавшиеся связи с Ираном, который до этого предусмотрительно демонизировался «хасбарой». Понимая, что реализация мирных договоренностей предполагает еще одну войну после окончания военных действий, они также начали негласную кампанию, направленную на то, чтобы многочисленные двусмысленности в мирном соглашении были истолкованы в пользу Израиля.

Израиль – маленькая страна, со всех сторон окруженная враждебно настроенными государствами и зависящая от непрерывных субсидий и военной помощи Соединенных Штатов. Поэтому вряд ли стоит удивляться тому, что его руководство лучше других понимает важность информационной войны и разрабатывает новые концепции ее ведения. Другим странам остается лишь учиться у Израиля подобным подходам.

Эсхил сказал в свое время, что «первой потерей на войне становится правда». Тем более в наш информационный, «оцифрованный» век искусная подача информации становится полноценной участницей военных действий! В современной войне контроль над информационными потоками не менее важен, чем владение ситуацией на театре военных действий. Израильская концепция «хасбары» – образец того, как это можно делать в наш цифровой век, и она заслуживает дальнейшего исследования.