№ 3 Июль/Сентябрь 2003
  • Россия, которую мы обретаем

    Вступительное слово главного редактора

  • Мир без сверхдержав

    Односторонние действия США на глобальной арене не только не приносят ожидаемых результатов в Афганистане и Ираке, но и идут вразрез с объективными процессами в международной экономике и политике. После окончания холодной войны мир развивается в направлении многополярной структуры. И изменить это не в состоянии даже самая могучая держава.

  • Победа по очкам

    Внешнеполитический курс России должен быть прагматичным. Данное утверждение не оспаривает никто, но что это означает на практике, каждый понимает по-своему. На самом деле идеологию прагматизма невозможно свести к простой формуле.

  • Мораль во внешней политике

    Нравственность, которая прежде играла незначительную роль во внешней политике, становится одним из ее важнейших факторов. И хотя эта тенденция чревата множеством проблем, она идет на пользу Америке да и всему остальному миру.

  • «Большая тройка» в «большой восьмерке»

    Кризис Совета Безопасности ООН способствует тому, что на первый план выдвигается другой клуб великих держав – «большая восьмерка». Сможет ли эта неформальная организация, объединяющая самые влиятельные государства мира, стать новым Концертом наций?

  • Полюс свободы и справедливости

    Идея многополярности, о которой многие говорят с восхищением, не способна быть объединяющей силой. Многополярность – это теория соперничества, теория конкурирующих интересов и ценностей. Такая идеология угрожает увести нас далеко от решения великих задач, стоящих перед человечеством.

  • После Ирака: мощь и стратегия США

    Новая стратегия национальной безопасности, разработанная администрацией Буша, имеет много положительных сторон, но и она может оказаться недальновидной. Мир изменился настолько, что даже самое могущественное государство со времен Древнего Рима не в состоянии действовать в одиночку. Американские политики должны понять: сила сегодня не только на стороне тех, чей меч острее, но и тех, чьи идеи более привлекательны.

  • Совет Безопасности: в чем причина провала?

    Иракский кризис наглядно доказал, что грандиозный эксперимент XX века – попытка установить законы, регулирующие применение силы, – провалился. Вашингтон продемонстрировал: государствам следует рассматривать не то, насколько законно вооруженное вмешательство в дела другой страны, а то, действительно ли интервенция является наилучшим выбором. Структура и правила Совета Безопасности ООН на самом деле отражают не столько реальную политику государств, сколько надежды основателей ООН. Но эти надежды не отвечают намерениям американской сверхдержавы.

  • Инструмент, который требует мастерства

    О смерти ООН объявляют не впервые, но до сих пор летальный диагноз не подтверждался. Велики шансы на то, что организация переживет и иракскую коллизию. Ведь если не срабатывает прежний механизм принятия решений Объединенными Нациями, значит, просто необходимо разработать новый механизм в рамках Совета Безопасности.

  • Пациент в реанимации

    События вокруг Ирака нанесли серьезный ущерб принципам нераспространения оружия массового уничтожения. Само это понятие замусоливается, традиционные механизмы, препятствующие распространению, игнорируются, но не потому, что они неэффективны, а потому, что способны разоблачить подмену. Сложившаяся архитектура нераспространения умышленно ставится под удар.

  • Между реформами и коллапсом

    Отношения мусульманского сообщества и Запада подвергаются решающему, в каком-то смысле последнему испытанию. К настоящему диалогу цивилизаций мир подступает только сейчас. Суть такого диалога состоит в ответе на конкретный вопрос: что мусульманское сообщество и ислам способны воспринять от Запада, не утрачивая при этом своей идентичности?

  • Неправильная война

    Пентагон заявляет о том, что иракская война знаменовала революцию в военном деле. Однако в российском оборонном ведомстве эту революцию стараются не замечать. Это объяснимо: непредвзятый анализ американских действий ставит под вопрос и существующие планы военного строительства в России, и концепцию армейской реформы, и значительную часть планов боевого использования Вооруженных сил.

  • Мировой капитализм: требуется ремонт

    Руководителей крупнейших мировых корпораций обвиняют в использовании служебного положения в целях личной выгоды. Доброе имя ведущих финансовых посредников ставится под сомнение из-за подозрений в злоупотреблениях. Финансовые отчеты корпораций – основа наших рынков капитала – вызывают недоверие. Что творится с мировым капитализмом?

  • Корпоративное управление: на пути к «российской модели»

    Цивилизованный рынок мирового уровня невозможен без энергичных шагов по совершенствованию корпоративного управления. Для России это критически важно – ведь отечественный бизнес за считанные годы должен преодолеть путь, который другие страны проходили столетиями. От способности компаний эффективно работать зависят не только развитие экономики и способность привлекать инвестиции, но и внешний имидж России в целом.

  • Соблазн особого пути

    Через десять лет Россия не станет настоящим «Западом». Но соблазн «особого пути», присущий части российской элиты, вряд ли окажется непреодолимым. Ведь в глобальном сообществе самоизоляция под лозунгом «самобытности» возможна только ценой окончательного отставания и выпадения из истории.

  • Великая малонаселенная держава

    Быстрые изменения демографической обстановки на планете бросают небывалый вызов всем государствам, но проблемы, стоящие перед Россией, страной с низкой рождаемостью и очень высокой смертностью, особенно остры. Их решение потребует коренного пересмотра многих традиционных представлений, но ни нация, ни ее лидеры к этому пока не готовы.

Еще больше материалов - на нашей странице
Все самое оперативное - в нашем twitter
Архив журнала
Выберите год
Выберите выпуск
журнала:
Колонка издателя

Куда идти и с кем идти

В новое десятилетие Россия вступает со значительными (так и хочется воскликнуть - блестящими) достижениями во внешней и оборонной политике, с изрядным запасом прочности. Но впереди вызовы и проблемы, опасные замедлением, а то и откатом.

Колонка редактора

Стабильность и перемены

На проходящем сейчас в Давосе юбилейном экономическом форуме (50 лет) заглавным гостем открытия был Дональд Трамп. Большую часть речи Трамп посвятил восхвалению своего президентства - как улучшилась жизнь американцев: экономический рост, занятость, налоги, доступность образования, медицины и пр. Президента США не смущало, что в зале собрались представители деловой и политической элиты всего мира, он обращался не к ним.


«Историческая память – еще одно пространство, где решаются политические задачи»

2020 год пройдет под знаком 75-летия окончания Второй мировой войны. В России Великая Победа – ключевое событие для формирования национальной идентичности, стержень внутри- и внешнеполитического нарратива. Между тем в Европе вовсю идет пересмотр оценок того исторического периода, причин и хода Второй мировой.

Украинское мелководье

Поначалу может показаться странным, что Украина – страна на задворках Европы – внезапно оказывается центром турбулентности американской внешней политики. Требование импичмента добавляет еще больше пикантности истории о попытках администрации Трампа увязать американскую помощь в обеспечении безопасности Украины с сотрудничеством этой страны в расследовании деятельности демократических противников Дональда Трампа...

Какой будет внешняя политика России в 2030 году

Прогноз – дело рискованное. Однако если глубинные тенденции развития страны и окружающего мира достаточно видны, их можно спроецировать в будущее и получить его довольно реалистичный набросок. Цель данного прогноза – схематично описать, каким будет внешнеполитический курс России в конце следующего десятилетия.

Внешняя политика всегда в центре импичмента

Импичмент в отношении президента США всегда связан с внутренней политикой. Процедура импичмента Билла Клинтона началась из-за лжи по поводу сексуальных домогательств. Ричард Никсон ушел в отставку, чтобы избежать импичмента после Уотергейтского скандала...

Дальний Восток в зеркале Азии: взгляд из Индии

Индия и Россия традиционно имеют общие взгляды на геополитический баланс сил в Евразии.

Развитие российского Дальнего Востока: взгляд из Кореи

Дальний Восток — это зона соприкосновения корейской «Новой северной политики» и российской стратегии поворота на Восток. Развитие Дальнего Востока не только содействовало бы двустороннему сотрудничеству, но и заложило бы фундамент для будущей объединённой Кореи.