Государство или бизнес: кто обеспечит целостность мира после пандемии?
Итоги
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Фёдор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Директор по научной работе Международного дискуссионного клуба «Валдай». Профессор-исследователь НИУ ВШЭ. Выпускник филологического факультета МГУ, с 1990 года – журналист-международник.

Контакты

Тел. +7 (495) 980-7353
[email protected]

После пандемии государство будет играть совершенно другую роль – расширяются его возможности, возрастает ответственность, оно в гораздо большей степени сосредоточится на себе, собственных делах и гражданах. Кто будет поддерживать сотрудничество, взаимодействие на международном уровне и сохранять целостность мира? Об этом рассказал Фёдор Лукьянов в ходе конференции «Россия и мир в 2021 году», которая была организована Российско-Германской внешнеторговой палатой 22 июня. Предлагаем вам почитать краткие тезисы выступления главного редактора журнала «Россия в глобальной политике».

На сегодняшний день и на последующий период, который может быть достаточно долгим, бизнес в каждой стране (и транснациональный) становится тем актором, на который мы должны возлагать основные надежды для поддержания сотрудничества, взаимодействия на международном уровне и сохранения целостности мира.

Государство после этого кризиса будет играть другую роль. Уже до начала пандемии мы видели многочисленные симптомы быстро нарастающего соперничества, фрагментации мировой системы, эгоизма, меркантилизма – где-то это проявлялось где-то больше, где-то меньше, но общая тенденция была очевидной.

К сожалению, пандемия эту тенденцию, её политическую составляющую, только укрепила. И теперь государство (любое), во-первых, становится гораздо более могущественным, во-вторых, на него возлагается огромная ответственность, и, в-третьих, оно становится более повёрнуто к себе.

Общая социально-экономическая ситуация продолжит ухудшаться. Это мы видим уже сейчас по тому, что происходит в США и различных странах Европы. Экономический спад неизбежен.

В этих условиях очевидно, что каждое государство будет заниматься своими делами, потому что только оно отвечает перед гражданами, и граждане будут спрашивать с него.

Россия, безусловно, не исключение. Надеюсь, у нас не будет ничего подобного тому, что мы видим в Америке, но то, что общее положение будет сложным, – в этом сомнений нет. Внутри страны предпринимается попытка вернуться к той же повестке, которая была до начала пандемии – это связано с голосованием 1 июля, конституционными изменениями. Боюсь, что это невозможно. Атмосфера изменилась очень существенно. Поэтому голосование пройдёт, поправки примут, а проблемы останутся.

Это значит, что, как и все другие, российское государство сфокусируется, прежде всего, на этих самых внутренних проблемах, которых будет много. Бизнесу надо готовиться к тому, что условия для его существования легче не станут, поскольку государству потребуется поддержка: и либо её будут оказывать добровольно, либо государство будет принуждать к тому, чтобы его поддерживали.

На международном уровне мы увидим обострение политических и экономических отношений между Соединёнными Штатами и Китаем, а всем остальным придётся к этому как-то приспосабливаться.

Для России самая главная проблема – не оказаться втянутой в этот конфликт, потому что он – «не наш». Для Европейского союза, кстати, это тоже актуально. Конечно, Соединённые Штаты ожидают, что европейские страны поддержат Америку в этом конфликте. Так же, как и Китай, возможно, ожидает, что Россия будет на его стороне.

Россия, безусловно, будет Китаю симпатизировать, но вмешиваться на стороне Китая в противостояние не захочет и постарается всячески этого избежать.

Если говорить о России и Европейском союзе (или, в частности, о России и Германии), то ожидать каких-то больших программ и инициатив от государств, связанных с тем, что наше сотрудничество должно развиваться в новых условиях, я бы не стал. Просто по объективным причинам, сейчас не до того.

Поэтому вся надежда на бизнес, которому необходимо сотрудничество и который в первую очередь заинтересован в поддержании цепочек взаимодействия.