Эзра Вогель: Соперничество с США улучшило отношение Китая к Японии
Итоги
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку

10 апреля 2020 г. патриарх американского востоковедения, почётный профессор общественных наук Гарвардского университета, бывший директор Центра китайских исследований им. Дж.К.Фэрбэнка Эзра Вогель выступил на первом заседании Евразийского онлайн-семинара Факультета мировой экономики и мировой политики НИУ «Высшая школа экономики». Семинар организуется Международной лабораторией исследований мирового порядка и нового регионализм. Эзра Вогель, автор более десятка книг о Китае, Японии и Восточной Азии, рассказал о новом фундаментальном труде «Китай и Япония: перед лицом истории» (China and Japan: Facing History), в 2019 г. выпущенном издательством Гарвардского университета. Ниже публикуется краткое изложение выступления профессора.

Эзра Вогель. Fairbank Center for Chinese Studies

По мнению Эзры Вогеля, чтобы рассмотреть современное состояние китайско-японских отношений и перспективы их развития, необходимо обратиться к их истокам. После того, как Япония потерпела поражение во Второй мировой войне, она стремилась восстановить отношения с Китаем. В 1930-е гг. Маньчжурия и северо-восток Китая были важны для Японии – в первую очередь потому, что она испытывала недостаток продовольствия и денег. Япония обладала небольшой территорией, но имела большое население, а после Второй мировой войны её территория ещё более сократилась. Кроме того, значительная часть экономики, даже в военное время, была завязана на отношениях с Китаем, крупные производственные мощности концентрировались в Маньчжурии. Японцы хотели бы продолжать торговлю, однако развитию отношений препятствовали Соединённые Штаты, которые выступали против близких отношений между двумя странами. В этот ранний период в Японии большинство политиков, прежде всего в правящей Либерально-демократической партии, было ориентировано на мнение США, они не имели нормальных связей Китаем. Такие связи сохраняла лишь небольшая оппозиционно настроенная группа. В этот период Соединённые Штаты вели себя с Японией очень жёстко, запрещая расширять отношения с Китаем. Позиция США была решающей, и японцам приходилось мириться с ней.

Сняв маску, теряешь лицо: особенности восточноазиатского отношения к кризисам
Александр Ломанов, Андрей Ланьков, Александр Мещеряков, Фёдор Лукьянов
Почему в Японии и Корее люди доверяют полицейским и чиновникам, а в России и Китае нет? Как вышло, что культура доносов – норма для Восточной Азии? Влияют ли особенности менталитета на отношение государств к кризисам? И как страны будут реагировать, если американо-китайское противостояние перерастёт в конфликт? Об этом и многом другом рассказали китаист Александр Ломанов, японист Александр Мещеряков и кореевед Андрей Ланьков в ходе Лектория СВОП. Вёл дискуссию Фёдор Лукьянов. Предлагаем почитать краткие тезисы выступлений наших гостей.
Подробнее

Второй период в китайско-японских отношениях начался около 1972 г. и продолжался до 1993 года. В 1971 г. Японию посетил Генри Киссинджер, и американцы принудили Токио сотрудничать с Вашингтоном, блокируя попытки Китая войти в ООН и заверяя, что будут работать с ней. У премьер-министра Японии Эйсаку Сато, занимавшего этот пост с 1964 по 1972 г., были ужасные отношения с Китаем. Японцы понимали, что нужен новый человек, который восстановит контакты. В 1972 г. премьер-министром стал Какуэй Танака, который сразу же договорился о поездке в Китай. Он способствовал нормализации двухсторонних отношений и в том же году установил дипломатические отношения, решив все неурегулированные вопросы. Начались обмены визитами, многие японские бизнесмены считали, что стоит только протянуть руку – и будет заложена основа экономического сотрудничества. Рост сотрудничества действительно наблюдался с 1972 по 1977 гг., большую роль в этом сыграл первый глава Госсовета КНР Чжоу Эньлай. До смерти Чжоу Эньлая в 1976 г. Китай посетило огромное количество иностранных гостей, но больше всего из них было японцев.

Сразу после прихода к власти, ещё до III пленума ЦК КПК 11-го созыва в декабре 1978 г., Дэн Сяопин решил, что нужно сближаться с Японией. Он понимал, что Япония, как и Соединённые Штаты, важная страна, и необходимо заручиться её поддержкой: она могла быть очень полезной для последующих реформ, предоставить технологии и экономическую помощь. Со своей стороны японцы готовы были идти на сближение с Китаем отчасти из чувства вины за преступления, совершённые японской армией в период Второй мировой войны, а отчасти потому, что бизнесмены видели хорошие возможности.

Окончательно все вопросы в двухсторонних отношениях были урегулированы в начале 1978 г. после эффективных действий, предпринятых Дэн Сяопином, и летом был заключён договор о мире и дружбе, создавший основу для расширения контактов. Во время поездки в Японию, в декабре 1978 г., Дэн посетил некоторые заводы – в том числе «Кимицу», который к тому времени был самым современным металлургическим заводом в мире. Он стал образцом для китайского металлургического завода «Баошань». Китайский металлургический комбинат планировалось сделать базой для развития стальной индустрии в стране. Дэн Сяопин также хотел посетить один из современных заводов по производству автомобилей и выбрал «Ниссан». У «Ниссан» была очень интересная связь с Китаем, потому что во время войны он находился в Маньчжурии. Дэн Сяопин также стал первым китайцем, проехавшим по высокоскоростной железной дороге «Синкансэн». Таким образом, посещения инфраструктурных объектов заложили основу реформы промышленности и активного экономического сотрудничества, которое развивалось после 1978 г., когда Дэн Сяопин приступил к программе преобразований. В отличие от американских компаний, интересовавшихся получением прибыли только в краткосрочной перспективе, японские были более благосклонны к Китаю. Японцы заботились о долгосрочных экономических отношениях, поэтому были готовы учить китайцев методам управления, предоставлять технологии, даже теряя небольшие деньги, сектор за сектором развивать китайскую промышленность. Середина 1980-х – начало 1990-х гг., были одним из лучших периодов в китайско-японских отношениях.

Знаменательным событием этого времени стал визит в Китай японского императора Акихито в 1992 г. – первый подобный случай, до этого ни один японский правитель ни разу не посещал Китай. Китайцам был необходим этот визит после инцидента на площади Тяньаньмэнь в 1989 году. После произошедшего западные страны прибегли к санкциям в отношении Китая, поэтому в Китае были заинтересованы в визитах известных зарубежных лидеров, которые могли бы способствовать улучшению отношений.

Дальнейшее развитие японско-китайских отношений было в значительной мере связано с решениями Дэн Сяопина после событий 1989 года. Китайское руководство было крайне обеспокоено ситуацией в стране, оно видело, что произошло в СССР при Михаиле Горбачёве, и опасалось, подобное может повториться в Китае. Поэтому Дэн Сяопин считал необходимым наладить систему патриотического воспитания.

Кампания по патриотическому воспитанию молодёжи была разработана для того, чтобы привить патриотизм и уважение к великой стране, однако наиболее успешной её частью стало возрождение негативных чувств в отношении японской агрессии периода Второй мировой войны. Эта кампания имела яркую антияпонскую направленность, хотя вряд ли такой исход был изначальной целью Дэна. Однако в реальности патриотизм китайцев взращивался именно на почве антияпонских настроений, которые оказались очень сильны. В этот период начала 1990-х гг. начали публиковать ужасающие детали о японских военных преступлениях. Ещё были живы пожилые люди, которые помнили военное время и зверства японцев, у многих во время войны погибли родственники или друзья. Руководство Китая использовало современные методы пропаганды, в том числе фильмы о войне, где японцы были представлены крайне негативно. Конечно, антияпонские фильмы делались не только по заказу правительства, многие компании хотели заработать на столь популярных военных фильмах. Создавались игры для маленьких детей, в которых молодые китайские герои побеждали японских военных во Второй мировой войне. Так новые технологии усиливали антияпонские чувства. В это время, хотя Япония продолжала оказывать значительное содействие Китаю, он уже не был столь зависим от японской помощи. Китайцы многому научились и могли себе позволить чернить Японию, что помогало пробуждать патриотизм и поддерживать режим после событий 1989 года.

Азиатские ценности как дорога к прогрессу
Константин Асмолов
Уникальность дальневосточного мобилизационного успеха основана на традиционном конфуцианском наследии, творческое применение которого позволило существенно повысить статус в рамках меняющегося миропорядка.
Подробнее

Следующий период в китайско-японских отношениях начался после 1993 г., он был наихудшим. В 2010 г. произошло столкновение китайского рыболовецкого траулера с кораблем японской службы безопасности, после чего японцы потребовали, чтобы командир судна предстал перед японским судом. Второй инцидент произошёл в 2012 г., когда Китай утверждал, что Япония национализировала острова Сенкаку. В действительности японское правительство купило эту собственность, имело место приобретение земли, но китайцы реагировали резко. Они использовали эти случаи для выражения гнева, ссылаясь на Вторую мировую войну. Эти два случая имели оказали серьёзное влияние на развитие двусторонних отношений. Чтобы понять причины, необходимо обратиться к истории.

В 1895 г., когда началась китайско-японская война, в Китае были убеждены, что одержат победу. Япония была маленькой островной страной, перенявшей культуру Китая, Китай – намного больше и сильнее. Победа Японии вызвала крайнее удивление, даже большее, чем победа Великобритании и Франции в опиумных войнах. С того времени до Второй мировой войны китайцы узнавали о современном мире именно через Японию. Даже такие термины, как социализм или коммунизм, были взяты из японских книг, например, японского марксиста Хадзимэ Каваками. Чан Кайши и другие выдающиеся деятели учились на этих книгах. То есть с 1895 г. и примерно до 2005–2008 гг. поддерживался определённый тип отношений, когда в них доминировала Япония. Но изначально, до 1895 г., в течение более двух тысяч лет на вершине был Китай.

В последнее время произошли серьёзные изменения, Китай стал снова вырываться вперёд, чему способствовали два события 2008 года. Первым стали летние Олимпийские игры в Китае, имевшие большой успех и благоприятно повлиявшие на экономику страны. Вторым – финансовый кризис, который нанёс ущерб западным странам и Японии. Уже в 2010 г., по оценкам Всемирного банка, китайская экономика обошла японскую. Период с 2008 г. по примерно 2012 г. – поворотный момент в китайской истории, Китай вырос, стал сильной державой, и Японии пришлось уступить.

Таким образом, последующие события в двусторонних отношениях неслучайны: изменилось соотношение сил между Китаем и Японией. Китай больше не нуждался в содействии Японии и смог обойти её. К 2010–2012 гг. стало ясно, что Китай снова на вершине, а более слабая Япония теперь должна его слушать. Приблизительно к 2014 г. возросла опасность столкновения на островах Сенкаку (Дяоюйдао), отношения крайне напряглись. Но некоторое время спустя китайское отношение к Японии начало улучшаться, и тому было несколько причин. Во-первых, многие китайцы продолжали ездить в Японию в качестве туристов, они понимали, что японцы приветливо относятся к китайским туристам и совсем не похожи на людей из военных фильмов. Другим фактором стало появление нового соперника в лице США, силы, которую недолюбливали многие страны. Теперь основным врагом для жителей сильного Китая была не Япония. Это явилось основной причиной позитивного изменения отношения к Японии после возвышения Китая.

В то же время японцы продолжают наблюдать за китайскими самолётами и кораблями, которые приближаются к островам Сенкаку. Они не доверяют китайцам, чувствуют, что в случае внутренней нестабильности, кризиса легитимности Китай может использовать антияпонские настроения своего населения и осуществить нападение. В то же время японцы идут на контакт, довольно прагматичны и ищут возможности для развития своего бизнеса, у них есть долгосрочное видение. К сожалению, из-за эпидемии коронавируса визит Си Цзиньпина в Японию, который должен был состояться весной, не состоялся. Китайский лидер должен был посетить Японию впервые за восемь лет, это была реальная возможность улучшить отношения. Однако в скором времени встреча лидеров всё же должна произойти.

Текст подготовлен Я.А. Кубраковой

Китайская дипломатия: сужение коридора
Василий Кашин, Анастасия Пятачкова
Журнал «Россия в глобальной политике» совместно с Центром комплексных европейских и международных исследований НИУ «Высшая школа экономики» начинает публикацию серии статей об изменениях на международной арене, связанных с пандемией COVID-19. Первая статья посвящена новому позиционированию Китая в мировой политике.
Подробнее