№ 2 Март/Апрель 2010
Альянс на распутье
  • Ценности ради объединения

    России следовало бы по-своему поддержать реформу НАТО. И по содержанию, не выпрашивая уступок для себя, но обозначив перспективу серьезного пересмотра отношений.

  • НАТО и «русский вопрос»

    Принципиальный вопрос: собираются Россия и Запад искать ответа на рост влияния азиатских государств, пытаясь нейтрализовать друг друга или же работая совместно? И вообще, в каком формате они будут реализовывать свои интересы безопасности – внутри «треугольника» США – Европа – Россия либо вне его?

  • Возвращение к истокам

    После вывода войск из Афганистана НАТО сконцентрируется преимущественно на непосредственной защите безопасности стран-членов. Задача – не только концентрация Североатлантического блока на основных видах его деятельности, но и возрождение политического Запада.

  • Неужели демография – это судьба?

    (1)

    Демографические изменения в странах – членах Североатлантического альянса оказывают все более сильное давление на НАТО. В перспективе этот процесс ограничит коллективную способность развертывать силы быстрого реагирования и окажет отрицательное влияние на трансатлантические отношения.

Судьба нераспространения
Азиатский вектор
  • «Китайская мечта» и будущее России

    Если в КНР на каком-то этапе националистический подход станет официальным, миру придется иметь дело с огромным государством-акселератом, передовая военная и технологическая мощь которого явно не соответствует политическому сознанию, застывшему на уровне начала прошлого столетия

  • Вынужденная дружба

    Когда дебаты в Центральной Азии переходят в «цивилизационную» плоскость, Китай по-прежнему считается воплощением всего чуждого и непонятного, тогда как Россия остается понятным и знакомым миром, который является повседневной реальностью.

  • Отложенный нейтралитет?

    (1)

    Новизна международной среды в Центральной Азии состоит в освобождении малых и средних стран от пассивной роли объектов воздействия со стороны крупных держав. За два десятилетия после распада СССР государства Центрально-Азиатского региона прошли путь к формированию рациональной внешней политики.

Европейский путь
  • Проспект Независимости

    Взаимоотношения Москвы и Минска начали движение в сторону так называемой «украинской модели». В ее основе лежит восприятие собственной независимости как независимости от России, что предопределяет осознанный центробежный геополитический дрейф в западном направлении.

  • Aфинский краш-тест

    Греческий кризис спровоцировал очередную волну спекуляций относительно распада зоны евро. В прессе заговорили о необходимости очистить валютный союз от слабых стран и собрать его заново из стран «твердого ядра». Но гипотетический распад зоны евро вызвал бы дезинтеграцию ее финансовых рынков.

  • Энергобезопасность без паники

    Реэкономизация энергетической безопасности Европейского союза – явление положительное и для России, и для ЕС, поскольку политизация ведет исключительно в тупик. Но надо быть готовыми к возобновлению подзабытых или еще не явных противоречий.

  • Другой газ

    Появление нового источника энергии - сланцевого газа - в перспективе способно повлиять и на экспорт российского газа.

Война в Сети
Еще больше материалов - на нашей странице
Все самое оперативное - в нашем twitter
Архив журнала
Выберите год
Выберите выпуск
журнала:
Колонка издателя

«Горбатого могила исправит»

Переговоры нужно вести только в том случае, когда это выгодно и ведёт к какому-то результату. А в некоторых случаях диалог вообще не нужен. Одно дело — переговоры с натовскими военными: они нужны, чтобы избежать случайного конфликта. Но меня удивляет, что многие в нашей элите призывают к возобновлению политического диалога с НАТО. Зачем?

Колонка редактора

Не посредники, а участники

Новое состояние международных отношений заставляет пересматривать многие привычные понятия. На двух крупных международных форумах в последние дни - Мюнхенская конференция по безопасности и Ближневосточный диалог клуба "Валдай" - участники постоянно возвращались к теме посредников. Естественно, прежде всего в контексте как раз Ближнего Востока, где одновременно разворачивается целый веер переплетенных друг с другом конфликтов.


Вспышка коронавируса в Китае и ее последствия

Коронавирус – наиболее серьезное испытание для здравоохранения Китая после появления вируса атипичной пневмонии в 2003 году. Коронавирус вызвал большую обеспокоенность международного сообщества. Некоторые страны активно помогают Китаю преодолевать трудности, а некоторые – не только стоят в стороне, но даже клевещут, чтобы вызвать панику. В данный момент страх и паника хуже, чем сами вирусы.

«Историческая память – еще одно пространство, где решаются политические задачи»

2020 год пройдет под знаком 75-летия окончания Второй мировой войны. В России Великая Победа – ключевое событие для формирования национальной идентичности, стержень внутри- и внешнеполитического нарратива. Между тем в Европе вовсю идет пересмотр оценок того исторического периода, причин и хода Второй мировой.

Украинское мелководье

Поначалу может показаться странным, что Украина – страна на задворках Европы – внезапно оказывается центром турбулентности американской внешней политики. Требование импичмента добавляет еще больше пикантности истории о попытках администрации Трампа увязать американскую помощь в обеспечении безопасности Украины с сотрудничеством этой страны в расследовании деятельности демократических противников Дональда Трампа...

Какой будет внешняя политика России в 2030 году

Прогноз – дело рискованное. Однако если глубинные тенденции развития страны и окружающего мира достаточно видны, их можно спроецировать в будущее и получить его довольно реалистичный набросок. Цель данного прогноза – схематично описать, каким будет внешнеполитический курс России в конце следующего десятилетия.

Дальний Восток в зеркале Азии: взгляд из Индии

Индия и Россия традиционно имеют общие взгляды на геополитический баланс сил в Евразии.

Развитие российского Дальнего Востока: взгляд из Кореи

Дальний Восток — это зона соприкосновения корейской «Новой северной политики» и российской стратегии поворота на Восток. Развитие Дальнего Востока не только содействовало бы двустороннему сотрудничеству, но и заложило бы фундамент для будущей объединённой Кореи.