21.02.2005
Госпожа госсекретарь. Мемуары Мадлен Олбрайт.
Рецензии
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку

© «Россия в глобальной политике». № 1, Январь — Февраль 2005

Госпожа госсекретарь. Мемуары Мадлен Олбрайт. М.: Альпина Бизнес Букс, 2004.

Сразу после ухода в отставку с поста госсекретаря США в 2001 году Мадлен Олбрайт заявила о намерении написать мемуары – причем не только о деятельности в Организации Объединенных Наций и администрации Билла Клинтона, но и о своей личной жизни и близких ей людях. Это обещание «госпожа госсекретарь» сдержала.

Повествуя о пройденном пути, Олбрайт лишь в пятой главе мемуаров приступает к рассказу о своей политической карьере. Предыдущие главы посвящены истории ее родных (она родилась в семье чешского дипломата Йозефа Корбеля), трудной жизни чехословацкой эмиграции в Англии в период Второй мировой войны, безоблачной поре учебы в привилегированных школе и колледже, первым романам и даже выбору туалетов для венчания.

В 1973-м Мадлен начинает работать волонтером в избирательной кампании сенатора Эдмунда Маски. Затем – участие в кампаниях других политиков, деятельность в различных общественных и религиозных организациях либерального толка, что, по мнению автора, позволило ей понять, «как организовывать, управлять, взаимодействовать, мотивировать и обеспечивать обязательное исполнение обещанного» (с. 103).

Тремя годами позже Олбрайт, получившая к тому времени докторскую степень, возвращается к Маски – на этот раз в качестве помощника по вопросам законодательства, а через два года переходит на работу в аппарат Совета национальной безопасности к Збигневу Бжезинскому – своему бывшему профессору и помощнику президента Джимми Картера по национальной безопасности. Автор с юмором пишет о ситуации, сложившейся после назначения Маски госсекретарем, когда она, связанная и личными, и служебными отношениями с обоими политиками, оказалась между «молотом и наковальней».

С 1993-го Мадлен Олбрайт является представителем США в ООН, и первым испытанием для нее на этом высоком посту стали события в Сомали. Тогда государства, входившие в эту самую авторитетную международную организацию, не выдержали проверку на прочность, утверждает Олбрайт, полагающая, что ООН могущественна настолько, насколько сильны ее члены.

Она с горечью пишет о слишком позднем вмешательстве США и мирового сообщества в события в Руанде, из-за чего не удалось предотвратить и остановить массовые убийства (с. 203). Трагедия заключалась в том, что, поскольку кровопролитие в этой стране было спланировано заранее, следовало действовать решительно и быстро, между тем как ставку сделали на опыт, приобретенный в Сомали, где ситуация приближалась к анархии и требовалось соблюдать осторожность.

Автор повествует и об атмосфере, царившей в ООН. С необычной для дипломата откровенностью Олбрайт рассказывает об интригах внутри этой организации в 1996 году, связанных с перевыборами ее генерального секретаря, и ярко описывает закулисные переговоры, давление и обходные маневры, приведшие к выдвижению Кофи Аннана.

Глава 12 посвящена «ужасу на Балканах» начала 1990-х. В ходе тех событий американская дипломатия, во многом благодаря личному вкладу Олбрайт, выработала приемы и методы, которые применялись в последующих международных кризисах периода второго президентского срока Билла Клинтона и которые в основном перенял Джордж Буш-младший.

Выработка новой политики США по отношению к бывшим странам социалистического лагеря вообще занимала важное место в деятельности Мадлен Олбрайт, что, в частности, касалось четырех принципов вступления стран Центральной и Восточной Европы в НАТО, а также организационной схемы «Партнерство во имя мира», к которой планировалось подключить Польшу, Венгрию, Чехию, Словакию, Румынию, Словению, Болгарию и Албанию.

Новый этап в деятельности автора начался в 1995-м, когда после промежуточных выборов контроль над Конгрессом перешел к республиканцам, резко критиковавшим расширение участия США в деятельности ООН. Именно к тому времени относится «изобретение» Олбрайт термина «уверенный мультилатерализм», который сама она считает «малопривлекательным, особенно для американцев, учитывая шесть слогов, латинские корни и окончание “изм”» (с. 239).

По мнению Мадлен Олбрайт, США, по крайней мере в конце ХХ века, никогда не претендовали на роль главного мирового полицейского (с. 213). Необходимо отметить, что во всех внешнеполитических концепциях, которые она выдвигала и отстаивала, присутствовал сильный идеологический компонент: здесь и бескомпромиссный антикоммунизм, и неолиберальный идеализм, и мессианский интервенционизм. Автор не упускает возможности вступить на страницах своей книги в заочную полемику с оппонентами; вместе с тем, вопреки принципиальным разногласиям, у нее сложились доверительные и даже товарищеские отношения со многими видными республиканцами, что положительно характеризует Олбрайт как личность.

После переизбрания президента Клинтона на второй срок в 1996 году Мадлен Олбрайт была назначена на должность госсекретаря. Очевидно, что, несмотря на объективные заслуги Олбрайт перед Демократической партией, выбор ее кандидатуры не в последнюю очередь определялся субъективными факторами – обучением в колледже Уэлсли (там позднее получила образование «первая леди» Хиллари Клинтон, дружбе с которой автор посвящает заметную часть своей книги) и преподаванием в Джорджтаунском университете – альма-матер Билла Клинтона. (В американской политической элите всё и все взаимосвязаны не меньше, чем в «старой Европе»: так, нынешний госсекретарь США Кондолиза Райс – любимая ученица Йозефа Корбеля, отца Мадлен Олбрайт). Известная по многим уже опубликованным мемуарам нервозная и полная неопределенности обстановка формирования кабинета Клинтона по-новому предстает в рецензируемых воспоминаниях.

С первого дня пребывания на посту госсекретаря Мадлен Олбрайт была преисполнена решимости «продемонстрировать американский флаг везде, где у США были интересы» (с. 329). В целом ее деятельность на постах представителя США в ООН и госсекретаря пришлась на время, когда ООН обрела новое влияние и практически все международные политические институты, взаимоотношения, реалии и доктрины подвергались переоценке в свете падения Берлинской стены. При этом Олбрайт полагала, что миссия США не ограничивается созерцанием происходящих событий, а состоит скорее «в изменении истории в соответствии с нашими интересами и идеалами» (с. 9).

Наиболее познавательными с точки зрения истории международных отношений являются главы, освещающие расширение НАТО, ближневосточное противостояние, трагедию Косово и завязку кризиса вокруг Северной Кореи. Автор признаёт, что сама идея расширения Североатлантического союза натолкнулась на влиятельную оппозицию, включавшую «живую икону» американской дипломатии Джорджа Кеннана, бывшего сенатора Сэма Нанна, 50 видных политиков и ученых, обвинивших администрацию в «совершении ошибки исторического масштаба», а также две трети экспертов Совета по международным отношениям (с. 331).

Можно согласиться с автором в том, что без защиты и поддержки НАТО страны Центральной и Восточной Европы оказались бы в политически нестабильной ситуации, могли бы стать инициаторами гонки вооружений и применения силы для разрешения конфликтов. Однако возникает вопрос: насколько это расширение отвечало задачам укрепления самой НАТО? События вокруг Ирака говорят о возникших противоречиях между «новобранцами» и «старой Европой», об отходе от принципа единогласия при принятии решений, о складывании двух пока зыбких и условных группировок, что до середины 1990-х казалось немыслимым.

Постоянной головной болью для администрации Клинтона оставалась не решенная Джорджем Бушем-старшим иракская проблема. Надежды на то, что режим Саддама Хусейна после войны в Заливе долго не протянет, не оправдались. Мадлен Олбрайт в должности и представителя США в ООН, и госсекретаря США уделяла огромное внимание созданию и сохранению режима санкций, а также поддержке коалиции государств, осуществлявших его.

Непрестанное маневрирование Хусейна, двойственная позиция стран Залива, не всегда позитивная роль Кофи Аннана, критика действий администрации внутри самих США, «особое мнение» России и Франции – всё это закончилось операцией Desert Fox. ВВС США совершили 650 боевых вылетов на военные и оборонные объекты Ирака. Эта операция стала поворотным пунктом в международной «мыльной опере», в которой главные роли играли Соединенные Штаты, Совет Безопасности и Саддам Хусейн. США открыто заявили, что смена режима в Ираке – цель их внешней политики. Учитывая преемственность в деятельности американских администраций, реализация данной цели была лишь вопросом времени – и оно наступило после трагических событий 11 сентября 2001 года.

Однако главной проблемой, имевшей и важное внутриполитическое значение, оставалось урегулирование арабо-израильского противостояния, на что США потратили колоссальное количество времени, энергии, ресурсов и использовали весь свой авторитет.

Соглашения, известные как Осло-I и Осло-II, значительно продвинули процесс мирных переговоров, но зашли в тупик в 1995 году после убийства Ицхака Рабина. Возобновление палестинскими боевиками террористических актов и ответные меры Израиля отбросили ситуацию на уровень конца 1980-х.

Поездки госсекретаря Олбрайт на Ближний Восток, ее беседы с Биньямином Нетаньяху и Ясиром Арафатом не привели к серьезным подвижкам, и, по признанию автора, «время уходило» (с. 395). В результате беспрецедентного нажима и «выкручивания рук» Израиль и Палестина заключили в 1998 году в Вашингтоне очередную (так называемую уайриверскую) договоренность, выполнять которую не могли и не хотели обе стороны.

Рассуждая об отношениях США с различными диктаторскими режимами – в Иране, Ливии, на Кубе, – автор отмечает, что и демократическая, и республиканская администрации действовали неуклюже и неэффективно. Во-первых, недостаточно активной была поддержка, оказанная процессам демократизации, особенно в арабских странах. Во-вторых, стало очевидным, что из-за сложившихся стереотипов и предвзятости никакая публичная дипломатия в исламском мире не принесет успеха, пока не произойдет реальный прорыв во взаимоотношениях палестинцев и израильтян. В-третьих, поразительную неосведомленность проявляли как большинство американцев, так и очень многие жители исламских стран (с. 424).

Мадлен Олбрайт останавливается и на требующих неусыпного внимания отношениях с Китаем, который «слишком велик, чтобы можно было его игнорировать, слишком репрессивен, чтобы можно было с ним сближаться; он плохо поддается влиянию и очень-очень заносчив» (с. 558). Несколько глав мемуаров посвящены «стране-отшельнику» – Северной Корее. Что касается Африки, где «госпожа госсекретарь» неоднократно бывала, она надеялась открыть новую главу в отношениях США с этим континентом.

В 1998-м администрация Клинтона столкнулась с серьезным внутриполитическим кризисом (скандал с Моникой Левински)

и осложнениями на международной арене, такими, как тупик в ближневосточном урегулировании, вспышки насилия в Косово, испытания ядерного оружия Индией, а затем Пакистаном, финансовый кризис в Азии, крах режима Сухарто в Индонезии, война между Эфиопией и Эритреей, развал Демократической Республики Конго, запуск северокорейской ракеты и т. д. А в августе того же года произошли взрывы в американских посольствах в Кении и Танзании. Это означало вступление США в новую войну – на сей раз с терроризмом.

Однако основное внимание госсекретаря Олбрайт было приковано к Косово, где, по ее убеждению, последним серьезным препятствием на пути интеграции Балкан с демократической Европой оставался президент Югославии Слободан Милошевич. Можно без преувеличения сказать, что только настойчивость и бескомпромиссность главы американской дипломатии обеспечили сначала введение режима санкций, а затем и осуществление военной операции против Белграда. При этом Мадлен Олбрайт пришлось выдержать серьезное противостояние со стороны как Пентагона, так и Совета национальной безопасности. Время, прошедшее с тех пор, показало, что ни массированные бомбардировки, ни свержение Милошевича, ни размещение натовских и российских войск не принесли мир и безопасность на территорию Косово.

Подводя итоги своей деятельности, Мадлен Олбрайт подчеркивает, что лейтмотивом ее работы в администрации США оставалась борьба за демократию и утверждение соответствующих принципов от Балкан до Мексики. Во многом Олбрайт безусловно повезло. Ее деятельность на государственных постах пришлась на период, когда настало время «собирать камни», когда США могли пожинать плоды своей победы в холодной войне. Однако если рассматривать наиболее крупные достижения бывшего госсекретаря (расширение НАТО за счет стран Центральной и Восточной Европы, создание «единого» государства в Боснии, свержение Милошевича и реальное отторжение Косово), то с позиций сегодняшнего дня они воспринимаются довольно неоднозначно. Так, десять лет, прошедшие после описываемых в книге событий в Боснии, убедительно доказали тщетность идеалистических попыток создать «мирное и демократическое государство сербов, хорватов и босняков». Последние выборы принесли победу крайним националистам – представителям всех трех сторон, которые в случае вывода международных миротворческих сил, скорее всего, возобновили бы боевые действия.

Проблемы же ближневосточного урегулирования, северокорейской ракетно-ядерной программы, содействия демократическому и экономическому развитию африканского континента перешли в наследство республиканской администрации, вынужденной вырабатывать новые подходы.

Не так уж и часто приходится рецензировать мемуары женщин-политиков, и поэтому неизбежно сравнение воспоминаний британского экс-премьера «железной леди» Маргарет Тэтчер и Мадлен Олбрайт, которую называли «титановой леди». Надо признать, что в этом состязании книга, написанная представительницей «доброй старой Англии», оказывается впереди как по масштабу обсуждаемых проблем, так и по глубине их анализа.

Как признаёт сама Мадлен Олбрайт, она избрала весьма оригинальный для государственного деятеля ее уровня подход к написанию мемуаров. Однако при всех кажущихся или реальных недостатках воспоминания бывшего госсекретаря Соединенных Штатов – увлекательная, яркая книга, автор которой предстает умным, знающим и, что редко встречается в политике, самокритичным человеком.

М.З. Шкундин – ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН, член научно-консультативного совета журнала «Россия в глобальной политике»