Фемида настигла Берлускони

27 октября 2012

Фёдор Лукьянов - главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Профессор-исследователь НИУ ВШЭ. Научный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай». Выпускник филологического факультета МГУ, с 1990 года – журналист-международник.

Резюме: Итальянское правосудие может ликовать – многолетняя охота за политиком-предпринимателем увенчалась успехом.

Итальянское правосудие может ликовать – многолетняя охота за политиком-предпринимателем увенчалась успехом. А его виртуозное выскальзывание из рук закона завершилось торжеством последнего.

Случилось то, что должно было случиться – Сильвио Берлускони получил срок. Небольшой (всего год), неокончательно (еще предстоит апелляция), да и его он, вероятно, не отсидит (найдутся основания, все-таки 76 лет, заслуги перед родиной и пр.). И все же итальянское правосудие может ликовать – многолетняя охота за политиком-предпринимателем увенчалась успехом. А его виртуозное выскальзывание из рук закона завершилось торжеством последнего.

Два года назад Берлускони, тогда еще премьер-министр, был гостем Мирового политического форума в Ярославле. Выступал он, естественно, на самой статусной секции мероприятия, после президента Медведева и его южнокорейского коллеги Ли Мён Бака. Выйдя на сцену, кавалер Сильвио картинно отбросил в сторону заготовленный текст речи (мероприятие посвящалось проблемам демократии в современном мире) и сказал, что говорить будет не по написанному, а от души.

На душе же, как выяснилось, накипело. «Кто главные враги демократии?» – спросил глава правительства Италии. И сам ответил: коррумпированные, идеологически предвзятые (потому что наследники коммунистов) судьи, которые преследуют честных политиков и не дают им выполнять свой долг.

Тема оратора явно волновала – говорил он долго, страстно и красочно, вызвав веселое оживление в зале, особенно в первых самых почетных рядах. Дмитрий Медведев, как известно, уделял много внимания именно правовым вопросам, в частности - реформе и совершенствованию судебной системы. Пламенный антисудебный пафос Берлускони российского президента тогда явно позабавил.

Берлускони знал, о чем говорит. Подозрения в махинациях и финансовой нечистоплотности преследовали его еще в бытность предпринимателем в 1980-е – начале 1990-х годов. Первый приход в политику (кратковременное пребывание на премьерском посту в 1994 году) сопровождался публичным унижением – кавалеру Сильвио вручили повестку в суд не где-нибудь, а на заседании «Большой семерки» по вопросам борьбы с коррупцией, где Берлускони выступал принимающей стороной, Италия председательствовала в «Группе семи».

Второе политическое пришествие в ранге премьера (оно продолжалось с небольшим перерывом десять лет, с 2001 по 2011 г.) сопровождалось бесконечной битвой против юстиции, которая пыталась привлечь Берлускони за грехи времен его деловой активности. Судьи и прокуроры столкнулись в его лице с крепким орешком – премьер-министр не только пользовался услугами лучших адвокатов и сам поднаторел в защитных приемах, но и, пользуясь служебным положением и большинством своей партии в парламенте, корректировал законы, чтобы исключить опасные для себя статьи.

В эпоху политического расцвета Берлускони обладал подавляющим доминированием в информационной сфере – как предприниматель он контролировал собственную огромную медиа-империю, как глава правительства имел влияние на государственные телеканалы. Преследование со стороны правоохранительных органов он всегда объяснял местью со стороны якобы окопавшихся повсюду левых и коммунистов – они, мол, ненавидят успешных и свободных, как он.

Берлускони действительно вызывал очень сильные чувства у своих оппонентов. Само его появление в итальянской политике и на вершине власти они рассматривали как издевку. В начале 1990-х годов операция «Чистые руки» - антимафиозная и антикоррупционная кампания группы прокуроров, самым известными из которых был Антонио ди Пьетро, смела политическую систему, существовавшую в Италии все послевоенные годы. Она обеспечивала фактическую монополию на власть двух партий – христианских демократов и социалистов – и гарантировала неприход к ней коммунистов, чего когда-то очень боялись в Западной Европе и Америке.

Естественно, отсутствие реальной конкуренции привело к глубокому разложению обеих основных партий, которые и стали главными жертвами «Чистых рук» – холодная война закончилась, и не было больше необходимости поддерживать эту конструкцию из-за советской угрозы.

Вопреки надеждам борцов с коррупцией, на смену вычищенным политикам пришли не одухотворенные идеалисты, а Сильвио Берлускони – человек, бывший порождением и в значительной степени олицетворением прежней системы, основанной на сращивании и переплетении политики, крупного бизнеса и криминала. Именно он стал тем свежим лицом, которому удалось увлечь итальянцев – своей харизмой, энергией, целеустремленностью и имиджем человека, своими руками добившегося феноменального успеха.

Более полутора десятилетий он доминировал на итальянской политической сцене, раз за разом обыгрывая своих противников к недоумению всей Европы. Яркий и способный на быстрые действия, он заметно выделялся на фоне скучных и политкорректных политиков Старого Света. И за это многие прощали ему экстравагантность, вульгарность и сомнительные делишки в прошлом.

Впрочем, постепенно драйва становилось меньше, способность справляться с острыми проблемами итальянской экономики снижалась, зато скандальность поведения, одержимость мачизмом, выглядевшая все менее привлекательно у стареющего мужчины, превращали Берлускони в ходячую пародию на себя самого.

 Когда на смену финансово-фискальным подозрениям пришли обвинения в сексуальных контактах с несовершеннолетними, это был уже перебор. Тем более что страна стремительно скатывалась в тяжелый экономический кризис, а премьер в основном сражался с личными недругами. Уход Берлускони год назад практически все восприняли с облегчением – и в самой Италии, и в Европе.

Приговор подводит окончательную черту под политической историей самого богатого итальянца, который сумел непрерывно пробыть в должности премьера дольше, чем любой из его предшественников.

В историю он войдет, скорее всего, как бизнесмен с сомнительной репутацией и политик, деятельность которого представляла собой нескончаемую череду скандалов. Это не вполне справедливо, поскольку Берлускони в лучшие годы отличала отличная интуиция и способность принимать верные экономические решения, но поведение на закате совершенно его дискредитировало.

Впрочем, если отвлечься от сексуальных похождений престарелого бонвивана, из опыта Берлускони можно сделать один вывод: политика и бизнес – это разные профессии. И желательно не совмещать их, сколь яркой и впечатляющей ни была бы личность того, кто пытается это сделать.

| РИА Новости

Читайте далее: Фемида настигла Берлускони | РИА Новости 

 



Читайте далее: Фемида настигла Берлускони | РИА Новости 

} Cтр. 1 из 5