18.05.2022
Без нейтральной полосы: что изменит вступление Швеции и Финляндии в НАТО
Колонка редактора
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Фёдор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Директор по научной работе Международного дискуссионного клуба «Валдай». Профессор-исследователь Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». 

Контакты

Тел. +7 (495) 980-7353
[email protected]

Само по себе вступление Швеции и Финляндии в НАТО военно-политическую ситуацию в Европе существенно не изменит. Особенно на фоне резкой милитаризации атмосферы в последние три месяца. Но, перефразируя знаменитый фильм, вопрос «в чем безопасность, брат?» встаёт ребром.

НАТО снова прирастает новыми государствами. Швеция и Финляндия официально изъявили желание вступить в альянс, после чего количество стран-членов достигнет тридцати двух. Препятствий быть не должно. Турция показала норов и напомнила, что её обо всём нужно попросить отдельно. Возможно, не бесплатно. Но это поправимо. Критериям членства в Североатлантическом блоке два абитуриента соответствуют, так что, вероятно, пополнение произойдёт уже в ближайшие месяцы.

Ажиотаж вокруг вступления североевропейских стран связан не столько с военно-стратегическим, сколько с символическим смыслом этой перемены. Считалось, что обе страны твёрдо привержены идее неприсоединения к альянсам, нейтралитет являлся элементом национальной идентичности.

В шведском случае это связано с трансформацией из амбициозной и воинственной великой державы в «народный дом» – государство, сосредоточенное на создании комфортной жизни для подданных. Этот процесс растянулся более чем на двести лет – от противостояния начала XVIII века через Наполеоновские войны до социальных реформ тридцатых годов прошлого века. Но в итоге именно уклонение от потрясений, включая мировые войны, обеспечило благополучие и безопасность шведского населения, что постоянно подчёркивалось.

Финляндия пришла к нейтральному статусу совсем иным путём. Молодое государство (получило независимость от Ленина в 1917 г.) болезненно нащупывало баланс с могучими соседями, прежде всего Россией/СССР, но в конце концов он был найден в феномене «особых отношений» после Второй мировой войны. Сделка «сохранение суверенитета в обмен на его ограничение», на Западе пренебрежительно названная «финляндизацией», в середине и второй половине ХХ века была выгодна для страны. Во-первых, альтернативой после 1945 г. являлось включение в орбиту «стран народной демократии», во-вторых, ограничение суверенитета касалось только формального участия в западных институтах. Иными словами, Финляндия оставалась частью Запада, хоть и с определёнными обременениями.

Предстоящее вступление Швеции и Финляндии в НАТО ставит концептуальный вопрос – что служит сейчас залогом безопасности? Ведь и нейтральный статус до сих пор, и вступление в военно-политический блок теперь объясняют одними и теми же причинами: необходимо защититься от угроз.

Нейтралитет сам по себе гарантией безопасности не является. Всем известный пример – Бельгия, несмотря на провозглашённую нейтральность, была оккупирована во время обеих мировых войн. То есть нейтралитет недостаточно объявить или принять как чьё-то условие, нужна активная и умелая политика по его поддержанию и развитию.

Иными словами, статус неприсоединившегося государства должен быть полезен не только ему самому, но и тем сильным соседям/партнёрам, наличие которых и заставляет искать формы самостоятельного выживания.

Финляндия и Швеция придерживались разных линий поведения во время холодной войны, а после её окончания вопрос о нейтралитете вроде бы утратил актуальность. Причём в обе стороны – и его сохранения, и отказа от него, просто это стало не важно. Вступление обеих стран в ЕС институционально закрепило их в западном сообществе, которое взяло курс на расширение и по европейской, и по атлантической линии. Поскольку Россия долго реагировала довольно индифферентно, препятствий не было. А вот когда отношения начали обостряться – сначала политические, а потом и военно-политические, тут, по идее, и должен был бы начаться серьёзный разговор о новом балансе сил и интересов. Балансе, который включал бы в себя разные формы отношений, в том числе и неприсоединение к блокам как один из вариантов.

Но никакого разговора не началось, поскольку после холодной войны априори стали считать, что распространение западных институтов – единственно возможный способ развития системы безопасности. Если совсем упростить: НАТО равно безопасности, чем больше НАТО, тем и её больше. Повторять, к чему такая логика и реакция на неё России привели Украину, нужды нет. Там тоже вариант нейтрального статуса оказался приемлемым для обсуждения, когда уже загремели пушки и стало поздно.

Но вот в случае с североевропейцами феномен интересный.

Даже теперь, объявив о вступлении, президент Финляндии, например, говорит о том, что угрозы со стороны России его страна не видит.

Но большинство населения считает, что участие в НАТО даст гарантию безопасности от Москвы, хотя именно в этом случае Финляндия официально и становится объектом военного сдерживания с российской стороны.

Нынешняя ситуация – плод аномального с точки зрения истории периода международных отношений, когда в Европе пришли к выводу, что баланс классического типа не нужен. Но отсутствие баланса и стремления его установить ведёт к тому, что механизмы стабилизации перестают работать. Доверие исчезает, и ставка делается только на применение силы – той или иной (сейчас у неё много ипостасей).

Само по себе вступление Швеции и Финляндии в НАТО военно-политическую ситуацию в Европе существенно не изменит. Особенно на фоне резкой милитаризации атмосферы в последние три месяца. Но, перефразируя знаменитый фильм, вопрос «в чем безопасность, брат?» встаёт ребром. Пока, кажется, никто не дозрел до того, чтобы искать на него правильный ответ.

Российская газета
Битва за новый порядок. Эфир передачи «Международное обозрение» от 13.05.2022 г.
Фёдор Лукьянов
Что изменит вступление Финляндии и Швеции в НАТО? Может ли нейтралитет служить гарантией безопасности? Что будет с производством нефти в России из-за западных санкций? Какие возможности открываются для стран Азии? Чего лишится Европа? Смотрите эфир передачи «Международное обозрение» с Фёдором Лукьяновым на телеканале «Россия-24».
Подробнее