06.09.2007
Дожить до нового витка
Колонка редактора
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Фёдор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Директор по научной работе Международного дискуссионного клуба «Валдай». Профессор-исследователь Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». 

Контакты

Тел. +7 (495) 980-7353
[email protected]

Начавшийся политический сезон, вероятнее всего, станет последним
в президентской биографии Владимира Путина. Он обещает быть очень
бурным.

Хронология отечественной политики в последние четверть века, с
момента, как советская система вступила в эпоху окончательного
заката, выявляет любопытную закономерность. Период, за которым
следуют принципиальные изменения, составляет восемь лет. И дело
здесь не только в избирательном календаре. Окончание каждого цикла
и переход к следующему характеризуются резкими внешнеполитическими
обострениями с начала 1980-х, когда президентских сроков еще не
было.

Завершение предыдущего периода – сезон 1999-2000 года: окончание
эпохи Ельцина, острейшая борьба за власть. Вторая чеченская война,
возвышение бывшего офицера КГБ Владимира Путина, коррупционные
скандалы вокруг семьи президента и дело «Бэнк оф Нью-Йорк» обрушили
отношения с Западом до критически низкого уровня. Впрочем,
подготовка началась раньше: последствия дефолта в августе 1998-го и
военная кампания НАТО против Югославии в первой половине 1999-го
нанесли сокрушительные удары по взаимному доверию между Западом и
Россией. Ситуация начала выправляться только весной 2000-го, когда
новый президент утверждается в Кремле, а западные лидеры принялись
наводить мосты взаимопонимания.

Восемью годами раньше – сезон 1991-1992. С августовского путча
до весны-лета 1992-го – политико-правовой хаос, когда вообще не
было понятно, что происходит и чем все закончится. И лишь затем
вырисовывается новый статус-кво.

Отсчитаем еще восемь лет назад, и это снова время поворота. 1
сентября 1983 года – советская ПВО сбивает южнокорейский «Боинг».
Начинается последний всплеск холодной войны – поход Рейгана против
«империи зла», размещение американского ядерного оружия в Европе,
советские угрозы в ответ… В феврале 1984-го умирает Юрий
Андропов, избрание Константина Черненко – лишь попытка отсрочить
неизбежное.

Завершение эпохи Путина исключением, судя по всему, не
станет.

Напряжение между Москвой и западными столицами растет уже почти
год, и в предстоящие месяцы оно достигнет апогея.

Какие события способны послужить причинами дальнейшего
обострения в период, оставшийся до российских президентских выборов
в марте 2008 года? Критическим может оказаться декабрь, на который
выпадает сразу несколько оснований для серьезного конфликта.

Первое из них – выборы в Государственную думу и их оценка
наблюдателями ОБСЕ. Российские руководители многократно выражали
недовольство деятельностью этой организации. Москву не устраивает,
что некогда универсальная и всеобъемлющая структура фактически
ограничила свою деятельность мониторингом выборов и состояния
демократии на постсоветском пространстве. Негативная оценка
российских выборов может спровоцировать очень резкую реакцию
Кремля, вплоть до угроз прекратить членство в ОБСЕ, о чем
официальные представители пару раз намекали.

Правда, судя по реакции ОБСЕ на августовские выборы в
Казахстане, а также по недавнему визиту в Москву председателя ОБСЕ
Анхеля Моратиноса, организация не хочет конфликтов со значимыми
странами. Во всяком случае, казахстанское голосование, по
результатам которого в парламент попала только одна партия, ОБСЕ не
подвергла сокрушительной критике, а скорее, мягко пожурила, назвав
его даже «шагом вперед».

С наиболее резкой оценкой выборов в России выступят, скорее
всего, не наблюдатели ОБСЕ, а администрация США. В любом случае
голосование чревато новыми конфликтами.

В силу специфики российской политики любые посторонние
высказывания о выборах вызывают здесь непропорционально острую
реакцию.

Следующее основание для практически неизбежного конфликта –
судьба Косова. Шансы на то, что переговорный процесс завершится
компромиссом, призрачны. Если этого не случиться, говорят западные
дипломаты, придется вернуться к плану Ахтисаари. Поскольку его
судьба в Совете Безопасности ООН предрешена (Россия свою позицию
менять не собирается), встанет вопрос (как раз в декабре) об
одностороннем провозглашении независимости косоваров и,
соответственно, ее признании. В глазах западного общественного
мнения виновником сложной политико-правовой коллизии будет Россия,
не позволившая решить вопрос в СБ ООН.

Приближение Косова к реальной независимости вызовет резонанс на
постсоветском пространстве, прежде всего в Грузии. В последний год
наблюдается довольно явная закономерность: обострения в
треугольнике Россия – Грузия – непризнанные территории случаются в
преддверии ожидаемых сдвигов в Косове. В Тбилиси прекрасно
понимают, что вне зависимости от формальной прецедентности
косовский случай повлияет на аналогичные конфликты, осложняя и без
того запутанную обстановку.

Любые провокации в зонах замороженных конфликтов, кто бы за ними
ни стоял, будут негативно влиять на отношения России и Запада.

Еще один декабрьский «подарок» – истекает срок полугодового
моратория, объявленного Россией на участие в Договоре об обычных
вооруженных силах в Европе. Пока ничто не предвещает ратификации
адаптированного ДОВСЕ странами-членами НАТО, чего добивается
Москва. И следующим шагом, вероятно, станет официальное объявление
о выходе России из договора. Без сомнения, это вызовет на Западе
настоящую бурю дискуссий о «российской угрозе». Кстати, к этому
моменту в Польше, судя по всему, будет уже новое правительство,
которое, скорее всего, подтвердит желание Варшавы как можно скорее
начать размещение на территории страны элементов американской
системы ПРО.

Наконец, декабрь – традиционно горячая пора для «Газпрома» и его
клиентов в странах-соседях.

Нет оснований полагать, что 2007 год станет исключением и (в
отличие от 2005-го и 2006-го) обойдется без острых конфликтов между
российской газовой монополией и кем-либо из потребителей. Слухи о
том, что Москва намеревается серьезно поднять цены для соседей,
обещают эмоционально весьма насыщенную осень.

Этой осенью, кстати, ожидается и западная «премьера» нового
президента Туркмении, которого с нетерпением ждут и в США, и в
Европе. Битва за туркменский газ, первый раунд которой прошлой
весной остался за Россией, только начинается.

Если цикличность российской политики сохранится, то
внешнеполитическая напряженность достигнет кульминации к концу
этого – началу следующего года.

Но затем можно ожидать нового периода разрядки. Кто бы ни сменил
Владимира Путина на посту президента, он сможет избавиться хотя бы
от части накопившегося отрицательного заряда. И спираль пойдет на
новый виток.

| Gazeta.ru