№ 5 Сентябрь/Октябрь 2008
  • Поворот руля

    (1)

    Этот номер журнала был уже практически сверстан, когда пришлось отложить почти все подготовленные материалы и начать работу заново.

  • Куда идет наш мир?

    (18)

    В ближайшей перспективе придется считаться с государствами и их узкокорыстными интересами, чтобы не сорваться в пропасть. Выверяя каждый шаг, нужно стремиться к политике непричинения зла. Иначе мы окончательно заблудимся и погибнем.

  • Шестнадцать потерянных лет

    (2)

    Крупнейший вызов, с которым мы сталкиваемся, заключается в необходимости создать поистине представительную структуру мирового управления, отражающую глобальные реалии и обеспечивающую справедливый баланс влияния. На протяжении двух сроков Билла Клинтона и двух сроков Джорджа Буша шагов к созданию такой системы, способной интегрировать Россию, Китай и Индию, сделано не было.

  • Шанс, которым не воспользовались

    (2)

    Мир сегодня находится на расстоянии световых лет от горбачёвской эпохи с характерными для нее оптимистическим видением и «новым политическим мышлением». Обещанная стабильность международных отношений не наступила, и самым распространенным способом решения конфликтов остается сила.

  • Война в Грузии и век «реальной силы»

    (11)

    Сейчас не американский век, не западный век и не конец истории. Это по-прежнему время, когда противоборствующие национальные ценности и амбиции так же важны, как и в прошлом. Предстоящий период по-прежнему будет отмечен не только международной напряженностью, но и локальными конфликтами с применением силы, а также угрозами со стороны негосударственных акторов.

  • Смена парадигмы

    (5)

    Переход от политкорректного выяснения отношений к действиям конфронтационного характера назревал давно. Признав Абхазию и Южную Осетию, Россия показала Западу, что навязываемая ей модель партнерства, построенная на лицемерии и двусмысленностях, не может дальше работать.

  • 11 сентября наоборот

    (1)

    Дальнейшее развитие России невозможно без мощного проекта по борьбе с коррупцией. Новая холодная война со стороны Запада будет вестись под лозунгами противодействия «российской мафии». И это надо использовать как повод для самоочищения и начала собственной операции «Чистые руки».

  • Война с неизвестной целью

    (15)

    Действия грузинской стороны во время боевых действий представляются странными и нерациональными, если исходить из того, что Тбилиси хотел одержать победу. Но если предположить, что истинной мотивацией служило спровоцировать полномасштабный конфликт Москвы с внешним миром, все встает на свои места.

  • Новый шанс на лидерство

    (2)

    Статус России как одной из великих держав неотделим от постсоветского пространства. Оно является оплотом реального стратегического влияния Москвы в мире, единственным живым остатком некогда могущественного Союза и, в конце концов, шансом России на мировое возрождение.

  • Конец многовекторности

    Многовекторная дипломатия, принцип которой на протяжении долгого времени исповедовали все государства СНГ, больше не приносит желаемых результатов. Игра на противоречиях крупных игроков хороша, пока все участники партии следуют общим правилам. В противном случае она опасна.

  • Региональные конфликты: перезагрузка

    Создан прецедент перекройки границ бывших союзных республик СССР. То, на чем держался постсоветский мир начиная с декабря 1991 года, рухнуло. На карте бывшего Советского Союза появились два новых государства. И доводы о том, что они, мол, признаны только Россией, по сути, ничего не меняют.

  • Нация-государство или государство-нация?

    (4)

    Продолжение украинизаторской политики будет способствовать росту и без того усилившегося дискомфорта восьми миллионов русских и создавать новые возможности для углубления ирредентизма. Если политическая мобилизация русских граждан Украины выльется в создание «русской» партии, то Киев столкнется с трудной проблемой.

  • Россия одна навсегда?

    (2)

    Внешняя политика Москвы основана на идее державничества: либо Россия – великая держава, либо она полный ноль. В основу курса на мировой арене положены постимпериалистические и националистические интересы. Президент Дмитрий Медведев и его премьер-министр выбрали гордое одиночество.

  • Путешествие в разных лодках

    Взаимоотношения России и Соединенных Штатов приобретают новое качество. Москва и Вашингтон могут сотрудничать по отдельным частным вопросам, но стратегически каждый сам по себе – точно не в одной лодке. Каждый сел в свою.

  • Взгляд поверх геополитических баталий

    (2)

    Если придерживаться реалистичного взгляда на вещи, то следует констатировать: в отношениях между Россией и США сотрудничество соседствует с соперничеством, что для любых двух крупных держав в порядке вещей. Нормальные отношения на основе уважения – это все, что нужно, чтобы попытаться справиться с задачами, которые стоят перед обеими странами.

  • Подъем Китая и будущее Запада

    (6)

    Подъем КНР неизбежно приведет к завершению однополярного момента Соединенных Штатов. Но это не обязательно является альтернативой между насильственной борьбой за власть и свержением западной системы. Возглавляемое США международное устройство может сохранить доминирующее положение и после того, как интегрирует усилившийся Китай, но только в том случае, если Вашингтон немедленно приступит к укреплению существующего либерального порядка.

  • Партнерство равных

    Пекин не стремится брать на себя бОльшую ответственность за мировую экономику. Чтобы подвигнуть Китай к поведению, которое отвечало бы всеобщим интересам, Вашингтон должен обратиться к нему с предложением разделить глобальное экономическое лидерство.

  • Многополярная гегемония

    Почти одновременное появление публикаций в США и Китае на тему «партнерства равных» и «совместного господства» указывает на возможность создания новых альянсов, способных изменить расстановку сил в глобальном масштабе.

  • Новая холодная война

    (179)

    Главная цель игры, которую навязывают России, – сорвать модернизацию страны. Поэтому во что бы то ни стало нужно сохранять и приумножать личные свободы граждан, расширять поле их политических свобод, делать экономику более эффективной, борясь с коррупцией и бюрократизацией.

  • Пределы рационального выбора

    (5)

    Америка ставит Европу перед необходимостью все более сложных решений.
    По мере того как несостоявшийся гегемон теряет абсолютное превосходство, он делает всё более резкие движения ради сохранения контроля над ключевыми странами и регионами.

Еще больше материалов - на нашей странице
Все самое оперативное - в нашем twitter
Архив журнала
Выберите год
Выберите выпуск
журнала:
Колонка издателя

«Горбатого могила исправит»

Переговоры нужно вести только в том случае, когда это выгодно и ведёт к какому-то результату. А в некоторых случаях диалог вообще не нужен. Одно дело — переговоры с натовскими военными: они нужны, чтобы избежать случайного конфликта. Но меня удивляет, что многие в нашей элите призывают к возобновлению политического диалога с НАТО. Зачем?

Колонка редактора

Не посредники, а участники

Новое состояние международных отношений заставляет пересматривать многие привычные понятия. На двух крупных международных форумах в последние дни - Мюнхенская конференция по безопасности и Ближневосточный диалог клуба "Валдай" - участники постоянно возвращались к теме посредников. Естественно, прежде всего в контексте как раз Ближнего Востока, где одновременно разворачивается целый веер переплетенных друг с другом конфликтов.


Вспышка коронавируса в Китае и ее последствия

Коронавирус – наиболее серьезное испытание для здравоохранения Китая после появления вируса атипичной пневмонии в 2003 году. Коронавирус вызвал большую обеспокоенность международного сообщества. Некоторые страны активно помогают Китаю преодолевать трудности, а некоторые – не только стоят в стороне, но даже клевещут, чтобы вызвать панику. В данный момент страх и паника хуже, чем сами вирусы.

«Историческая память – еще одно пространство, где решаются политические задачи»

2020 год пройдет под знаком 75-летия окончания Второй мировой войны. В России Великая Победа – ключевое событие для формирования национальной идентичности, стержень внутри- и внешнеполитического нарратива. Между тем в Европе вовсю идет пересмотр оценок того исторического периода, причин и хода Второй мировой.

Украинское мелководье

Поначалу может показаться странным, что Украина – страна на задворках Европы – внезапно оказывается центром турбулентности американской внешней политики. Требование импичмента добавляет еще больше пикантности истории о попытках администрации Трампа увязать американскую помощь в обеспечении безопасности Украины с сотрудничеством этой страны в расследовании деятельности демократических противников Дональда Трампа...

Какой будет внешняя политика России в 2030 году

Прогноз – дело рискованное. Однако если глубинные тенденции развития страны и окружающего мира достаточно видны, их можно спроецировать в будущее и получить его довольно реалистичный набросок. Цель данного прогноза – схематично описать, каким будет внешнеполитический курс России в конце следующего десятилетия.

Дальний Восток в зеркале Азии: взгляд из Индии

Индия и Россия традиционно имеют общие взгляды на геополитический баланс сил в Евразии.

Развитие российского Дальнего Востока: взгляд из Кореи

Дальний Восток — это зона соприкосновения корейской «Новой северной политики» и российской стратегии поворота на Восток. Развитие Дальнего Востока не только содействовало бы двустороннему сотрудничеству, но и заложило бы фундамент для будущей объединённой Кореи.