"Языковой" вопрос: идем в Европу или остаемся барахтаться в постсоветском болоте?

8 июля 2012

Леонид Кожара - Заместитель Председателя Комитета по иностранным делам Верховной Рады Украины, Заместитель Председателя Партии Регионов

Резюме: Мультилингвизм является признаком высокого уровня общественного устройства.

В последние дни льется поток неистовой критики в адрес закона Украины "Об основах государственной языковой политики".

Создается впечатление о том, что перехлест эмоций маскирует печальную реальность: большинство протестующих этого закона внимательно вообще не читали. Да и кроме того, совершенно не знакомы с международными обязательствами Украины в языковой сфере.

Сознательно хотел бы отойти от спора по поводу русского языка, всегда выходящего в наших языковых дискуссиях на первый план. Как специалист-международник хочу обратить внимание на международную сторону вопроса.

Сначала только сухие факты.

Факт первый. Украина – участница Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств. Ратификационная грамота Хартии была передана на хранение Генеральному секретарю Совета Европы 19 сентября 2005 года, когда президентом был Ющенко, министром иностранных дел - Тарасюк, а Тимошенко только 10 дней назад была уволена с поста премьер-министра. Партия регионов, напомню, находилась тогда в оппозиции.

Факт второй. Присоединение к международному договору означает его безусловное выполнение. С соответствующими механизмами отчетности и контроля - со стороны Совета Европы. Это - аксиома. Международные договоры необходимо выполнять, хотим мы этого или нет. Точка.

Факт третий. Комитет экспертов Совета Европы 7 июля 2010 года опубликовал Доклад о применении Хартии Украиной http://www.coe.int/t/dg4/education/minlang/Report/EvaluationReports/UkraineECRML1_ukr.pdf . В этом документе содержится огромное количество замечаний к Украине, а также суровая критика политики тогдашней украинской власти в сфере реализации языковых прав меньшинств.

Сомневающийся пусть не поленится и внимательно прочтет 129 страниц документа. Сами увидите, как выглядела в то время реальная языковая политика страны глазами европейских экспертов.

Иногда их выводы читать просто стыдно.

На основе Доклада Комитет министров Совета Европы разработал Рекомендации по применению Хартии Украиной http://www.coe.int/t/dg4/education/minlang/Report/Recommendations/UkraineCMRec1_ukr.pdf

Рекомендации содержат всего семь пунктов, но они исключительно конкретны.

Факт четвертый. Если бы оппозиция, митингующие и голодающие внимательно прочитали принятый Радой закон, они бы увидели, что на деле он является реализацией Рекомендаций Комитета Министров СЕ и дает конкретные ответы на множество замечаний Комитета экспертов Совета Европы.

Примеров тому можно приводить множество. Назову лишь главные.

Совет Европы раскритиковал отказ отнести к числу региональных ряд "малых" языков, находящихся под угрозой исчезновения, включая караимский и крымчакский, и потребовал изменить их положение (п. 6 Рекомендации).

В п. 2 статьи 7 нового Закона это требование выполнено, количество региональных языков расширено с 13 до 18.

Далее. Касаясь применения языков меньшинств в сфере образования, европейцы отмечают:

"Обязанность органов украинской власти обеспечивать создание классов или школ с обучением на языке меньшинства ... в настоящее время четко не определена и, как кажется, не существует никаких эффективных правовых средств против своевольных отказов в этом местных органов власти ". (п. 152 Доклада)

Статья 20 раздела III Закона "Об основах государственной языковой политики" как раз и является таким "эффективным правовым средством".

Выводы европейцев, среди прочего, уничтожают миф о том, что в Украине права русскоязычного населения якобы полностью удовлетворены.

"Комитет экспертов считает, что обязательства, избранные украинскими органами власти в отношении русского языка, не соответствует существующим возможностям получать дошкольное образование на этом языке" (п. 186 Доклада). Аналогичные негативные выводы европейские эксперты сделали и относительно возможностей русскоязычных граждан получать начальное, среднее, профессиональное и высшее образование на русском языке (пп. 217, 244, 252, 277, 280, 299 Доклада).

Идем дальше. В сфере судопроизводства Совет Европы отмечает, что украинская власть не предоставила "какой-либо информации о том, как существующие правовые рамки применяются на практике и в какой степени региональные языки или языки меньшинств используются в судопроизводстве".

Действительно, какую информацию могла предоставить власть, практически полностью запретившая использование в судопроизводстве любых языков меньшинств?

Статья 14 Закона снимает все замечания европейцев по использованию языков меньшинств в судебной сфере.

Особую критику Совета Европы вызвало положение законодательства, согласно которому «язык определенного национального меньшинства может использоваться ... в работе различных государственных органов только в тех местах, где это меньшинство составляет большинство населения". По мнению Совета Европы, такой порог слишком высок по сравнению с европейскими стандартами и не соответствует Хартии (п. 381 Доклада).

В новом Законе ситуация исправлена. По требованию Европы введен порог в 10% от численности населения в регионе в качестве условия введения регионального языка. По требованию Европы введена возможность провозглашения региональным даже языка, чей порог распространенности не превышает 10%. Это сделано как раз для сохранения "малых" языков, на чем в Хартии делается постоянный упор.

Список критических замечаний европейцев долог. Совет Европы считает не соответствующими Хартии языковые квоты на радио и телевидении (пп. 448, 451, 486 Доклада), требование дубляжа или субтитров на украинском в любом иностранном фильме (п.581).

Много критики со стороны европейцев вызвала ситуация с применением языков меньшинств в социальной сфере. Европа, например, негативно расценила запрет на использование русского языка в инструкциях по применению лекарств как "практику, направленную на отказ от русского языка в экономической деятельности" (п. 707 Доклада).

Все эти недостатки исправлены в новом Законе, почти каждое положение которого направлено на выполнение замечаний и рекомендаций Европы. А вовсе не Кремля, как об этом громко врет кое-кто в оппозиции.

Хотя, замечу просто в качестве комментария, как это ни обидно будет слышать нашим горе-националистам, в Докладе Совет Европы, между прочим, "обращается к Украине с просьбой о поиске путей и средств укрепления двустороннего сотрудничества с Российской Федерацией в том, что касается вопросов, связанных с языками меньшинств ".

Итак, позиция Европы четка - ситуация с выполнением Украиной Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств неудовлетворительна. Закон "Об основах государственной языковой политики" – это, по крайней мере, попытка ее исправить.

Можно, конечно, считать этот закон несовершенным. Можно считать несовершенной процедуру его принятия.

Но возникает вопрос: а что сделала оппозиция для выполнения Украиной своих обязательств перед Европой? Предложила ли какой-либо альтернативный законопроект?

Никакого.

Что же предлагает оппозиция? Оставаться с нынешним ворохом противоречивых законов и подзаконных актов? Получить очередную порцию критики от Европы за бездействие в приведении языковой политики к европейским стандартам?

Или же мы вспоминаем о Европе только тогда, когда нам это выгодно? А когда невыгодно, прикрываем эмоциями на тему так называемой "угрозы государственному языку" типичную постсоветскую ситуацию законодательного хаоса, царящего у нас  уже 20 лет.

Правда заключается в том, что жить по европейским стандартам выгодно всем. В том числе, по европейским языковым стандартам. Выгодно для жителей Львова и Донецка. Для украино- и русскоязычных, крымских татар, караимов и т.д.. Возможно, невыгодно для определенных экстремистских персонажей, которые предпочли бы затянуть Украину назад, в 30-е годы прошлого века. Но общество не должно быть их заложником.

Мультилингвизм является признаком высокого уровня общественного устройства. Он присущ европейским демократиям, обществам с высоким уровнем благосостояния и социальной гармонии. Один господствующий язык и никаких прав для языковых меньшинств - признак авторитарных режимов и деспотий. Примеров можно найти много по всему миру.

Отсутствие привычки уважать язык тех, кто живет рядом, приводит к позорной ситуации, когда украинцы за 20 лет так и не выучили иностранные языки. Это показал футбольный чемпионат: ни милиция, ни госслужащие, ни широкие слои общества в целом так и не овладели даже английским.

Я сам – уроженец Полтавской области. Украинский - мой родной язык, общаюсь и общался на нем всегда - и в родном селе, и в русскоязычном Днепропетровске, и в космополитическом Киеве, в семье и на работе, с журналистами и коллегами. Для моего взрослого сына украинский – тоже родной язык, параллельно он свободно общается со всем миром на русском, английском, шведском. Такими, уверен, вырастут и его дети. Такими должны стать и последующие поколения украинцев. Чем больше языков знает человек, тем более он открыт для мира, но тем сильнее он будет любить и лелеять тот единственный язык, на котором мать разговаривала с ним в детстве.

В этом и заключается сущность европейских языковых принципов и норм. Давайте вместе их уважать и вместе сделаем Украину современной европейской многокультурной и многоязычной страной.

Но для этого надо хоть немного думать своей головой.

Леонид Кожара
Заместитель Председателя Комитета по иностранным делам Верховной Рады Украины, Заместитель Председателя Партии Регионов

"Украинская правда", 6 июля 2012 г.

} Cтр. 1 из 5