04.03.2020
Холодный мир Ближнего Востока
Рецензии
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Андрей Фролов

Кандидат исторических наук, ведущий программы «Полигон» на радио «Говорит Москва».

Рецензия на книгу
Уразов А.М. Время перемен. Эволюция внешней политики США и Великобритании на Большом Ближнем Востоке в первые десятилетия холодной войны. М.: Издательство АСТ, 2019. – 416 с.: илл.

Автору этих строк в рамках своей деятельности приходится проводить мониторинг выходящей в России новой литературы, посвящённой военно-политическим вопросам, анализ которых проводится, в том числе, в историческом контексте периода холодной войны. Эта работа ведётся уже почти 10 лет и даёт возможность для анализа тенденций в сегменте актуальной научной литературы. И на этой основе позволим себе сделать вывод о том, что книг по военно-политической истории Ближнего Востока в период холодной войны в нашей стране, к сожалению, за эти годы вышло не так много. Особенно остро ситуация в отечественной историографии выглядит на фоне положения вещей в англосаксонском научном мире, где ведущие исследователи и аналитики постоянно обращаются к анализу внешнеполитического опыта начала холодной войны.  

Возможно, это связано и с тем, что в России объективно снижается число профессиональных историков и политологов – специалистов по ближневосточному региону, о чём тоже неоднократно приходится слышать в совершенно различных аудиториях. Во-вторых, вопреки доминирующей на Западе тенденции российские аналитики всё меньше обращаются к исследованию эволюции политических явлений в регионе в историческом контексте, предпочитая анализ новейшей повестки. Всё это в совокупности вызывает повышенный интерес к любому новому специалисту в данной области, не говоря уже о новых фундаментальных работах и монографиях.

В этой связи не может не радовать выход в конце 2019 г. работы Алексея Уразова «Время перемен. Эволюция внешней политики США и Великобритании на Большом Ближнем Востоке в первые десятилетия холодной войны», изданной одним из крупнейших российских издательств АСТ. Это позволяет рассчитывать, что эта работа станет доступна не только специалистам по данному региону, а широкому кругу читателей по всей России.

Выбранная тема, без сомнения, также представляет практический интерес. Не секрет, что Большой Ближний Восток в последние годы вошёл в очередную фазу переформатирования регионального политического ландшафта, а многие актуальные военно-политические проблемы корнями уходят в историю середины ХХ века. Как и список основных участников этого мирового «минного поля». Автор сознательно ограничивает рамки исследования анализом внешнеполитического опыта США и Великобритании на территории «Большого Ближнего Востока» (ББВ), так как это «представляется чрезвычайно важным для понимая проблем современных международных отношений». При этом в контур исследования не вошло изучение проблематики арабо-израильского конфликта как отдельного трека внутрирегиональной конфессиональной и военной напряжённости.

Работа написана в рамках актуальной мировой научной и методологической повестки. Особую значимость этого факта подчёркивают исследовательские вопросы, которые ставит перед собой автор. Это изучение логики поведения Соединённых Штатов и Великобритании в регионе в попытках создать собственную гибкую модель безопасности; реакции элит этих стран на волну нестабильности, пришедшую из региона; динамику замещения в регионе Великобритании на США в рамках т.н. «особых отношений»; взаимозависимости экономических и политических интересов Вашингтона и Лондона и влияние нефтяного фактора, а также роли этих двух внерегиональных акторов в формировании региональной подсистемы международных отношений на территории ББВ.

Временные рамки работы ограничены периодом с середины 1950-х и по начало 1960-х годов. Это связано с тем, что, по мнению автора, именно в данный период западные державы предпринимают интенсивные попытки по созданию блоковой системы безопасности в регионе, который уже фактически был готов для старта длительного периода нестабильности после Суэцкого кризиса 1956 года. Это нижняя точка периодизации. Верхней границей служит Йеменская революция 1962 г. и последовавшая за ней гражданская война, которые привели к изменению политики США и Великобритании в регионе. Другим важным фактором, определившим верхнюю границу, стало отстранение от власти в Ираке в 1963 г. генерала Касема.

Монография состоит их четырёх глав. В первой рассматриваются логика поиска и создания США и Великобританией оптимальной модели региональной безопасности на ББВ в первой половине 1950-х годов. Во второй – внешнеполитические инициативы этих двух стран во время «затяжного ближневосточного кризиса 1956-1958 гг.» Третья глава рассматривает формирование новой внешнеполитической парадигмы в действиях США и Великобритания и условия формирования нового баланса сил в регионе на рубеже 1950-1960-х годов. Наконец, заключительная глава посвящена проблематике поиска США и Великобританией нового регионального статус-кво в начале 1960-х годов.

Приводимые в книге факты ещё раз убеждают в том, что ряд фундаментальных элементов в международной политике глобальных лидеров претерпевает лишь малые стилистические изменения. Так, в Египте в начале 1950-х гг. под эгидой Государственного департамента США был образован Совет по экономической поддержке, деятельность которого напрямую финансировалась бюджетом США. При этом из 250 тыс. долл. ежегодного финансирования около 15 тыс. долл. уходили на деятельность одного американского эксперта-сотрудника. Или же наблюдение о том, что после вступления в НАТО Турция стала рассматривать себя как «уполномоченного Запада» в решении принципиальных вопросов региона, чем и объяснялось её активно участие в инициативах Великобритании и США в регионе.

Интересно и наблюдение автора о том, что уже осенью 1952 г. в Вашингтоне стали осознавать, что революционный Египет и риторика арабского национализма – это качественно новое явление на Ближнем Востоке, хотя при этом ещё не являющийся коммунистическим. Нельзя не согласиться с весьма точным наблюдением автора о том, что лидеры Запада и Востока – США и СССР – раньше всех сумели уловить и сформулировать биполярную логику международных отношений, отражением чего США стал план Даллеса по созданию т.н. Северного яруса обороны. Британская политическая элита окончательно поняла, что мир перестал быть прежним, только пережив «шок Суэца», в ходе которого стало ясно, что в новых условиях биполярности действия Лондона должны быть скоординированы с Вашингтоном, а в рамках дуэта «особых отношений» Британии после 1956 г. было уготовано место второй скрипки. Вместе с тем, базируясь на вековом опыте колониального управления британские элиты были готовы выступить «проводником» Соединённых Штатов в мир Ближнего Востока и его специфических проблем.  В этом контексте интересен и вывод о том, что именно у британских военных родилась идея о создании небольших и мобильных сил быстрого реагирования для проведения локальных операций. Как видим, идея оформилась и жива до настоящего времени.

В работе имеются и детали, интересные для исследователей истории мировой торговли оружием. Автор отмечает, что соглашение между Египтом и Чехословакией о поставке вооружений, заключённое в 1955 г., нарушило монопольное право стран Запада на снабжение региона оружием, хотя и открыло шлюзы для его дальнейшей стремительной милитаризации. С этим соглашением связан и ещё один примечательный момент, на который обратил внимание автор. Контракт стал серьёзным ударом по американским интересам в регионе, так как стал первой реальной попыткой проникновения туда Советского Союза, причём не с севера, а с юга, к чему в Вашингтоне не были готовы.

Как отмечалось выше, большое внимание в работе уделено вопросам энергозависимости и нефтяного фактора, удельный вес которого к началу 1960-х гг. стремительно рос, делая регион Ближнего Востока одной из ключевых мировых точек. Автор формулирует очень важный тезис о том, что проблема обеспечения гарантированных поставок энергоносителей стояла для Запада так остро, потому что транспортные магистрали становились самой уязвимой точкой в контексте противостояния с Насером и арабскими националистами. Как мы видим, эта уязвимость и необходимость создания надёжной системы поставок нефти из региона не исчезла и теперь.

Из работы отчётливо видна высокая адаптивность элит США к перемене стратегической обстановки, по крайней мере, в первое десятилетие холодной войны. Если принятие «доктрины Эйзенхауэра» стало окончательным признанием важности для американской элиты региона ББВ в общей глобальной стратегии, то её реализация показала ограниченные рамки для продвижения своих интересов. Она оказалась слишком «силовой». Выводы были сделаны быстро, и уже при президентстве Джона Кеннеди сформулирована доктрина «новых рубежей», которая заметно расширила возможности по проведению американских интересов в странах «третьего мира». Не менее структурно автор показывает эволюцию ухода Великобритании из региона ББВ – от доктрины «умеренной достаточности» до однозначного военно-политического исхода, который был сформулирован премьером Макмилланом в рамках политики «к Востоку от Суэца» и окончательно воплощён уже лейбористами по главе с Вильсоном во второй половине 1960-х годов.

Монография «Время перемен» является ярким высказыванием нового поколения российских международников и заслуживает очень высокой оценки. Основанная на архивных материалах и зарубежных исследованиях, монография Алексея Уразова, безусловно, является ценным приобретением для библиотеки историков холодной войны и специалистов по актуальным проблемам ближневосточного региона. Отметим нетривиальный и редкий для российской политологической литературы дизайн и стиль оформления работы и весьма удачно подобранный системный иллюстративный ряд, который знакомит читателя с основными действующими лицами рассматриваемого периода. «История в лицах», которая предстаёт на страницах «Времени перемен» – это качественная попытка в рамках академического научного жанра раскрыть многоаспектность процесса формирования новой внешнеполитической реальности в середине 1950-х – начале 1960-х гг. и распространения многих явлений холодной войны на новые сегменты системы международных отношений.