Украина: пейзаж перед битвой

27 декабря 2012

Игорь Гужва - журналист

Резюме: Экономический кризис, проблемы с основными внешними партнерами, недовольство населения и рост радикального национализма, могут превратить кампанию по выборам президента страны в одну из самых драматических в украинской истории.

Конец 2012 года на Украине ознаменовался очередным валом мрачных прогнозов о будущем страны. Ей предрекают экономический крах, большие политические потрясения накануне президентских выборов-2015, а также окончательное решение геополитического вопроса – с кем она свяжет свою судьбу, с Европой или с Россией. Впрочем, эксперты и в России, и в Европе к подобным оценкам уже привыкли относиться с изрядной долей скепсиса. В конце концов, они появляются с завидной регулярностью на протяжении почти всей 20-летней истории независимой Украины. Особенно часто – за последние десять лет. Но за все это время со страной ничего фатального не произошло (правда и ничего особо хорошего тоже не случилось). Украинская элита демонстрировала завидное умение удерживать ситуацию от срыва даже в самые острые моменты политических кризисов. Однако, есть несколько факторов, которые делают положение страны намного более рискованным, чем ранее.

Во-первых, проблемы в мировой экономике оставляют все меньше пространства для маневра Украине, которая сильно зависит от экспорта, но не успела вписаться в какие-либо крупные международные экономические объединения. Во-вторых, сместился баланс сил в Восточной Европе. С одной стороны, слабеет влияние Евросоюза из-за его экономических проблем. С другой – растет влияние России, которой наконец-то удалось создать первое реально работающее интеграционное объединение в СНГ – Таможенный союз. Его сила притяжения становится все более весомым фактором украинской политики. В-третьих, успехи Виктора Януковича в деле установления личного контроля над политическими и экономическими процессами на Украине создает все более высокое напряжение в стране и плодит массы недовольных в среде элиты и бизнеса. Наконец, в-четвертых, в парламент впервые попала радикально-националистическая партия, которая готова не за деньги, а за идею бороться против «жидов и москалей». Речь идет о партии «Свобода». Она - совершенно новый феномен украинской политики, который может помешать элите договорится полюбовно, как обычно происходило в критические моменты ранее.

Все это действительно создает риски для украинской государственности, которые пока просчитать трудно. Одно ясно, что штормить Украину до 2015 года будет сильно. Но при этом нет никаких гарантий, что этот шторм принесет Украину к российскому берегу. Могут быть варианты совершенно иные.

 

Семейная история

Политический год на Украине завершился вполне ожидаемо. Несмотря на то, что по партспискам на парламентских выборах провластные силы (коммунисты и Партия регионов) набрали меньше голосов, чем оппозиция (43% против почти 50%), они таки сумели сформировать большинство в новой Верховной Раде за счет депутатов-мажоритарищиков. Парламент проголосовал за переназначение премьер-министром Николая Азарова, а Виктор Янукович существенно обновил состав Кабмина.

Главный итог перестановок – усиление контроля президента над правительством. В 2010 году Янукович пришел к власти не как единоличный вождь, а как глава союза крупного бизнеса, собранного в Партии Регионов. И в прежнем Кабмине были представлены практически все влиятельные политико-экономические группировки. Но параллельно Янукович создавал собственную группу влияния. Бизнес его старшего сына Александра начал с 2010 года расти очень быстрыми темпами, а близкие к так называемой Семье президента люди получили важные посты в правительстве.

И в новом Кабмине их влияние стало определяющим. Так, первым вице-премьером назначен бывший глава Нацбанка Сергей Арбузов, который считается доверенным лицом Александра Януковича. В экспертных кругах бытует мнение, что эта должность для Арбузова временная и вскоре он сменит Азарова на посту премьера.

Под контролем людей Януковича все силовые ведомства, министерство финансов, министерство топлива и энергетики, а также новообразованное министерство доходов и сборов, в которое слили налоговую администрацию и таможню. Из других крупных групп влияния свои позиции сохранила лишь группа Рината Ахметова – крупнейшего украинского бизнесмена и давнего соратника Януковича еще по временам его губернаторства в Донецкой области. Эта группа приобрела и своего вице-премьера – бывшего главу Днепропетровской области Александра Вилкула (его также, кстати, рассматривают как возможного сменщика Азарова). Под ее контролем – министерство инфраструктуры, ЖКХ и социальная сфера.

Третья влиятельная группа – Сергея Левочкина (глава администрации президента)-Дмитрия Фирташа (крупный предприниматель, контролирует облгазы и химические предприятия)-Юрия Бойко получила в правительстве меньшее поле для деятельности. Бойко, с 2010 года руководивший Минтопэнерго, стал вице-премьером, но с учетом того, что министерство возглавил представитель «Семьи», его влияние на этот сектор уже не будет столь тотальным как ранее. Близкий к группе экс-глава МИДа Константин Грищенко, противник интеграции Украины в Таможенный союз, уступил свое место более гибкому в этом вопросе Леониду Кожаре. Сам Грищенко получил «утешительный приз» в виде должности вице-премьера. Но внешнюю политику страны он уже вряд ли будет определять.

Кроме того, правительство со скандалом покинул тесно связанный с этой же группой экс-первый вице-премьер Валерий Хорошковский. Официально – по причине нежелания работать с Николаем Азаровым (с которым у него дело дошло до личного конфликта). А неофициально, близкие к Хорошковскому источники сообщили, что он был против курса на вступление в Таможенный союз, который якобы взял Виктор Янукович. Принадлежащий Хорошковскому телеканал «Интер» (любопытно, что 30% его акций владеет российский «Первый канал») уже начал активную агитацию против ТС.

Пока не совсем понятно - серьезный ли это тренд, свидетельствующий о постепенном отходе всей группы Левочкина-Фирташа от Януковича, либо санкционированная президентом фронда, призванная создать для диалога с ЕС прозападную политическую силу в стране, на деле лояльную президенту.

В общем и целом Виктор Янукович зафиксировал свое доминирующее положение во власти. По идее, это должно ему помочь максимально консолидировать ресурсы на свою предвыборную кампанию. Что, однако, еще не является гарантией победы в 2015 году. Под политическую систему, созданную Януковичем, уже заложены сразу несколько мощных мин – геополитическая блокада и связанный с ней нарастающий экономический кризис, а также оппозиционных настроений в народе.

 

Экономика выживания

Помимо приближающихся выборов, еще одной из причин «мягкой отстройки» разнокалиберных олигархов от властного пирога, является нарастающий экономический кризис. Денег и привлекательных активов в стране становится все меньше, а потому к их дележу подпускаются лишь немногие. Причем у тех, кто не попал в их число, есть шанс самим стать жертвой и поделиться своей собственностью или деньгами. Этот процесс уже идет и вызывает все более отчетливый ропот бизнеса.

Впрочем, это еще цветочки в сравнение с тем масштабом проблем, которые стоят перед украинской экономикой.

Они накапливались со времен кризиса. Так, после 2008 года практически полностью прекратился кредитный дождь западных банков, который был одним из основных драйверов предкризисного роста. Кроме того, тотальная коррупция и передел собственности при помощи силовых структур, процветающий в последние годы, отваживает от Украины инвесторов. Внутренний рынок крайне слаб и потому малопривлекателен, а доступ на крупнейшие внешние рынки – России и ЕС связан для украинских товаров со значительными ограничениями.  В 2010 году Виктор Янукович сумел стабилизировать экономическую ситуацию благодаря скидке на газ от России (в обмен на Черноморский флот) и кредитам от МВФ. Но стоимость газа продолжила расти (она привязана к ценам на нефть и ныне уже превысила 400 долларов) и снизить ее путем переговоров с Россией до сих пор не получилось.  А МВФ прекратил кредитование из-за отказа правительства повышать цены на газ для населения и, как говорят, из-за посадки Юлии Тимошенко. С начала 2012 года ко всему этому добавилось еще падение крупнейшего экспортного рынка страны – стали, что уже во втором полугодии отозвалось спадом промышленного производства. Рост ВВП в этом году в лучшем случае составит менее 1%.

Бюджет на следующий год, который Янукович охарактеризовал как «бюджет выживания», предусматривает лишь мизерное повышение зарплат и пенсий. Но и оно может быть под угрозой, так как выполнение бюджетных показателей выглядит весьма сомнительным.

Введение свободной купли-продажи земли, на которую многие рассчитывали в плане привлечения инвестиций, отложен до 1 января 2016 года.

Также, в следующем году предстоит пик выплат по госдолгу – почти 15 млрд. долларов. В таких условиях не спасет даже девальвация гривны – она приведет к краху бюджета, так как резко вырастут платежи по внешнему долгу и дотации компании НАК «Нефтегаз Украины» (из-за роста гривневой стоимости импорта газа).

 

Между Грецией и Белоруссией

Для Украины есть четыре стратегии выживания в нынешних условиях. Во-первых, активизировать процесс интеграции в Евросоюз. Во-вторых, вступить в Таможенный союз. В-третьих, создать собственную конкурентоспособную экономику, проводя реформы и привлекая инвестиции как с Запада, так и с востока, не интегрируясь при этом, ни с ЕС, ни с Россией (такой вариант на самом также возможен – потенциал страны позволяет). Наконец, четвертый путь – условно «греческий». Никуда не вступать, реформы не проводить, а просто занимать деньги, в надежде, что когда-то что-то изменится.

В публичном пространстве, правда, говорят преимущественно о первых двух путях, из-за чего создается впечатление, что «Украина все никак не может выбрать между Западом и Россией».

На самом деле ситуация здесь не такая линейная. С учетом необходимости решать проблемы страны «прямо сейчас», реальный выбор Янукович нынче делает между вторым (ТС) и четвертым («греческим») вариантом. Причем последний является лишь временным решением, после которого все равно нужно будет определяться между первыми тремя путями. Но все по порядку.

С ЕС отношения Украины тормозятся по двум причинам. Во-первых, руководители крупнейших стран Евросоюза не хотят иметь дело с режимом Януковича, который по своей сути совершенно неевропейский, да еще и в открытую позволяет игнорировать их требования выпустить на свободу Юлию Тимошенко. Такое в большой политике не прощается. Во-вторых, сам ЕС в экономическом плане (по крайней мере, в ближайшей перспективе) даже если б и захотел, то ничего Украине дать бы не смог. Прежняя схема экономического партнерства Евросоюза со странами Восточной Европы заключалось в том, что он дает им деньги (дотации, займы, банковские кредиты), на которые те покупают западноевропейские товары. Но сейчас этот «движок» сломался из-за известных долговых проблем в еврозоне. Европа просто не может обеспечить финансовый поток, который необходим Украине для выхода из кризиса.

Единственное, что ЕС реально готов предложить Киеву – это зона свободной торговли. Но условия, на которых она уже согласована, могут стать памятником европейскому эгоизму. По расчетам украинских чиновников, из-за непропорционального открытия украинского рынка для европейских товаров, в первые годы действия ЗСТ Украина будет терять более миллиарда миллиардов долларов в год в торговом балансе (и без того глубоко отрицательном). В таких условиях, от окончательной заморозки отношений Украину и ЕС спасает Россия. Евросоюз (вместе с США) открыто заявляет о своем неприятии идеи присоединения Украины к Таможенному союзу, а для Киева «европейская перспектива» важна для усиления позиций в торге с Москвой. Поэтому Киев и ЕС продолжают ритуальные пляски вокруг различных деклараций типа соглашения об Ассоциации, а санкции против Януковича и его соратников, которые от Запада требует украинская оппозиция, так и не введены.

Что касается Таможенного союза, то он как раз может дать довольно быстрый эффект для Украины. Прежде всего, за счет снижения в 2,5 раза стоимости газа (Россия ставит вступление в ТС обязательным условиям скидки на газ). Плюс доступ украинских товаров на российский рынок, плюс финансовая поддержка. Это позволит выровнять платежный баланс страны и обеспечить экономический рост. В начале декабря пошли упорные слухи, что Янукович уже якобы принял решение вступить в ТС, которое должно было быть оформлено во время визита украинского президента в Москву 18 декабря. Но этот визит обернулся скандалом: в последний момент он был неожиданно отменен. Официально – чтоб еще доработать некие документы. По неофициальной же версии, Янукович не хотел подписывать документы о реальной интеграции в ТС, а был намерен ограничиться лишь декларациями (либо частично присоединиться к отдельным положениям Союза), поэтому в Кремле сочли визит бессмысленным и отменили. Также говорят, что стороны не сошлись относительно судьбы газотранспортной системы, которую Москва предлагала передать под контроль «Газпрому». Наконец, согласно наиболее драматической версии, которую любят рассказывать в украинском МИДе (при его прежнем руководстве), визит сорвался из-за того, что Кремль в последний момент якобы попросил Януковича отпустить на волю Юлию Тимошенко.

Как бы там ни было, но очевидно, что президент Украины пока не готов интегрироваться в ТС целиком, всерьез и надолго, а Путин не готов давать Януковичу какие-то значимые экономические преференции в обмен на декларации и частичное участие. Кроме того, есть мнение, что история с несостоявшимся «вступлением» Киева в Таможенный союз – всего лишь шантаж Запада, чтоб тот был более лоялен к украинскому режиму и «разморозил» кредитную линию МВФ. В сухом остатке - с Россией пока тупик.

О третьем пути (реформы и создание инвестиционно-привлекательной экономики), в нынешних условиях говорить не приходится. Для этого нынешний режим должен полностью поменять свои подходы к управлению страной и потратить долгие годы на реформы.

Наконец, остается «греческий» путь, который, повторимся, и является в нынешних условиях альтернативой Таможенному союзу. Это политика затыкания дыр в экономике при помощи еврооблигационных займов, разовой финансовой помощи США, ЕС, Китая и, возможно, МВФ и других международных организаций. На «греческом» пути Украину могут ждать два сценария. Первый – если мир не накроет новый виток кризиса, подрастут цены на сталь и на продовольствие, а Запад, МВФ, Китай дадут кредиты, то за счет последних Украина сможет дотянуть до выборов без существенной девальвации гривны и бюджетных обрывов. Но, во-первых, это не улучшит жизнь украинцев, а лишь удержит ее на нынешнем, очень низком, уровне. Да и этого может не случиться с учетом вероятного повышения коммунальных тарифов (это одно из основных требований МВФ). А, во-вторых, стратегически такой путь не решит фундаментальных проблем украинской экономики. Будет увеличен лишь государственный долг, выплаты по которым уже в 2013 году составят треть доходной части бюджета. С такими темпами, уже к 2016 году Украина может повторить судьбу Греции с тем лишь отличием, что Киев спасать никто не будет. Кредиторы просто составят список активов, которые заберут за долги.

Второй сценарий –  если кредитные линии дадут сбой, мировая экономика продолжит торможение, экспортная выручка будет падать. Это означает неизбежную девальвацию гривны еще до выборов президента и, соответственно, бюджетный коллапс. То есть, как минимум – тотальное сокращение соцвыплат и всех прочих расходов бюджета, как максимум - дефолт Украины по своим долговым обязательствам.

К слову сказать, второй сценарий действительно может побудить украинское руководство вступить в ТС. Но тогда уже может быть поздно. Слишком мало останется времени, чтоб исправить положение до президентских выборов. Кроме того, этот же сценарий может привести и к куда более радикальным последствиям – к народным бунтам и досрочной отставке президента.

 

«Свобода» у ворот

Любой из описанных выше сценариев, означает, что предвыборная кампания для Януковича будет проблематичной. Но к этому стоит добавить еще и политический фактор. Рейтинг доверия к власти очень низок. Да, в отсутствии реальной альтернативы Януковичу на юго-востоке, избиратели этого региона, несмотря на свое разочарование во власти, продолжают голосовать за него и за его партию, что обеспечило, например, ПР на выборах результат в 30% (первое место). Президентский рейтинг Януковича по последним данным составляет около 25%, что выше, чем у его основных конкурентов. Однако парламентские выборы показали, что этого для финальной победы недостаточно. Как уже писалось, в командном зачете по партспискам партии власти (ПР и коммунисты, которые набрали 13%) проиграли оппозиции, что является очень тревожным звонком для Януковича в свете 2015 года. «Батькивщина» (объединенная оппозиция) во главе с Арсением Яценюком – 25,5%, партия Виталия Кличко «Удар» - почти 14%, «Свобода» - почти 10,5%. В сумме - около 50%. И у власти, учитывая состояния экономики, нет никаких причин верить, что ситуация до президентских выборов как то улучшится. Тем более, что нынешняя украинская власть никогда не демонстрировала изящество своих политтехнологических решений, очень топорно работает со СМИ (большая часть журналистов в столице ее просто ненавидят), а некоторые члены нового правительства демонстрируют склонность к весьма экзотическим способам решать экономические проблемы страны за счет населения. Например, путем введения 15% налога на продажу валюты.

В таких условиях, итог выборов во многом зависит от того, кто выйдет против Виктора Януковича во второй тур. Наиболее существенные шансы на победу у действующего президента появляются, если его соперником в финале выборов окажется лидер радикально-националистической партии «Свобода» Олег Тягнибок, который пока вызывают отторжение у общества в еще большей степени, чем сам Янукович.

Тягнибок уже успел стать главным героем парламентских выборов октября 2012 года. Еще накануне голосования социологи предрекали «Свободе» около 5% (на грани проходного барьера), но в итоге националисты взяли более 10%. Соответственно, меньше, чем ожидалось, взяла партия «Удар» Виталия Кличко. Многие оппозиционно настроенные избиратели, которые разочаровались в старых лидерах, во время предвыборной кампании колебались между Кличко и «Свободой», но в последний момент переметнулись к Тягнибоку, как к наиболее  радикальной оппозиции режиму (мол, он-то спуску Януковичу точно не даст). Также многие посчитали, что «Батькивщина» и Кличко и так будут в Раде, а потому лучше проголосовать за «Свободу», которая балансирует на грани прохождения.

Кроме того, всю кампанию представители «Свободы» подозрительно часто появлялись на экранах ТВ (которое почти полностью подконтрольно власти). Собственно, это и породило мнение, что регионалы сознательно раскручивают Тягнибока, чтоб вывести его во второй тур выборов 2015 года. Конкретных доказательств такому сговору нет. Но по многим позициям, Тягнибок действительно самый удобный на данный момент спарринг-партнер для Януковича. Его национализм отпугивает украинцев не только на русскоязычном юго-востоке страны, но и в центре. Кроме того, он вызывает идиосинкразию и у Запада, и у России. Европарламент даже включил в принятую недавно резолюцию по Украине пункт с рекомендацией «демократической оппозиции» (то есть «Батькивщине» и «Удару») не вступать в коалиции со «Свободой».

Впрочем, пока шансы Тягнибока на второй тур не очень велики. На данный момент  его рейтинг (7-8%) существенно уступает рейтингу Арсения Яценюка и Виталия Кличко (у обоих по 15-17%). То, что у Тягнибока мало шансов победить Януковича, а потому лучше вывести во второй тур более умеренного кандидата, является очевидным для значительной части оппозиционного электората. Кроме того, Яценюк или Кличко могут предложить Тягнибоку в качестве альтернативы участию в выборах большие уступки ему после победы (примерно так поступил Ющенко с Тимошенко, пообещав сделать ее премьером в обмен на отказ от участия в выборах президента в 2004 году). В то же время, есть вероятность, что такой сценарий, наиболее удобный и для оппозиции, и для Запада, будет сломан.

Во-первых, у двух главных соперников Тягнибока по оппозиционному лагерю – Яценюка и Кличко – отношения с электоратом складываются непросто (вариант, по которому Тимошенко выходит на свободу до 2015 года и принимает участие в выборах не рассматриваем как слишком гипотетический, хотя полностью и его нельзя исключать). Так, Яценюк до сих пор не заработал значительный авторитет не только среди избирателей, но даже в своей собственной фракции, где его открыто критикуют депутаты. Вокруг Арсения (кличка «кролик Сеня») создается образ слабовольного политика, склонного к компромиссам, нерешительного и неспособного противостоять «беспредельщикам» из Партии Регионов.

Виталий Кличко на фоне «кролика Сени» выглядит несколько более перспективно. Он, в отличие от Яценюка, никогда не был при власти и воспринимается как «новое лицо». Кроме того, образ чемпиона по боксу гармонирует с тоской населения по сильной, но справедливой руке. Наконец, Кличко является политиком приемлемым и для запада страны и, при определенных обстоятельствах, и для русскоязычного юго-востока. По крайней мере, в отличие от Яценюка он националистической риторикой не злоупотребляет (хотя в его окружении националисты присутствуют). Но и у него есть свои проблемы. Умеренность Кличко и попытка сохранить межрегиональный и идеологический баланс может помешать ему выйти во второй тур, так же как и помешало ему набрать больше очков на выборах 28 октября. Если тренд по радикализации оппозиционного электората продолжится, то места для «третьей силы» может и не остаться. Кроме того, как публичный деятель Кличко сильно уступает и Тягнибоку, и Яценюку. Да и вообще в роли политика он держится не очень уверенно.

Что касается Тягнибока, то он как раз пока действует очень грамотно, удовлетворяя запрос своего избирателя на радикальное противостояние власти. На первом же заседании парламента его депутаты устроили несколько драк, распилили забор около Верховной Рады, затравили «украинофобов» (депутатов, которые говорили с трибуны на русском языке). В итоге, «свободовцы» стали главными героями для оппозиционной журналистской тусовки, их ставят в пример «нерешительным» Яценюку и Кличко. К слову, последние, которые еще не так давно чуть ли не в открытую называли Свободу» технологическим проектом Администрации президента, ныне куда более осторожны в оценках и все более тесно взаимодействуют с партией Тягнибока. И «Батькивщина», и «Удар» демонстративно проигнорировали упомянутое выше предупреждение Европарламента относительно «Свободы», списав его появление на «происки» лоббистов Партии Регионов в ЕП.

Собственно говоря, прием Тягнибока в ряды «демократической оппозиции» само по себе поспособствовало перерождению его партии из маргинальной радикальной группировки в солидную политическую силу. Да, у этой силы пока не так уж много сторонников. Рассказы про жидов, москалей, героев из ОУН-УПА и дивизии СС «Галичина», отталкивают от «Свободы» большую часть общества. Но не стоит переоценивать степень устойчивости Украины к ксенофобии. Особенно, если положение населения (и без того тяжелое) будут ухудшаться и далее, а в стране начнется полномасштабный кризис. Именно от степени тяжести кризиса и зависят, по большему счету, перспективы Тягнибока. Чем более катастрофическое положение будет на Украине, тем большую поддержку найдут его идеи.

Впрочем, выход Тягнибока во второй тур сам по себе несет серьезные риски для всей украинской политической жизни. Начнем с того, что нельзя на 100% исключать, что действующий президент может проиграть выборы даже Тягнибоку. Правда, пока это кажется маловероятным – даже если случится чудо и за Тягнибока в реальности проголосует большая часть населения, то итоги выборов наверняка будут «подправлены» административным путем при молчаливой поддержке Запада и России. Но в таком случае, Тягнибок, скорее всего, не признает результаты, что чревато началом масштабного гражданского противостояния и расколом страны.

С учетом такой перспективы есть шанс, что украинская элита (как оппозиционная, так и провластная) попытается прийти к некоему мировому соглашению, гарантировав друг другу выживание при любом исходе выборов, не допустив во второй тур Тягнибока, который все эти договоренности может поломать. Возможно, компромисс будет зафиксирован в Конституции – ограничение власти президента или даже переход к федеративному устройству страны. В прошлом на Украине уже были критические ситуации, из которых выходили путем подобных компромиссов (например, в ходе оранжевой революции были внесены изменения в Конституцию, ограничивающие права президента). Но в условиях экономического кризиса, озлобления населения и пассивно-враждебной позиции внешних игроков, ресурсов и времени у элиты для осуществления подобного плана может и не хватить. Да и сам Виктор Янукович настроен на победу на президентских выборах, а потому вряд ли будет готов принять какие-то компромиссные варианты. Разве что под влиянием каких-то совершенно убийственных аргументов.

 

Россия наблюдает

Россия в последние годы официально декларирует стремление подключить Украину к проектам евразийской интеграции. Но, с другой стороны, никаких активных действий для этого не предпринимается. Не ведется, например, никакой серьезной пропагандистской кампании по Таможенному союзу внутри Украины. Судя по всему, в Москве рассчитывают, что Киев рано или поздно сам попросится, а высокие цены на газ и экономический кризис сделают свою работу лучше любых агитаторов и пропагандистов. Кроме того, возможно, есть и определенные сомнения в необходимости участия Киева в ТС, что приведет к значительным тратам России и к сложностям в управлении Союзом. Впрочем, таковые сомнения, если и имеются, то на публику не выносятся.

Действительно, как писалось выше, есть вероятность, что экономический кризис заставит Киев пойти в фарватере Москвы. Но это далеко не единственный вариант. У Украины есть и другие пути. Кроме того, обилие словесной риторики (иногда весьма жесткой) со стороны Москвы о необходимости присоединения к ТС, без системной работы по разъяснению его преимуществ, создает в украинском обществе впечатление, что это не Украине нужно вступать в ТС, чтобы спасти свою экономику, а Москве очень выгодно затянуть Украину в Союз. Вот она и выламывает руки. В таком контексте процесс преподносит большинство украинских СМИ, в том числе и провластных. Кроме того, вступление в ТС воспринимается частью общества как конец украинской государственности, полное поглощение Украины Россией, превращение страны в «генерал-губернаторство» Москвы (что является, мягко говоря, спорным утверждением - например, вряд ли у кого-то повернется язык назвать Назарбаева «генерал-губернатором из Москвы»). И аргумент – «если мы войдем в ТС, то получим новый Майдан, санкции Запада, а всю власть и бизнес в стране заберут россияне» - один из основных в устах противников Таможенного союза в окружении Януковича.

Поэтому, если Россия действительно хочет видеть Украину в ТС, причем всерьез и надолго, нельзя ограничиваться «верхушечными» договоренностями с правящим режимом. Нужен перелом в общественном мнении относительно евразийской интеграции, чего невозможно добиться без кропотливого выстраивания собственной инфраструктуры влияния в стране (СМИ, институты гражданского общества и прочее), которая могла бы эффективно действовать вне зависимости от фамилии президента Украины.

К слову, что касается будущих президентских выборов, то Москва пока тут никак не обозначила симпатии и антипатии (единственное исключение – Олег Тягнибок). Каких-либо «своих» кандидатов на пост президента в 2015 году у России пока не просматривается. Есть только экс-глава Администрации президента Кучмы и кум Владимира Путина Виктор Медведчук (единственный, кстати, кто ведет полноценную агитацию за ТС). Но его рейтинг не превышает 1%, кроме того у него нет серьезных информационных ресурсов. Правда, на Украине все чаще говорят, что Москва требует от Януковича назначить Медведчука на некий ответственный пост – например, секретарем Совета по национальной безопасности и обороны или главой Администрации президента. В качестве гаранта неизменности пророссийского курса. Но даже если это случиться, то вряд ли послужит Медведчуку хорошим стартом для участия в президентской гонке.

Ходят также невнятные слухи о контактах Москвы с Виталием Кличко. Но чемпиона мира по боксу трудно представить «человеком Кремля». Скорее политиком, который может устроить на посту президента и Россию, и Запад. Если «свой кандидат» у России не появится, это будет означать, что выборы пройдут по сценарию «Янукович против оппозиции». При этом победа Яценюка, не говоря уже о Тягнибоке, создаст для России принципиально новую ситуацию. И не только в том смысле, что о вступлении в ТС речи идти уже не будет. Отношения могут ухудшиться по всему спектру - от вопросов языка и церкви до черноморского флота и газовых войн (как это было уже при Ющенко). И для Тягнибока, и для Яценюка, в отличие от Януковича (который зависит от избирателей юго-востока), не будет проблемой использовать антироссийскую тему для укрепления своей власти, перекладывая на Россию вину за тяжелое положение страны. Короче говоря, «восточной вектор» для Украины отнюдь не предопределен. Могут быть очень разные варианты, в том числе, и весьма неприятные для России. И просчитывать их нужно заранее.

} Cтр. 1 из 5