От Исламского государства к настоящему

3 апреля 2015

С.Г. Мелконян – аналитик, занимается Ближним Востоком и постсоветским пространством

Резюме: Исламское Государство Ирака и Леванта объявило о создании «Исламского Халифата» в первый день поста Рамадан 29 июня 2014 года. Также было объявлено об изменении названия ИГИЛ на ИГ. Лидер Абу Бакр аль-Багдади объявил себя халифом, тем самым возглавив движение глобального джихада.

Исламское Государство Ирака и Леванта (ИГИЛ) объявило о создании «Исламского Халифата» в первый день поста Рамадан 29 июня 2014 года. Также было объявлено об изменении названия ИГИЛ на ИГ (Исламского Государство). Лидер Абу Бакр аль-Багдади объявил себя халифом, тем самым возглавив движение глобального джихада. Также он отметил нелегитимность иных исламских группировок, в том числе «Аль-Каиды» и созданных ей организаций.

Исламское Государство (ИГ) представляет собой квазигосударственнное образование, признанное террористической организацией многими западными и исламскими странами, Лигой Арабских Государств, а с недавнего времени, Россией.

Однако, для того, чтобы уничтожить данное образование необходимо четко понимать, что ИГ не просто группировка, занимающаяся массовым террором на Ближнем Востоке и в других регионах, подобно «Аль-Каиде», а именно государство, формат которого является новым и не встраивается в современную систему международных отношений.

В важнейшем доктринальном документе ИГ в Ираке (название ИГИЛ до 2013 г.) «Информирование людей о рождении Исламского государства» говорится, что наличие административно-бюрократического аппарата не является необходимым признаком исламского государства. В связи с этим административная система ИГ построена на основе Халифата. Однако, разветвлённая система исполнительной власти все же присутствует.

Согласно Конвенции Монтевидео от 1933 г., существует четыре признака государства: постоянное население, определенная территория, наличие правительства и способность к вступлению в отношения с другими государствами. Под данные критерии подходят большинство самопровозглашённых государств, однако, их принятие международным сообществом упирается в признание со стороны ООН. Но если в случае с непризнанными государствами ведется хотя бы полемика об отношении к ним, как к государственным образованиям, то об ИГ она отсутствует вовсе.

Постоянное население. В июне 2014 года ИГ выпустило «Паспорта Халифата». По разным данным, их выдано более 11 тыс. жителям Ирака и Сирии. Именно этих людей можно считать «гражданами Исламского Государства».

Возможно, со стороны данный шаг может показаться несерьезным. Однако, министр иностранных дел Великобритании Филиип Хэммонд признал: правительство обсуждает вопрос, что в случае присяги на верность Исламскому Государству британским гражданам будет предъявлено обвинение в государственной измене.

Однако, безусловно, существуют проблемы с «постоянным населением». Они связаны со следующими факторами: эмиграция христианского и езидского населения с территорий, подконтрольных ИГ; параллельная иммиграция исламистов в ИГ из других стран; постоянное изменение границ образования, из-за которого либо увеличивается, либо уменьшается население новых подконтрольных территорий.

Определенная территория. Согласно заявлениям лидеров ИГ, их аппетит в отношении территорий простирается от Магриба до Индонезии. Несмотря на динамичное изменение границ ИГ, контроль над ключевыми населенными пунктамисохраняется. Сам термин «определенная территория» довольно спорный, поскольку юридическое признание границ, к примеру, в рамках ООН, не всегда совпадает с реальным положением дел. К примеру, Ирак, Сирия, Израиль, Азербайджан, Украина и др. В связи с этим в подобных странах юрисдикция официального Багдада, Дамаска, Баку и др. не распространяется на всю «признанную территорию» государства.

На данной территории может иметь место новое государственное образование, которое существует по своим законам (Нагорно-Карабахская Республика, Государство Палестина, полуостров Крым, ДНР, ЛНР и др.).

В то же время, эффективность управления территориями, подконтрольными ИГ может служить примером для официального Дамаска, Багдада или Абуджи, реальная юрисдикция которых не распространяется дальше столицы и близлежащих районов. Можно, также, привести в пример государства, которые относятся к ряду «failedstate», в числе которых Сомали и Ливия, которая де-юре существует в качестве суверенного целостного государства, а на деле представляет собой разорванное на части образование, которые управляются разными группировками.

Наличие правительства. Изначально, до провозглашения «Исламского Государства Ирака и Леванта», высший слой организации составляло военное командование. Но, поскольку ИГ не является военным формированием, то ядро параллельно занимается различными сферами функционирования ИГ, образ которого отличается от привычного нам. Ядро составляют люди, не просто закалившиеся в боевых действиях, а получившие неплохое  образование в университетах на Западе и Ближнего Востока.

Правительство ИГ, естественно, весьма своеобразно, но все же сохраняет привычную для современного общества форму. Как известно, во главе стоит Халиф (Верховный главнокомандующий), далееследуют два генерала, работавшие с Саддамом Хусейном. Разделение обязанностей осуществляется по территориальному признаку: один генерал отвечает за иракскую часть территории, другой за сирийскую. Халиф имеет свой Кабинет советников, который вместе с двумя генералами составляют Шуру (Совет, занимающийся религиозными и военными делами). Исполнительная власть состоит из семи Советов: руководящий Совет, военный Совет, Совет по безопасности, разведывательный Совет, правовой Совет, финансовый Совет и Совет по оказанию помощи бойцам. Возможны изменения в исполнительной власти: новые Советы добавятся, нынешние упразднятся (объединятся).

Способность к вступлению в отношения с другими государствами. Прецедента не было, но предпосылки для него есть. Львиную долю доходов в бюджет ИГ составляет контрабанда нефти. Если удается успешно выстраивать взаимовыгодные отношения с государственными и негосударственными организациями, нет никаких препятствий в выстраивании подобных отношений с другими государствами. Проблема в нежелании других государств открыто контактировать, поскольку ИГ стало чумой XXI века.Однако отношения со спонсором из Персидского залива выстроены успешно. Министр экономического сотрудничества и развития ФРГ Герд Мюллер в августе прошлого года уже официально обвинил Катар в спонсировании ИГ.

Скотт Атран, антрополог и старший научный сотрудник Оксфордского университета, настаивает на том, что идея Халифата не осталась далеко в истории. Главный вопрос на повестке дня не «как мы можем уничтожить Халифат», а «как мы можем ужиться и трансформировать действительность Халифата, который в будущем способен обрести ядерные заряды». Также Атран отмечает, что на подконтрольных ИГ территориях присутствуют признаки построения функционирующего государства из сложившейся хаоса: на данный момент соблюдаются все законы, чего не происходило во время межконфессиональных конфликтов.

Основатель «Аль-Каиды в Ираке» (АКИ) Абу Мусаб аз-Заркави в начале 2000-х составил план построения Исламского Государства. Данный план состоит из 5 пунктов: Хиджра (переселение), Джамаа (конгрегация), разрушение Тагутов (всех, кто не поклоняется Аллаху), Тамкин (консолидация), и Халифат. Данный план описан в одном из официальных журналов ИГ. Однако, можно полагать, что, несмотря на провозглашение Халифата, АКИ как и ИГ остановились на третьем этапе. Чтобы Халифат принял более привычные для современной системы международных отношений очертания необходимо время, за которое ИГ пройдет два последних этапа.

ИГ – транснациональное образование, для которого не существуют государственные границы, расчерченные согласно соглашению Сайкс-Пико. Как лидеры ИГ указывают в своих периодических изданиях, не должны существовать какие-либо границы внутри исламского мира. Именно к этому и стремится Исламское Государство.

} Cтр. 1 из 5