06.03.2008
Цвет не имеет значения
Колонка редактора
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Фёдор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Директор по научной работе Международного дискуссионного клуба «Валдай». Профессор-исследователь Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». 

Контакты

Тел. +7 (495) 980-7353
[email protected]

Федор ЛукьяновНа своей ночной пресс-конференции после избрания
президентом России Дмитрий Медведев затронул только одну тему,
имеющую отношение к внешней политике. Он подтвердил, что
приоритетом Москвы является СНГ, и пообещал нанести первый визит в
одну из стран Содружества. Это можно было бы считать не более чем
дежурной фразой, если бы не интересные процессы, которые
разворачиваются в соседних государствах и в очередной раз меняют
общую диспозицию.

Российско-украинский конфликт из-за поставок газа обостряется
столь регулярно, что превратился почти в рутину. Но на сей раз
коллизия была иной. Потому что сторонами противостояния оказались
не Москва и Киев, а два высших руководителя Украины – президент
Ющенко и премьер-министр Тимошенко.

Глава правительства увлеченно торпедировала договоренности,
достигнутые перед этим главой государства с его российским
коллегой.

Сам факт острой конкуренции между ветвями власти – не новость,
подобное происходит довольно часто даже в странах с вполне
устоявшейся демократией. Удивительно другое. Инструментом
внутриполитического соперничества стала внешняя сила – российский
газовый монополист, тот самый, которого до сих пор только и
клеймили за вмешательство в дела суверенных соседей.

Три с половиной года назад именно украинские события стали
переломным моментом для всей российской политики на постсоветском
пространстве. Проявленная активность оказалась настолько
контрпродуктивной, что курс решили пересмотреть. Москва отказалась
от попыток участвовать в политических играх внутри соседних
государств, выбрав меркантилистский подход: платите и делайте, что
вздумается. Если сможете, поскольку внешние условия мы вам создадим
максимально неблагоприятные.

С тех пор Кремль старательно дистанцируется от страстей, кипящих
то в одной, то в другой бывшей советской республике. Что не
оградило Россию от всевозможных обвинений (рука Москвы привычно
обнаруживается везде), однако позволило сэкономить ресурсы и
нервы.

И вот неожиданные плоды этой политики.

Вождь «оранжевой революции» Виктор Ющенко превращается чуть ли
не в главного союзника «Газпрома» в вопросе поставок и транзита
сырья, а по другую сторону баррикад – символ той же самой революции
Юлия Тимошенко.

Примечательно, что того политика, ради которого в 2004 году
президент России рискнул собственной репутацией, – Виктора
Януковича – и его партии в этой коллизии почти и не слышно.

Можно, конечно, позлорадствовать: до чего же дорулились
украинские революционеры, что для урегулирования разборок друг с
другом им приходится апеллировать к заклятым врагам украинской
демократии и рисковать энергетической безопасностью нации. Но
интереснее другое. Сложившаяся ситуация свидетельствует о том,
что

постсоветские страны действительно вступают в новый этап
развития, когда идеологизированный и геополитизированный подход,
типичный для периода становления, уступает место прагматическому
расчету.

Иными словами, переосмыслению подвергается роль внешнего
фактора, который из жупела (в случае с Россией) или прекрасной
мечты (в случае с Европой) превращается в нормальный элемент
политического антуража.

Другой пример того же рода – политический кризис в Ереване.

Бурные выступления после выборов – ситуация на постсоветском
пространстве широко распространенная. Везде, где существует хоть
какая-то степень альтернативности, оппозиция поднимает вопрос о
массовых злоупотреблениях и фальсификациях в ходе голосования. Но
до сих пор действовало неписанное правило – арбитром в споре
выступали международные наблюдатели ОБСЕ. Если они выражали
сомнение в честности и справедливости выборов, это служило знаком к
началу масштабной политической кампании (которая зачастую приводила
к смене власти). Если же наблюдатели сертифицировали
демократичность состоявшегося действа, дальнейшие попытки оспорить
результат быстро затухали.

В Армении правило нарушено.

Наблюдатели признали выборы соответствующими европейским
стандартам. Однако оппозиция под предводительством экс-президента
Левона Тер-Петросяна вердикт проигнорировала, продолжая жестко
требовать вернуть «украденную победу».

Введение чрезвычайного положения заморозило ситуацию, но,
похоже, это не конец, а только пауза, и дальнейший сценарий трудно
предсказать.

Избирательные катаклизмы в странах СНГ привыкли рассматривать
сквозь призму геополитического соперничества России и Запада.

Практически всегда находились силы, которым симпатизировала
Москва и те, в ком видели приверженцев западного пути развития.

В Армении геополитических ставок не делали, что объяснимо.
Страна находится в очень тяжелом положении, будучи зажата даже не
между двумя недружественными государствами – Азербайджаном и
Турцией, – а между двумя неразрешимыми проблемами – карабахской и
геноцида армян в Османской империи. Без их разрешения прорыв в
развитии невозможен, но для национального сознания неприемлемы
компромиссы. В такой ситуации соперничество великих держав чревато
особенно тяжелыми последствиями, а отсутствие прогресса в решении
главных вопросов создает повышенную политическую напряженность,
которая и выплеснулась в связи с этими выборами.

Как бы то ни было, происходящее в Армении имеет внутренние
причины и движущие силы, что стало неожиданностью и для Москвы, и
для западных столиц. Реинкарнация первого президента страны ни в
чьи планы всерьез не входила. И что теперь с этим делать, не очень
понятно.

Отношение ереванских протестующих к мнению ОБСЕ достаточно
показательно. После президентских выборов в Грузии, где миссия
наблюдателей сначала быстро признала голосование честным, потом
усомнилась, а затем подтвердила первоначальное мнение, репутация
этого института пострадала. Кстати, окончательный вердикт,
обнародованный пару дней назад и выдержанный в более критических
тонах, чем высказывания по горячим следам, укрепил подозрение в
наличии конъюнктурных мотивов при оценке.

Итак, роль внешнего фактора на постсоветском пространстве
меняется, точнее, прежняя черно-белая картина сменяется намного
более многоцветной. Это открывает новые возможности и ставит задачи
перед руководством России. Тем более что

одной из ключевых проблем, решать которую придется Дмитрию
Медведеву, станет поиск союзников.

А для этого придется менять отстраненную позицию, которую Москва
занимала в отношениях с соседями в последние три года. Правда, еще
важнее не забыть уроки, выученные после провала на майдане.

| Gazeta.ru